Философия массы и революции – 3

0_69488_cef0c114_XL

Философия массы и революции – 3

Ги Дебор, Путин и наказание невиновных

1.

Пути проникновения зарубежных интеллектуалов в Россию неисповедимы. Почему именно одни попали и стали популярными, а другие нет? Так сложилось, а почему – разобрать можно, но смысл?..

«Общество спектакля» – это Ги Дебор. Ги Дебор – это «Общество спектакля». Все просто. Это все, что достаточно знать. Даже то, что Ги Дебор был марксистом и леваком, не столь важно.

В любой книге можно найти что-то полезное. Если хорошо поискать.

Главное, это, естественно, спектакль.

отныне существует спектакль – организация, призванная на защиту существующего порядка; отныне видимость господствует в обществе, и теперь уже никакой “главный вопрос” не может быть поставлен “честно и откровенно”
Идея понятна? А если «организация» заменить на «система»?


Да, спектакли делятся на концентрированные, диффузные и т.д и т.п… И что из этого?

Идею можно представить иначе. Правящие классы создают ложную реальность с ложными ценностями. Масса верит в эту ложную реальность с ложными ценностями, потому что так ей комфортнее, меньше энергии тратится. И это сохраняет существующее положение вещей.

Тоталитарное бюрократическое общество живет в вечном настоящем, где все, что случается, существует только как подлежащее его надзору пространство.
Вторая честь фразы лишняя. Краткость, все-таки, сестра таланта.

Эта ложная реальность описана многократно. Она называется «гиперреальность» у Бодрийяра, она описана у Пелевина в «Поколение Пи», она описана у меня в «Заговоре» как «Экран» в одноименной главе. Можно найти еще множество описаний.

...и теперь уже никакой “главный вопрос” не может быть поставлен “честно и откровенно”..

А это уже важнее. В мире спектакля любой «главный вопрос», или лозунг может быть украден. Но это теоретически. И это уже повод подумать над тем лозунгом, который украден быть не может.

Впрочем, было и раньше:
Весь мир – театр, и люди в нем – актеры.

На самом деле не весь и не все. Описание спектакля может быть частью спектакля, а может и не быть частью спектакля.

Анализируя спектакль, мы в какой-то мере говорим самим языком спектакля, тем самым переходя на методологическую территорию того общества, которое и выражает себя в спектакле.

Найти ошибки У Ги Дебора может только очень внимательный специалист. Выявить, где марксистские задвиги, где немарксистские, а где беспочвенный идеализм или игра словами – сложно. Да и не нужно для практической цели. И тогда что такое Ги Дебор? Это набор лозунгов. Прочитать его можно, благо что короткий, но вряд ли стоит.

…задачей пролетариата как революционного класса должно стать сознательное оперирование всей полнотой реальности данного мира…
Любой лозунг может быть украден. Воруйте, граждане, воруйте.

2.

Итак, главное направление борьбы – это борьба за реальность. За то, чтобы оперировать всей ее полнотой. Тогда спектакли, в том числе и глобальный спектакль – гиперрреальность, и политический спектакль – экран, и оппозиционный спектакль-балаган рассеются.

Оно надо? Кому-то – нет, кому-то – да. Цель все-таки определяет реальность.

Путь к реальности начинается с реального вопроса: «Где мой айфон (портвейн, работа, квартира, машина, вертолет)» Если это невозможно сразу, то тогда можно ставить условия, например, как в согласии с правилами общества все перечисленное можно получить?

Сыграй в игру «алкоголик»! Собери сто виртуальных пивных банок и получи виртуальную бутылку портвейна!

Подделки, в том числе и товарные, и идейные, они обычно где-то в середине сложности. Простую вещь подделать сложно. К бумажно-соевой колбасе вроде привыкли, а вот к паленой водке – как-то никак. Очень сложную тоже подделать сложно. Самолеты многие хотят подделывать, но не особо получается. И потому логично предположить, что в борьбе за реальность имеют перспективы вещи очень простые и очень сложные. И когда эти вещи сомкнутся, середина тоже будет реальностью захвачена.

Естественно, и общеизвестно, что доллары – это пустые бумажки, ничем не обеспеченные и ничего не стоящие, но потерять пару сотен было бы очень дискомфортно. «Пустые, ничем не обеспеченные бумажки» – это спектакль. Дискомфорт от потери пары сотен – это реальность.
– Абрам, я дала маху…
– Дала Маху? Сара, как ты могла, наши семейные ценности, наша мораль и нравственность…
– Ты не понял, Абрам, я потеряла 5 рублей.
– Уж лучше бы ты дала Маху…

Нужно уметь различать спектакли. В спектакле низкого уровня доллар это ценность. В спектакле высшего уровня доллар действительно не обеспечен реальными активами.

Сложно?
– А что же все-таки не спектакль? – спросили у Ги Дебора.
Ги Дебор подумал и застрелился.

Одна из задач спектакля – так загадить людям мозги, чтобы люди не понимали, чего они хотят и как этого добиться. Первое главнее, но и второе тоже неплохо. Задача спектакля – сделать людей безопасными для режима.

Борьба за реальность начинается с маленького плацдарма реальности, к которому затем присоединяются следующие, не столь явные понятия-территории. Но чтобы контролировать этот процесс снова не впасть в спектакль, нужны путеводные идеи.

3.

… желающие действительно поколебать существующий общественный строй, должны сформулировать теорию, фундаментально разъясняющую его устройство; или, по меньшей мере, дать ему удовлетворительное объяснение.

Теория в данном контексте – это идеология. Идеология подразумевает не просто существование идей, но и их борьбу.
– Пролетариат требует…
– Не существует никакого пролетариата!

