Общество

Общество
25 май, 2010 at 1:01 PM

Слово общество интересно тем, что имеет два полностью противоречащих друг другу значения. Это и максимальная группа людей, и это группа, отличная от всех по какому-то признаку. Например, «высшее общество» противопоставляется какому-то «обществу», которое по логике должно быть «низшим». И это при том, что «низшего» общества просто не существует.


В любом случае слово «общество» имеет два значения – широкое и узкое. И  эти значения по сути своей противоположны. А если посчитать еще и промежуточные «общества», то может найтись такая точка, где противоположности объединяются.
Без ограничения, без противопоставления тем, кто вне, общество вообще не рассмотреть. Хотя словом общество иногда обозначаются «почти все», общество все-таки противопоставляется внешнему миру, ограничивается. Итак, «ограниченное общество».
Это группа людей, располагающих системой связей – равноправной или иерархичной, приверженных одинаковым культурным, в том числе моральным принципам взаимодействия. Этого не достаточно, поскольку под это определение попадает любая организация. Общество – не организация. Различие можно установить в том, что организация выполняет узкий круг задач, а общество имеет отношения ко всем, во всяком случае к большинству задач группы. И среди этих задач есть одна, которую никогда не выполняет организация – это задача знакомства. В обществе люди знакомятся. В организациях такое тоже возможно, но только в том случае, если нет общества.
Общество – это группа. Но чтобы быть обществом, группа должна определиться – это группа людей, защищающих свое жизненное пространство, или это группа людей, желающих захватить жизненное пространство. Не может существовать общество, разделенное по вопросу жизненного пространства. Хотя бы потому, что жизненное пространство – самый главный вопрос жизни. И смерти тоже.
Для общества можно выстроить следующую иерархию смыслов.
Смысл – общество  как система борьбы за жизненное пространство, за захват или за защиту. Политическая активность обычно проходит именно через общества. Вне системы обществ возможна только популистская политика.
Смысл – общество как система безопасности своих участников. Более сложные структуры – не факт, но как правило более эффективны в борьбе за ресурсы.
Смысл – общество как система исследования смыслов, идей, проектов
Смысл – общество как система знакомства.
Общество имеет собственную иерархию, и потому очень плохо совместимо с какими-либо внешними иерархиями.
Общество имеет свою культуру, которая служит в том числе и задачам идентификации, при приеме в члены общества также. Почему люди должны поддерживать свой культурный уровень? Первое. Знание опасности (передела или защиты пространства) побуждает к повышению культурного уровня. Второе. Культурный уровень – это критерий человека, и это отсекающий барьер, граница. Выше уровня – наши, ниже – уже не совсем наши. Третье – чтобы быть интересными другим людям, чтобы поддерживать общение. К элементам поддержки культуры в обществе относятся книги, журналы, фильмы, другие культурные события, являющиеся обязательными для членов общества – так формируется культурная среда. Книги – это вообще культурные эталоны. Стихи тоже, но реже. И еще. Культура может очень неплохо заменять деньги. Не полностью, но значительно.
Общество имеет коммуникации с другими подобными обществами. Например, периодический бал или общие места посещения.
Общество обладает памятью. Оно помнит, кто что говорил и за что подписывался. Эта необходимость непосредственно связана с безопасностью. А поскольку общество обладает памятью, в нем возникает понятие репутации. И потому в обществе нужно давать ответ за свое поведение. Аморальность возможна только в пределах общества.
После этого можно решать вопрос с обществом, которое «почти все». Это просто сумма обществ, объединенных одной задачей, как правило однозначной, конкретной и ограниченной во времени. Потому такое общество иногда называют со-обществом. Например, «демократическое сообщество».
Современная Россия – страна умирающих и распадающихся обществ.
Минкин:
Пресса сделала все. Общество не сделало ничего. В октябре 1994-го на похороны Холодова пришли десятки тысяч. В октябре 2006-го на похороны Политковской пришло две тысячи. (А жителей в Москве за эти годы стало на два миллиона больше.) Грубо говоря, общество за 10 лет уменьшилось в 10-15 раз. Оно не в состоянии выполнять свои обязанности. Это моральный дефолт.
Вся статья http://www.mk.ru/social/article/2008/10/19/17318-smert-v-odinochku.html

Демократическое движение со стотысячными митингами имело место в 1989-90 гг. Было общество. Были книги – от «Архипелаг Гулаг» до «Дети Арбата». Были журналы. И было желание передела жизненного пространства, которое, правда, явно не заявлялось, но подразумевалось во всем.
«Демократическое общество» схлопнулось. А нет ли в этом роли Ходорковского и Бахминой? И не виноват ли в этом Чубайс? Все было потеряно раньше. Жизненное пространство и культура. Националисты могут не радоваться – у них то же самое, но посильнее, почти до ноля. А потому что им тоже нужно было помнить и про жизненное пространство, и про культурную составляющую. Почему «правый движ» в принципе не мог существовать? А потому что он разделен по вопросу жизненного пространства. Когда одни пьют под забором, а другие в Европе, очень трудно договариваться.
На смену обществам, на освободившееся пустое место пытаются выйти организации. Например, в последнее время было замечено, что женщины чаще появляются в различных организациях – например, фанатских или ролевых. Но организации не могут заменить общества. Уровень сложности нужен на порядок выше.
Эффективные организации могут возникать только на почве общества. Но интересно – в России нет именно интеллектуального общества. Пока не будет общества – в России ничего политического не будет. Ни партий, ни действий.