Но борьбы идей нет. Есть борьба лозунгов. Лозунги плавают в спектакле. И естественно, из борьбы лозунгов происходит спектакль. Идея так или иначе содержит в себе реальность, как минимум потому, что она сложна, и она становится еще сложнее, когда сталкивается с идейной критикой. Если идея не содержит в себе элементов реальности, при соприкосновении с критикой она рассыпается.

– Путин, уйди!
– А вот не уйду! Сами уйдите! С газона.

И весь разговор, можно идти домой. Потому что «Путин, уйди» – это не идея. Это тот самый лозунг, нужный как раз Путину, чтобы на него эффективно отвечать.

Войны идей опасны для режима, потому что они так или иначе вытаскивают на свет реальность. А после того, как реальность вылезает, она формирует достаточно жесткие лозунги, например:
Достойной работы нет, достойного жилья нет!

Да, в оппозиции есть кураторы, есть сотрудники спецслужб, которые идейные процессы пресекают. Но если бы рядовые оппозиционеры были сторонниками идей, все усилия по пресечению бы провалились. Есть социальные сети, где спецслужбы не властны. Но тогда идейной цензурой начинают заниматься рядовые оппозиционеры.

Россия это концлагерь для идей в первую очередь, для людей – только во вторую.
– Требуем рассинхронизации процесса межличностного абстрагирования!!! Путин, прими меры!

Если бы три месяца назад оппозиция вышла бы с реальными лозунгами, требующими реальных вещей, и подкрепленными реальными идеями, например, надерганными из того же ЗИТ.КОМ, сейчас бы Россия была бы другой страной.
Но это невозможно.
Потому что то, что обречено, должно умереть.
Да, ответить на вопрос «Почему вы не хотите, чтобы мы обеспечили трудящихся достойной работой и достойным жильем?», очень сложно.

А столкнуться с реальностью еще сложнее. Лозунг «Путин – законный президент дегенеративно-рефлексоидной массы» вообще не имеет антилозунга. Здесь не скажешь: «Сами уйдите».

Правда известна. Правда не располагает к дискуссии. Где произносится правда – дискуссия заканчивается. И начинается реальность. Айфон, портвейн, работа и жилье прилагаются.

А тот, кто заявляет о своем единстве с массой, будет жрать с нею из одного корыта. Путинизм.

И конкретная жизнь каждого вырождается в умозрительный космос.

4.

Власть тоталитарно-идеологического класса означает также и власть перевёрнутого мира: чем она сильнее, тем настойчивее она утверждает, будто её не существует,…
А как будет наоборот?

А вот Путин вроде бы существует. Бандерлогами обзывается. Во всяком случае, оппозиция в него верит.
Санта –Путина, 2000 серий. Путин как член семьи. Пуссириоты против путтириотов. Путин – бог оппозиционеров. Ненависть переходит в патологическую любовь, а любовь переходит в патологическую ненависть. Это ведь спектакль.

Путин бессмертен, потому что всегда генерируется заново.

Как только оппозиционеры становятся массой оппозиционеров, Путин генерируется снова.

Просто потому, что Путин есть сублимация подсознательного массы.
Его так подбирали, с таким расчетом.

Спектакль – это материальная реконструкция религиозной иллюзии.

Хочет ли Путин играть роль бога, никому не интересно. Зрители требуют.

У Путина могут быть маленькие желания, но воли у него быть не может. Потому что он проекция фактически всех присутствующих в стране сил, он их равнодействующая, их проявление – а у проявления не может быть воли. Равнодействующая сил равна нулю.
Режим есть система, и он несубъектен, вплоть до несубъектности каждого конкретного человека режима.
Режим – это не скромный полковник, это тысячи скромных полковников, это масса скромных полковников. И оппозиционеров.

Для реальности совершенно не важно, кто будет во главе революции – Путин или Лимонов.

То, что выставляется напоказ в спектакле – не важно. Выставляется напоказ Путин. Это повод задуматься.
Требовать у Путина?

Требовать реальность у режима бесполезно – у режима ее нет.
У режима есть спектакль. У оппозиции тоже.

Масса – она масса потребителей. Масса потребителей рассматривает все как спектакль и как товар. Революцию в том числе. Она не выражает интересов, поскольку интересы из нее выхолощены, как элемент опасной реальности. А без выражения интересов она интересна только как товар, как потребляемое, как ништяк или гаджет, и потому, естественно, эта революция продвигается в массы чисто товарными рекламными методами. Шарики, шарфики. Денег не хватит. На остальное.

Утилизация массы неизбежна.
Потому что утилизация массе имманентна.
Масса не любит говорить о неизбежности утилизации.
Масса любит спектакль.
Она получила спектакль.
Она получила выражение своих не сознательных, но подсознательных стремлений.
Чтобы не получать спектакль, нужно не быть массой.

Спектакль нельзя понимать ни как злоупотребление неким миром визуальности, ни как продукт массированного распространения образов. Скорее, это мировоззрение, …, ставшее действенным и выраженным материально.
Мировоззрение массы.
Гидра коррупции из тряпок не кусается. Но выглядит пугающе.

Это закономерная эволюция спектакля. Трагедия-драма-мелодрама-комедия-фарс-водевиль-цирк. Чем примитивнее тем ближе к массе, усваивается лучшеragnarok_2017

Все время слышно – там посадили по ложному обвинению, того посадили… Зачем режим сажает невиновных? Для поддержания спектакля в общем и симулякра «борьба с режимом» в частности. Борьба с режимом не ведется, а симулякр нужно поддерживать. Поэтому его и поддерживают реальными посадками. Но поскольку борьба с режимом не настоящая, сидеть соответственно должны невиновные.

Если все-таки найти настоящих противников режима и их посадить, это привнесет в спектакль элемент реальности. А это самое опасное для него. Зрители могут на сцену полезть.

5.
В авангарде любой борьбы находится идея, а идея вырабатывается свободной мыслью.

Без идей площади не нужны. Без идей на них ничего не добиться, кроме посадок.

Массе присущи враждебность проявлениям мысли, враждебность идеям. Это присутствует у представителей массы и одинаково присутствует у защитников режима и у борцов с режимом. Но без идейной победы победа над режимом вообще невозможна. Это касается почти любой победы в любой войне. Как минимум потому, что победе обязательно предшествует идея победы.

Если посмотреть на действия всех противников режима, то можно заметить, что главное, с чем они борются – это с идеями. Лозунги – можно. Переливание из пустого в порожнее – можно. Идеи – нельзя. Любой блог борца с режимом – это маленький блокиратор идей. А критиковать массу вообще нельзя, масса– святое. А на святости массы не то что идеи – мысль блокируется.

– Граждане несогласные, а кто у вас думает?
– Все!
– Что, и собачка тоже?

Первый эшелон защиты режима состоит из борцов с режимом. Это множество честных людей, которые действительно враждебно относятся к режиму, которые выходят на площади бороться с режимом, которые подвергаются преследованиям, которые сидят в тюрьмах по политическим мотивам. Это не госдеповско-кремлевская агентура – это именно честные люди. Агентура – это второй уровень.

Эта оппозиция защищает Путина лучше любого омона.
Чтобы атаковать режим, нужно сначала пробиться через ряды оппозиции.

Когда масса демонстрантов сталкивается с массой омона – победит все равно масса. А победа массы – это победа режима массы и просто победа режима.

Оккупай!
Фундаментально тавтологический характер спектакля вытекает из того простого факта, что его средства представляют собой в то же время и его цель.
Оккупай!

Лучшая защита режима – это не омон. Это спектакль. Стратегия, несогласные, оккупай – все это движения в поддержку Путина. Это его спектакль. И закономерно, что все заканчивается Абаем – а где еще может закончиться спектакль, превращенный во фрик-шоу? Или в фонтане, например.

Внешний характер спектакля по отношению к человеку действующему проявляется в том, что его собственные поступки принадлежат уже не ему самому, но другому – тому, кто ему их представляет.

Проломить первый уровень обороны режима – это самое сложное. На его страже действительно стоят честные люди. Второй, агентурный, будет несколько проще. Дальше режим останется голым. Омон не в счет.

45 thoughts on “Философия массы и революции – 3

  1. Pingback: Восстание против масс | zitcom

  2. Pingback: Непересекающиеся реальности | zitcom

  3. Pingback: ЗИТ.КОМ – революционный проект | zitcom

  4. Pingback: Еще раз про массу | zitcom

  5. Pingback: Никто ничего не позволит! | zitcom

  6. Anonymous

    Дорогие знайки, из поста в пост, я рекомендую вам НЕ ЗАНИМАТЬСЯ политикой.
    Любой человек, который занимается политикой в РФ, нами должен рассматриваться или как “козел провокатор”, или как “сливной бачок”.
    Есть, правда, еще одна категория людей, это могут быть просто идиоты, или люди неадекватные с нарушениями психики, или не адекватно воспринимающие мир.
    Никогда, и ни при каких условиях, не идите в политику и не занимайтесь, тем что называется “валить режим”.
    Прежде всего, потому что это никому не нужно.
    В мире нет заказчиков на то, чтобы “завалить режим в РФ”.
    Мировые кланы или элиты устраивает режим в РФ.
    Любые призывы выйти на баррикады, или любые призывы проявить принципиальность, это “заманухи и приманки” созданные самим режимом.
    Как “бойцы с режимом”, так и “охранители режима” – это все креатуры самого же режима.
    http://navigator011.livejournal.com/1716760.html

    Reply
  7. Anonymous

    Сидит ворона, держит сыр в клюве. Мимо лиса: “Ворона, на выборы пойдешь?” “Нет!” – каркает ворона, сыр выпадает, лиса с сыром убегает. “А что, – думает ворона, если б сказала “да”, что-то бы изменилось?”

    Reply
  8. Летописец

    Массы никогда не знали жажды истины. Они требуют иллюзий, без которых они не могут жить.
    Зигмунд Фрейд

    Reply
  9. sergeimorozov Post author

    О нём надо говорить именно так, сделав большую, торжественную паузу между словами. Без долженствующих эпитетов «пророк», «гений», «революционер» – самоубийца этого не любил. Сам Дебор называл себя стратегом и провёл закрытую, неточную жизнь, что до сих пор частично спасает автора от капитализации Спектаклем.
    Поэтому и говорить мы будем не столько о биографии Дебора, а о его простой, как кирпич, идее: «Все, что раньше переживалось непосредственно, теперь отстраняется в представление». Дебор назвал это Спектаклем. Впервые работа «Общество спектакля» вышла в 1967-ом, но всего через год стала самой востребованной книжкой восставших парижских студентов. Гораздо позднее Дебор написал: «При чтении этой книги необходимо иметь в виду, что она была написана с сознательным намерением нанести ущерб обществу спектакля. В ней ничего не было преувеличено».
    https://vk.com/wall-60854067_17760?w=wall-60854067_17760

    Reply
  10. sergeimorozov Post author

    Государство на поздней стадии своего развития — то есть тогда, когда оно уже полностью переварило народ и лишь притворяется, что действует по его поручению, — либо не убивает вообще, либо убивает избыточно. Ему приходится прибегать к сооружению плотин; но время от времени случаются наводнения.
    Право на убийство делегируется. Какой-нибудь евнух, который даже мухе не оторвал бы лапку, может, не поднимаясь из-за письменного стола, убить сколько угодно людей. Жертвы не виноваты (евнух — тоже). Приговор здесь уже ни при чем; здесь правит бал цифра. Боги же удаляются восвояси.
    Эрнст Юнгер «Эвмесвиль»