Advertisements

7 thoughts on “Общество

  1. Pingback: Как мы будем мерить черепа « zitcom

  2. Pingback: Моральный кодекс | zitcom

  3. rhizome

    В течение многих веков общественное мнение, как инструмент общественной морали, цепями и веригами держало отдельных индивидуумов в “рамках”. Люди из страха быть “опозоренными” кончали жизнь самоубийством, уходили на смертельно опасные задания и дела, меняли имена, убегали, прятались, или бесконечно стрдали.

    И вот сегодня вериги пали, их больше нет. Дэвид Кэмерон ебет мертвую свинью, Н. Рыжков дрочит на партийную программу, Дмитрий Анатолич пишет программные статьи в “РГ””. Русские убивают русских в Украине. Жиголо гордтся тем, что они жиголо. Всякие “секты” жрут людей, как ритуально, так и просто из гстрономии. В Дании убивают дельфинов.

    Уже нет никаких запретов. Ничем не удивишь. Общественное мнение будет терпеть что угодно, какие угодно выхлопы Жирика или прикиды Зю.
    http://avvakoum.livejournal.com/1540125.html

    Reply
  4. Anonymous

    Лев Гудков: надежды на то, что с молодым поколением все изменится, оказались нашими иллюзиями

    «…Каждый народ заслуживает ту власть, которую он готов терпеть. Так вас больше устраивает? Вся проблема нашего общества в том, что при очень высоком уровне недовольства властью, власть или политическая система гораздо лучше организована, сплочена, она использует инструменты принуждения и прочее. Несмотря на очень высокий уровень недовольства, готовности к протестам и прочее, это аморфное, разлитое недовольство. Здесь нет организации. И если уже говорить о репрессивной политике нашей власти, она направлена на то, чтобы разрывать межгрупповые и социальные связи, не допускать консолидации гражданского общества, любых форм организации, в которых она видит противников, опасность, оппонентов. Отсюда, собственно, после массовых протестов вся серия репрессивных законов. Причем это касается как экологии, благотворительных организаций, исследовательских центров, всего, что хотите. Сейчас уже не приходится говорить о тоталитарном режиме, но условием такого централизованного репрессивного режима является поддержание общества в состоянии фрагментированном, в состоянии атомарности, такой вот плазмы, если хотите. Не дать возможности самоорганизации, консолидации. Потому что консолидация всегда строится на признании и утверждении, что мы значимы, мы чем-то ценны: будь то религиозные интересы и идеи, будь то гражданские чувства, будь то интерес к науке и прочее…»
    http://www.forbes.ru/mneniya/324693-lev-gudkov-nadezhdy-na-chto-s-molodym-pokoleniem-vse-izmenitsya-okazalis-nashimi-illy?page=0,0

    Reply
  5. Крот

    За свою жизнь я понял, что трудно вообразить нечто более отвлечённое и наивное, нежели памятная cоветская дискуссия о роли масс и личностей в истории. Миром правят не массы и не личности, им правят структуры. Государства, династии, церкви, ордена, ложи, преступные синдикаты, банковские дома, торговые компании и промышленные корпорации… включая фармакологические концерны. Они-тo и творят историю.
    http://bohemicus.livejournal.com/115310.html

    Reply
  6. Крот

    В результате какой-нибудь Иран стоит неколебимо по сей день, а огромный Союз вдруг начинает расползаться, подобно несвежему трупу зомби. Что в нем было таким слабым, таким ничтожным, что столь ничтожна и унизительна была его кончина? ОБЩЕСТВО. Общество было слабым и ничтожным. Социальная машина в позднем Союзе напоминала детский трехколесный велосипед с педальками.
    Большевики, в силу неопытности и непонимания, совершили страшную ошибку — усиливая внешние атрибуты государственного могущества, они всеми силами ослабляли самое общество. (Типа, для достижения контроля).
    Однако, государство и его атрибуты типа армии или экономики — это лишь внешний панцирь, оболочка, скорлупа. Бесполезные и беспомощные, если слаб сам общественный организм. А организм этот они задушили собственными руками. Вот так мнящие себя защитниками Родины незаметно для себя превратились в ее могильщиков.
    http://greenorc.livejournal.com/935865.html

    Reply
  7. Anonymous

    На этом можно было бы и успокоиться, если бы сетования не отсутствие русского общества не были общим местом задолго до 1917 г. Например, в 1874 г. генерал и яркий публицист Р.А. Фадеев писал: «Мы покуда только государство, а не общество… Недостаток гражданской доблести, вялость в исполнении своих обязанностей и равнодушие к общему делу, в которых мы постоянно себя упрекаем, происходят, в сущности, от бессвязности между людьми. Немудрено быть гражданином там, где человек видит перед собою возможность осуществить всякое хорошее намерение; но нужна непомерная, чрезвычайно редкая энергия, чтобы тратить силы при малой надежде на успех. Это чувство одиночества, действующее очень долго, повлияло, конечно, и на склад русского человека, сделало его относительно равнодушным к общественному делу, лишило веры в себя… Невозможно вылечиться от равнодушия, пока продолжается обстановка, его создавшая… Государство, населенное восемьюдесятью миллионами бессвязных единиц, представляет для общественной деятельности не более силы, чем сколько ее заключается в каждой отдельной единице… В таком состоянии, при отсутствии общественной организации, ни умственная, ни деятельная жизнь России не сложится не только в пятнадцать, но и в полтораста лет; сухой песок никогда не срастется сам собой в камень». Не правда ли, вполне современно звучит?
    http://rueuro.ru/item/12-natsiya-ili-sluzhilyj-narod

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s