    Reply
  11. Anonymous

    Подумав,решил еще и сюда закинуть

    Да, главное — чтобы не остановились, не заскучали, не задумались. Бесконечное шоу, в котором обострения на фронте, террористические угрозы, аварии, задержания воров-губернаторов, танцы с покемонами в храме, дома на горке и дома у речки, полные кроссовок и уточек, расчлененка, выборы во Франции, борьба за допуск треш-певца на треш-конкурс, драки в прямом эфире на любую тему идут без пауз, вернее, малейшие паузы заполняются хакерской атакой на штаб марсиан, перехватом российских бульдозеров на Аляске или спором о том, является ли новейшим оружием ракета, разработанная в 1970-е годы, если ее трижды освятил митрополит, а все драгметаллы с контактов украли при производстве.
    https://snob.ru/selected/entry/124246

    Reply
  12. sergeimorozov Post author

    Типичное наказание невиновных:
    Бывшего директора Библиотеки украинской литературы Наталью Шарину признали виновной в “экстремизме” и растрате, приговорив к 4 годам заключения условно. Это абсолютно неправосудный приговор, единственный смысл которого – оправдать репрессии по отношению к Шариной и политический наезд на Библиотеку украинской литературы, совершенные почти два года назад. Конечно, в нынешних условиях полного развала судебной системы, Шариной могли дать и вполне реальный срок. В отличие от секты свидетелей путинской Оттепели я вполне это сознаю. К тому же Шарина и так провела под домашним арестом уже целый год и семь месяцев! Кому нужна была эта показательная порка? Очевидно, что это не обычный беспредел следователей и не происки “конкурентов”, а чистый и беспримесный политический заказ. У Шариной не пытались выманить деньги, она не представляла никакой общественной опасности, она не являлась ни губернатором, ни лидером оппозиции, а просто работала библиотекарем, никак не нарушая закон. Но, как выяснилось, работала она в библиотеке с “неправильным” названием, за что и была демонстративно наказана.
    http://philologist.livejournal.com/9356336.html

    Reply
  13. Нигилист

    Ты можешь поддерживать путинизм или быть против него, но и то и другое будет работать на систему. Очевидно, что дана команда уходить от управляемой «суверенной демократии» в сторону более развитых, западных форм. Но дело в том, что сам путинизм с трудом научился себя лишь воспроизводить, не меняя свою природу. Поэтому и взят курс на формировании мутантной вертикали власти.
    Открытая диктатура подавляющего меньшинства является контрпродуктивной утопией, но это никак не может уложиться в либеральный дискурс и, наверное, в среднестатистическую либеральную голову. Демшиза идёт по ложному следу. Её дискурс закольцован симулякрами (полицейское государство, Мордор, Путлер и так далее) более того, они ограничены в средствах самовыражения: устроить пикет, бурю в стакане интернета, — вот, собственно, весь набор. А вот система не ограничивает себя никакими шаблонами. То, что оппозиция, в том числе либеральная, насквозь маргинальна, устраивает всех, даже её саму.
    У либералов в оппозиции «ложная совесть» (антипутинизм головного мозга) заменяет все органы сразу, в том числе органы чувств и мозг. Поэтому на 98% либеральная оппозиционная повестка состоит из вбросов, провокаций, информационного мусора, мусорных шумов и самой нажористой и наглой дезинформации. Продуцируют это они сами или ведутся на кремлёвские разводки, что сути дела не меняет.
    http://rabkor.ru/columns/analysis/2017/04/21/post-modern-kremlin/

    Reply
  14. Голос из пустоты

    Спектакль отрицает законы формальной логики. Человеку остается только подражать увиденному, его богами становятся лица, действующие на сцене: «эксперты, журналисты, политики». Они разъясняют обывателю, что полезно на современном рынке. Однако, что бы ни выбрал зритель, все уже вписано в сценарий, в который включено не только настоящее, но вместе с ним прошлое и будущее.
    К такого рода опасностям относится все то, что не имело большого значения для человека еще несколько десятилетий назад: загрязнение мирового океана, вырубка лесов, голодающие страны третьего мира, терроризм и т.п. Все это не несет реальных угроз спектаклю, но позволяет создавать иллюзию деятельности, держащую человека в постоянном напряжении.Историческое, формально логическое, рациональное – все то, что помогает человеку найти смысл, опасно для спектакля, потому что смысл находится за его пределами, а значит, может уничтожить спектакль. Спектакль меняет понимание рационального, заменяя его на широкую или ограниченную рациональность, в которую уже либо включены элементы иррационального, либо исключена область смыслов.
    https://monocler.ru/obshhestvo-spektaklya/

    Reply
  15. Anonymous

    Система способна убить двух зайцев одним выстрелом заставляя своих оппонентов предлагать “конструктивные решения” для своих собственных кризисов. Фактически, ей необходимо определённое количество оппозиции, которая предупреждает её о проблемах, усиливает её само-рационализацию, позволяет ей опробовать инструменты контроля и даёт оправдания для введения новых форм контроля. Чрезвычайные меры безопасности неуловимо становятся стандартными процедурами, в то время как регламент, которому можно сопротивляться вводится только в ситуациях паники.
    Медленное, постоянное изнасилование человеческой личности всеми учреждениями отчуждённого общества, от школ и фабрик до рекламы и урбанизма, начинает казаться нормальным по мере того, как спектакль навязчиво фокусируется на сенсационных индивидуальных преступлениях, манипулируя людьми, погружая их в истерию законности и порядка.
    Кен Нэбб

    Reply
  16. Голос из пустоты

    Жюли Жербер. Левые в современной Франции

    “…несмотря на то, что Франция является родиной левого проекта, а большинство французских интеллектуалов – левые, осуществить антикапиталистическую революцию и построить подлинный социализм так и не удалось. Это можно сказать и обо всей Европе. На мой взгляд, это связано с тем, что капитализм слишком фундаментально аффектировал всю культуру, мировоззрение и систему отношений в нашем обществе. Власть капитала тотальна, поэтому он может нейтрализовать любого врага, превратив его в свой инструмент, а любую борьбу против в него в спектакль. Любопытно, что левый проект в той или иной мере воплотился в странах третьего мира, странах аграрных и традиционных, т.е. в тех, где капитализм был либо в неразвитой форме, либо отсутствовал вообще”.
    https://vk.com/wall-154681923_15

    Reply
  17. Его Божественная Тень

    И концертная программа у Путина такая, что позавидует любой российский артист. Разнообразные пресс-конференции, прямые линии и прочие посиделки – это те же концерты, транслируемые на всю страну.Участия в международных мероприятиях – это зарубежные концерты, мировые турне.И по телевизору Путина показывают чаще и больше, чем Филиппа Киркорова и других звезд российской эстрады.
    Путина раскрутили как эстрадного исполнителя.При этом вложили в раскрутку гораздо больше средств и эфирного времени, чем в раскрутку любого другого артиста. Отсюда и результат.
    Никакому Филиппу Киркорову не писали столько текстов, сколько писали Путину, проводя при этом дорогостоящие исследования общественного мнения и выявляя настроения зрителей. Никакого Билана не показывают так часто, как Путина – каждый день в каждом выпуске новостей по всем каналам.Никакая рок-группа в мире не строила таких декораций, которые строят для Путина, чтобы он выступал на их фоне.
    Ни один эстрадный исполнитель никогда не имел таких условий, которые имеет Путин, когда конкурентов практически не пускают в эфир.
    Да если бы какому-то артисту создали такие условия как Путину, если бы его показывали в 10 раз больше, чем всех остальных вместе взятых, а наиболее талантливых конкурентов вообще исключили бы из эфира, да еще и строили бы декорации к концертам стоимостью в миллионы (а порой и миллиарды) долларов – этот артист был бы не менее популярен, чем Путин.
    Вот собственно и весь секрет.
    Раскрутка, раскрутка и еще раз раскрутка.
    https://amfora.livejournal.com/599686.html

    Reply
  18. Дед Мороз

    Общество спектакля – это «вечное настоящее». В реальной жизни время, как важнейшая координата бытия, ощущается в движении «прошлое – настоящее – будущее». Настоящее понимается в неразрывной связи с прошлым и с ответственностью за будущее. Спектакль способен как бы «остановить» настоящее. Места для проявления воли человека при этом не остается, будущее запрограммировано режиссером. Как пишет Г. Дебор, это вечное настоящее «достигается посредством нескончаемой череды сообщений, которая идет по кругу от одной банальности к другой, но представленных с такой страстью, будто речь идет о важнейшем событии». Вспомним: семь лет Россия жила в спектакле, который назывался «здоровье Ельцина».
    https://vk.com/wall-55953069_6117

    Reply
  19. Дед Мороз

    Угроза наших дней — не пассивность, но псевдоактивность, требование «быть активным», «участвовать», прикрывать Ничтожество происходящего. Люди постоянно во что-то вмешиваются, «что-то делают», учёные принимают участие в бессмысленных дебатах и т. д. По-настоящему сложно отступить назад, отстраниться. Власть часто предпочитает диалог, участие, даже «критическое», молчанию — ей бы только вовлечь нас в «диалог», удостовериться, что наше зловещее молчание нарушено. И потому воздержание граждан от голосования есть подлинно политическое действие: оно властно ставит нас лицом к лицу с бессодержательностью современных демократий.

    Жижек Славой «О насилии»

    Reply
    1. Anonymous

      Фольклорные танцы в метро, бесчисленные кампании по повышению уровня безопасности, лозунг “Завтра я буду работать” сопровождающийся улыбкой, которая раньше предназначалась для досуга, – и реклама выборов комиссий по трудовым спорам: “Я никому не позволю выбирать за меня”, – гротескный лозунг, достойный короля Убю, такой выразительно фальшивый, в поддержку смехотворной свободы, свободы реализовывать социальное в самом его отрицании. Это не случайно, что реклама, после того как она долгое время была носителем скрытого ультиматума экономического типа, по сути, провозглашая и повторяя без усталости: “Я покупаю, я потребляю, я наслаждаюсь”,- повторяется сегодня в других формах: “Я голосую, я участвую, я присутствую, я проявляю заинтересованность”, – зеркало парадоксального глумления, зеркало индифферентности всякой общественной значимости.
      Бодрийяр

      Reply
  20. Anonymous

    Ну то есть ребята не просто вышли с митингом ,а смогли пройти маршем по центру города, при этом никого не задержали. Самая правильная тактика со стороны полиции, кстати говоря. Тут даже некому будет орать про кровавый режим. “Полное ощущение, что протестующие просто не понимают, куда им идти, раз полиция никого не задерживает”. – пишет Медуза в своей трансляции.
    https://macos.livejournal.com/1665945.html

    Reply
  21. Капитан Очевидность

    Остается последний вопрос: почему не гнобят настоящих политических врагов режЫма – всяких там знаковых либеральных кликуш и прочих нацпредателей? Главную причину я уже указал выше: репрессии ПО ПРАВИЛАМ не рождают иррационального страха, а просто заставляют навязываемые правила соблюдать. Бессистемная репрессивная политика рациональна еще по двум основаниям. Первое: гонения на знаковых фигур вызывают волну негодования на Западе, а кремляди на это очень даже не насрать, поскольку именно проклятому Западу путиноиды хотят впаривать все больше и больше газа, от объемов продажи которого напрямую зависит продолжительность их жизни. Негативное паблисити очень вредит бизнесу. Второе: собственно эти непосаженные кликуши и сеют страх в обществе, вопя про невинные жертвы кровавой гебни. Ведь мало прессануть за экстремизм никому не известную девочку Машу из Барнаула, надо, чтоб об этом узнала вся страна и содрогнулась в ужасе. Но ведь не Первый же канал станет этим заниматься? Вот для этого и потребны сотни и тысячи истерящих против власти видеоблогеров, инстаграмщиков, ЖиЖистов и прочий фейсбучный планктон, генерирующий сотни тысяч репостов. Реальной опасности для режЫма они пока не несут, но как разносчики страха, парализующего общество, очень даже полезны.
    https://kungurov.livejournal.com/210776.html

    Reply
    1. Anonymous

      Делаем демонстративно беспричинную инсценировку ареста простого человека, оказавшегося на митинге. Нарочито показательно задерживаем его ни за что и на ровном месте. Затем не менее нарочито даем ему 3,5 года тюрьмы. Далее запускаем пиар-кампанию по раскрутке истории, используя людей, которые у широких масс пользуются уважением: Галкины все эти, Агутины, Боярские и т.д. Чтобы уж точно, ВСЕ узнали об этой посадке — раскручиваем эту историю в эфире федеральных каналов.
      Естественно, дистанцируем несправедливую судебную систему подальше от власти (чтобы негатив невзначай на нее не перекинулся, ибо эти самые широкие слои населения до сих пор не смогли в голове выстроить логическую цепочку, в которой власть и суды с полицией и прокуратурой — единый организм), для чего все официальные чиновники от единоросов до прокуратуры начинают возмущаться приговором. Бинго! Дело сделано — тело брошено! А судья Криворучко — так, сакральная жертва. Самые широкие слои населения узнают о том, что если ты пришел на митинг или даже если оказался рядом, тебя могут реально посадить ни за что такие вот безумные судьи, как Криворучко.
      https://hueviebin1.livejournal.com/454046.html

      Reply
  22. sergeimorozov Post author

    За последние несколько недель борьба российских властей с экстремизмом вышла на новый уровень: силовики начали массово возбуждать дела по экстремистским статьям УК не против оппозиционных активистов, а против простых граждан, обывателей. Самым громким, но далеко не единственным случаем стал арест 18-летней Анны Павликовой (на момент ареста она была несовершеннолетней), которую Мосгорсуд оставил в СИЗО, несмотря на юный возраст и болезнь. Анну Павликову, 19-летнюю Марию Дубовик и еще несколько человек обвиняют в организации экстремистского сообщества – движения «Новое величие».
    https://carnegie.ru/commentary/77023

    Reply
  23. Капитан Очевидность

    Перуанский писатель и публицист, лауреат Нобелевской премии Марио Варгас Льоса рассказывает, как современная культура превратилась в шоу и как мы до этого докатились
    https://batenka.ru/explore/lectures/vargas-llosa/?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=peruanskiy-pisatel-i-publitsist–laureat&utm_content=14450006

    Reply
  24. Anonymous

    В современном дико перекрученном «clown world», или «мире клоунов» настоящим клоуном является не тот, кто смешно выглядит или умеет профессионально шутить, а тот, кто своей внешней напускной важностью и прочей благопристойной напыщенностью в итоге производит впечатление безнадежно устаревшей карикатуры на самого себя.
    В «мире клоунов» уже и так все предельно серьезно, ибо стеб как выворачивание смыслов реальности наизнанку демонстрирует то, что так долго скрывали от почтенной публики, а именно — пустоту. Разумеется, не в ее профанической буддисткой интерпретации, а в самой что ни на есть практической и политической. Именно отсюда и исходят абсолютно новые требования к политикам будущего, которое, вопреки всем пессимистическим прогнозам, уже наступило.
    https://www.gazeta.ru/comments/2019/06/08_a_12391003.shtml?fbclid=IwAR1A6N3XImbVmSjvHbga_SERnWkDdPQKffr3IYB2z_ltoewlyNT4n1Jbv4s&updated

    Reply
  25. Anonymous

    Пост-политика может реализовываться не только на примере руководителя государства, но и в других направлениях. Государство как и все другие политические институты постепенно превращается в симулякр, пародию. Оно как бы существует на формальном уровне, но на самом деле его фактически нет. Это всего лишь кино или спектакль. В постмодернистском мире партии и движения начинают выполняют роль симуляторов общественной деятельности, чья цель направлять энергию и ум активных граждан либо в пользу системы, либо во все тот же спектакль. Как в песне Бутусова: «Можно верить и в отсутствие веры, можно делать и отсутствие дела» Та же судьба в пост-обществе потребления ожидает религии, идеи и все остальное, что осталось от прежнего мира. Лишенные своих сакральных корней, они становятся безликими и вскоре исчезают. Таким образом, через ликвидацию главных функций политической деятельности, ликвидируется само понятие государства и политики. А нам оставляют лишь шоу под таким названием.
    https://vk.com/wall-166039184_1813

    Reply
  26. Anonymous

    Видный новозеландский общественный деятель доктор Керри Болтон, известный как последовательный сторонник геополитического альянса Австралии и Океании с Россией, Индией и Латинской Америкой, во многом наследует идеям едва ли не самого оригинального американского политического мыслителя ХХ века – Фрэнсиса Йоки, который нашел в себе силы перейти от ультраправого мировоззрения к поддержке Советского Союза, стран социалистического блока и арабского мира в борьбе против империализма США и Израиля. Йоки погиб от рук ЦРУ в 1960 году, но предвосхитил последующие события, в частности, учение Ги Дебора о концентированном и рассеянном «обществах зрелищ». Йоки показал, какими методами и чьими руками американская элита насаждает «мягкий тоталитаризм», культурную гегемонию либерализма и глобализма, чему не в состоянии сопротивляться «жесткие» социалистические режимы. Иными словами, Йоки вскрыл механизм осуществления культурной гегемонии буржуазии Запада (в терминологии Грамши), наряду с чисто военными и политическими механизмами «цветных революций», восходящих к троцкистским кругам в США. Данное исследование было написано Керри Болтоном в 2010 г.
    https://swamp-lynx.livejournal.com/390768.html

    Reply
  27. Anonymous

    Кунгуров кроет правду матку
    Надеюсь, теперь понятно, что те великовозрастные детишки, которые живут в палатках на Шиесе, бренчат на гитарках у костра и постят в Инстаграмме героические селфи, занимаются ерундой. Между гражданским активизмом и политической борьбой – гигантская пропасть, и чтобы прыгнуть через нее, нужна политическая воля, которой у холопов-рашкован нет, даже у недовольных. Я не говорю, что экологический активизм – это плохо. Но активизм, который выполняет исключительно роль свистка для выпуска пара недовольства – однозначное зло.То же самое можно сказать и о так называемых московских протестах, которые на поверку оказываются никакими не протестами, а банальным выплеском недовольства, не имеющим ни малейших последствий. Инфантильные дитяти бродили по бульварам или радостно скакали на рэп-концертах на Сахарова (во-во – это как раз их уровень), весело скандируя «Мы здесь власть! Допускай!». Казалось бы уж это-то точно можно отнести к политической повестке. Нет, политики здесь ровно ноль, это чисто правозащитная повестка. Несколько граждан столкнулись с нарушением своих пассивных избирательных прав. И протестуны требовали исключительно одного – реализации прав конкретных граждан участвовать в выборах. На этом – все. Кто был адресатом этих требований? Адресата не было. Какие ДЕЙСТВИЯ были предпринты недовольными в поддержку своих хотелок? Никаких!
    https://kungurov.livejournal.com/249143.html

    Reply
  28. Anonymous

    Но мы с тобою маргиналы, брат. Нас не наебать
    Митинг прошёл успешно: в концлагерь добавят кровать
    Возможность срать (Давно пора) и 5 оттенков робы
    Нехуй унывать, мы проиграли жизнь, а не корову
    Они продали твою смерть, и классовая борьба
    Продана с прилавка, как Харуки Мурака
    Спектакль навсегда, во все поля(с) Слава КПСС

    Reply
    1. Anonymous

      Следующий шаг — это конфискация не только униформы, а словаря, идеологии и самой энергетики протеста, потому что всё, поддающееся описанию и имитации, тоже относится к категории “форма”, а любую форму можно украсть и использовать.
      И теперь вожди бюрократии излучают дух свободы и энергетику протеста в сто раз качественней, чем это сделает любой из нас и все мы вместе. Корень подмены сегодня находится так глубоко, что некоторые даже готовы принять радикальный ислам — в надежде, что уж туда-то переодетая бюрократия не приползёт воровать и гадить.
      Наивные люди. Бюрократ освоил “коммунизм”, освоил “свободу”, он не только “ислам” освоит, но и любой древнемарсианский культ — потому что узурпировать власть с целью воровства можно в любой одежде и под любую песню.
      Пелевин

      Reply
  29. Anonymous

    С самого начала подъема поисковых систем в 1990-х мы живем в «Обществе запроса», которое недалеко ушло от «Общества спектакля» Ги Дебора. Этот ситуационистский анализ был сделан в 1960-е, на основе наблюдения за развивающимися кино-, теле- и рекламными индустриями. Главное отличие современности в том, что сегодня нас эксплицитно призывают к взаимодействию. К нам больше не обращаются как к анонимной массе пассивных потребителей, теперь мы «распределенные акторы», представленные на множестве каналов. Деборовская критика коммодификации уже не революционна. Консьюмеристские удовольствия настолько распространены, что превращаются во что-то вроде универсального человеческого права. Мы все любим товарный фетишизм и бренды, мы наслаждаемся гламуром, в котором живет на наши средства глобальный класс селебрити. Ни одно социальное движение и ни одна культурная практика, сколь угодно радикальная, не может избежать товарной логики. Для эпохи постспектакля не было выработано никакой стратегии поведения. Вместо этого мы беспокоимся по поводу конфиденциальности или того, что от нее осталось.
    https://admarginem.ru/2019/05/30/gert-lovink-kriticheskaya-teoriya-interneta-otryvok-iz-knigi/

    Reply
  30. Anonymous

    В эпоху, когда от крупных политических проектов остались кожа да кости, комики становятся президентами, президенты — комиками-миллиардерами с твиттером, а термин «постправда» стал частью повседневного языка, закономерно возникает вопрос: «Что, черт возьми, происходит?» Михаил Федорченко разбирается, как общество потребления поглотило своих создателей и превратило политику, экономику и повседневную жизнь в шоу без режиссеров.
    https://vk.com/wall-171948503_2745

    Reply
  31. Anonymous

    Так вот, тема такая. Настоящий сообщник и деловой партнер Путина – не менты, и не ватники, это просто его рабы, ресурс, топливо. И не “олигархи”, это его консервы, безропотные поросята на откорме. И даже не ФСБ, это просто смотрящие, аудиторы и контролеры. Может настоящий сообщник Путина – “Гражданское Общество”? Да, то самое, из учебников, и статей в википедии, можете посмотреть определение, хоть в кавычках хоть без кавычек. Подумайте над этим, пожалуйста, это не троллинг, и не провокация.
    Вот, кстати, посмотрите, феерический пример, как прекрасно проводят время и оппозиция и чиновники, и журналисты, сотни людей полны сознанием значимости и важности, хорошо одеты, сыты, ленивы, неторопливы, причем по рылам большинства ясно, что разговор с рылами невозможен, но спектакль идет и будет идти. 7 часов записи. Фейковые люди обсуждают фейковые процедуры фейковых выборов в фейковом государстве. Совместно имитируют то. что имитировать уже даже никому не нужно. Сколько нужно колхозников, чтобы прокормить эту пафосную шоблу. Они вместе, а не против друг друга, они создают процессинг, глобальный фейк.
    https://vk.com/wall-76705631_161617

    Reply
  32. Anonymous

    Мне приходилось общаться с людьми, которые были активистами 1968 года – за тем, что они делали, стояли большие смыслы, философия, литература. Точно так же, как большевики или народники дореволюционной России подводили под свои действия очень серьезную теоретическую базу. Сейчас ничего этого нет. Нынешним бунтарям даже не надо ничего читать. Есть понятие флешмоба. А что это такое? Это активность, вышедшая из компьютерных игр. Идеология флешмоба изначально была абсолютно аполитичной, эстетской, игровой: давайте сделаем что-нибудь прикольное. И уже потом идеология флешмоба была перенесена на организацию событий, имеющих политические и общественные последствия.
    http://znatech.ru/proekty/fbarrier/cheloveka_lishayut_bol_shih_smyslov/

    Reply
  33. Anonymous

    Стратегия тотального развоплощения – это не каприз и не излишество, а единственный способ на равных противостоять многообразным стратегиям власти. Власть в эпоху спектакля аморфна и анонимна, логика действий у нее радикально отличается от логики обоснования, от той картинки, которую преподносит машина пропаганды. Власть в себе самой становится предельно циничной и беспринципной, она уже не связывает себя определенной идеологией, она сбрасывает все конкретные определения и атрибуты, превращается в чистую волю к власти. Это дает ей абсолютную свободу, неуловимость, неуязвимость. Это дает ей колоссальное преимущество в отношении любой альтернативной программы, поскольку любую такую программу она может использовать в своих планах. Она ведет себя как чистый субъект, а все остальное стремится превратить в свой объект: связать, фиксировать, расчленить, утилизировать. Этому служит принятая в мире спектакля система ярлыков и стереотипов, организованная как “Великий Каталог”.
    Власть хочет сделать своих противников статичными и предсказуемыми, навязать каждому из них набор фиксированных атрибутов, определенную “роль”, а затем удобным для себя способом встроить их в общее пространство спектакля. Связанные определенной клеткой каталога, классифицированные и изученные, они уже не могут противостоять планам власти. Конфигурируя общественное сознание, власть помещает их действия в такой контекст, где они нейтрализуются или даже начинают работать ей на пользу. Так революционеры и нонконформисты, помимо желания, становятся на службу власти, встраиваются в ее проекты, начинают играть по ее сценарию. Возможность сопротивления этой власти прямо связана со свободой перемещения в дискурсивном пространстве, с умением быть свободным, неуязвимым, неуловимым как и она. Нужно обеспечить себе эту свободу, нужно легитимировать ее, развернуть ее в том числе и на уровне имиджа, на уровне отражения в общественном сознании. Борьба за эту свободу и за легитимность этой свободы будет в то же время борьбой с властью спектакля и навязываемой ею системой стереотипов.
    http://kornev.chat.ru/image.htm

    Reply
  34. Anonymous

    Эта книга о том, как контркультура, антикорпоративное движение и леворадикальная оппозиция современной экономической системе помогли созданию того самого потребительского общества, которое так страстно критикуют радикалы. Предлагаемые ими решения – индивидуализм, бунт, протест против массовой культуры, проявляющийся во всем, от одежды до стиля жизни, – на самом деле создают новые рынки для потребителей. Эти рынки осваивает, развивает и обслуживает современный бизнес, успешно интегрируя бунтарей-революционеров в общество потребления. Все, что объявляется радикальным, революционным или подрывным, на поверку оказывается еще одной маркетинговой уловкой продавцов контркультуры.
    Подробнее: https://www.labirint.ru/books/135398/

    Reply
  35. Anonymous

    Мы в плену систем власти, пока не сможем назвать доминирующие мифы и сложные системы принуждения и контроля, которые подавляют нашу свободу
    Крис Хеджес

    Reply
  36. Anonymous

    «Если нет реальных радикалов, их не хватает для отчетности, то годится и Хованский. Похожая ситуация развивалась в начале 2010-х годов с правоприменением по статье 282 УК о возбуждении ненависти либо вражды, когда большая часть дел приходилась на националистических активистов. Постепенно этих активистов стало меньше, они стали гораздо осторожнее. А цифры [о привлечении по уголовным делам — ОВД-Инфо] должны были расти. И тогда подсудимыми становились случайные люди, написавшие что-то нехорошее. Поэтому перенос акцентов с действительно радикалов на случайных персонажей, увы, является реальной динамикой», — заключил Верховский.
    https://ovdinfo.org/articles/2021/10/25/esli-net-realnyh-radikalov-sgoditsya-i-hovanskiy

    Reply
  37. Anonymous

    Каждый человек хочет быть частью чего-то важного и большего, причастность к великому дает эмоциональный заряд и уверенность. Отцы и матери обьединялись в субкультуры: готы, панки, гранж. Это были максимально нонконформисткие течения не признанные социумом, что сегодгня? Коммунисты, ЛГБТ, феминистки и все они представлены в парламентах самых передовых держав мира. Коммунизм больше не маргинальная религия, система сделала его ручной идеей, которую не сложно поддерживать. Феминизм больше борьба против угнетательской системы, феминизм послушная идеология.А что тогда сегодня нонконформизм?
    https://vk.com/wall-198473081_620

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s