Банальность зла

200px-Eichmann_in_Jerusalem_book_cover

Банальность зла

Существует стереотип человека. И этот стереотип предполагает, что человек оценивает свои поступки с точки зрения относительных добра и зла.

Если признать отсутствие такой оценки у массы людей, по сути это предполагает массовое расчеловечивание. Что неполиткорректно и вообще угрожает устоям цивилизации. (Явная лажа-4).

После войны Моссад разыскивал военных преступников. У Адольфа Эйхмана был замечательный послужной список: и СС, и Гестапо, и концлагеря, и «окончательное решение еврейского вопроса». Эйхман почти 15 лет бегал от Моссада по прериям, но в конце концов его поймали и привезли на суд в Иерусалим.

Ожидалось, что на процессе Эйхман будет вести себя согласно одному из двух вариантов. Или он будет кричать, какой он крутой фашист, как он хорошо решал еврейский вопрос и прочее «Хайль Гитлер», или он раскается и будет рассказывать, как он глубоко сожалеет о случившемся.

– А чё?.. Я ничё… Работали, да. Бумаги оформляли… Командировки там… логистика…

Эйхман признался во всех фактах, в которых его обвиняли.

Эйхман должен был быть монстром, чудовищем, если не человеконенавистником, то хотя бы евреененавистником… Ну хотя бы антисемитом! Но Эйхман не был даже антисемитом.

Eichmann,_Adolf

– Вагоны там… Оптимизация рабочей силы… Менеджмент…

К Эйхману направили нескольких психологов. Все они нашли только то, то Эйхман – совершенно нормальный человек, и даже как-то слишком нормальный. Образцовый обыватель.

Эйхман не раскаялся. А ему было не в чем раскаиваться. Раскаиваться может тот, кто понимает, что совершил что-то плохое. Эйхман так и не понял.

По впечатлениям от процесса, а также после встреч с Эйхманом Ханна Арендт (Hannah Arendt) написала книгу «Эйхман в Иерусалиме: репортаж о банальности зла» («Eichmann in Jerusalem: A Report on the Banality of Evil»). (Все есть в вики.)

Основная идея была выведена так, что в условиях навязанного обществу выбора поступки, которые считаются не очень хорошими, становятся рутинными. Но даже эта идея оказалась сложна для восприятия.

А на самом деле чтобы «банальность зла» произошла, нужно не только навязать что-то обществу, нужно, чтобы до этого уже существовали люди, которым можно это навязать. В книге в отношении Эйхмана использовано слово «винтик». А это расчеловечивание.

“После выхода книги Арендт большинство израильских друзей порвали с ней отношения, не оценив иронии и сарказма. Арендт в Израиле бойкотировали более 30 лет” (М. Дорфман)

Оценили, еще как оценили. Книга до сих пор подвергается критике. Но как известно, «человек – животное не рациональное, а рационализирующее». Дело не в тоне, не в «оправдании» – дело в том, что человеку слишком страшно воспринимать иную человеческую реальность – реальность «людей-винтиков». Винтики испугались того, что они винтики среди винтиков.

В массовом обществе винтиков происходит переход от «Банальности зла» к «злу банальности» масс.

Винтик можно повесить. И он будет качаться на веревочке. Всё, больше ничего нет.

cbc31d561e34

Глядя вокруг, большинство людей совершенно не задумываются о какой-то моральности происходящего. Они функционируют. Они выполняют рутинные операции. Эти люди знают моральные нормы, христианские или какие-то еще. Они даже могут их перечислить. Но они совершенно не ассоциируют эти нормы с наблюдаемой реальностью. И совершенно не ассоциируют эти нормы с собственными поступками.

Но почему так? А потому что действительно расчеловечивание. Потому что массовый человек теряет человеческое – так он и становится массовым человеком, человеком-деталью, винтиком. Потому что биоаппараты. Что на входе загрузили  – то и на выходе получили.

Ни Путин, ни АП, ни гебня, ни Центр Э, ни судьи, ни прокуроры не имеют чувства какой-то ненависти или неприязни. Люди функционируют на работе, а потом идут домой к семье, сериалы смотреть. Режим – это дорогие россияне, а дорогие россияне – это режим. Сумма биоаппаратов в инерционном режиме.

Биоаппарат не может быть злым. Потому что он хотя и био, но главное – аппарат. Все равно что злой холодильник или телевизор. Да, если влезть – ударит током. Но не со зла.

В общем, не нужно искать зло там, где оно видится, но где его на самом деле нет.

Еще по теме – Рефлексоиды!

34 thoughts on “Банальность зла

  1. Pingback: Anonymous

  2. Anonymous

    Главная проблема – устойчивость бесконтрольной власти и характер ее воспроизводства. Объяснять эту устойчивость исключительно полицейскими мерами принуждения населения к покорности или манипуляциями на выборах явно недостаточно. Действующая власть, несмотря на широко разлитое недовольство, признается если и не совсем легитимной, то, во всяком случае, безальтернативной. Пассивное терпение абсолютного большинства населения, как говорила исследовательница тоталитаризма Ханна Арендт, эквивалентно признанию и поддержке репрессивного режима.
    http://www.ng.ru/stsenarii/2014-06-24/9_skrepy.html

    Reply
  3. Anonynous

    Одна из самых главных причин паразитизма – желание получить что-то, ничего не делая. Этой “болезни” подвержены практически все – от богатеньких сынков-толстосумов до ноющих битардов. Разница лишь в том, что для первых уже созданы условия, при которых они могут получить почти всё (за счёт других, естественно), не прилагая усилий. Битардам и прочим социофобам таких условий никто не создавал, поэтому остается только капчевать и жаловаться на жизнь, но эти хотя бы не грабят корованы ради получения желаемого.

    Другая, не менее важная причина – стремление повысить своё ЧСВ за счет других. Психика людей-винтиков разрушена настолько, что их мнение о себе практически полностью зависит от сравнения себя с другими, и это только в лучшем случае. В худшем их самооценка полностью определяется их оценкой другими людьми. Может показаться странным, что этот первобытный атавизм дожил до 21 века, но ничего странного странного нет – практически во все времена этот идиотизм искусственно поддерживали, сохраняли и взращивали при помощи насильной коллективизации (я имею в виду не только совок, а вообще насильный “загон” в искусственно созданные коллективы). Причем корень проблемы не столько в самой коллективизации, а в том, что коллектив создается по образцу тюремного. Главная задача “надзирателей” – сделать так, чтобы ты из этого коллектива никогда не вышел без последствий для себя, а защищать тебя от угроз, исходящих изнутри коллектива, никто не будет – там всё пущено на самотёк. Хуже всего то, что такой дерьмовый метод применяется непосредственно в процессе воспитания, начиная с школ и детсадов. Никто не старается пресекать драки, побои и унижения – в лучшем случае на хулигана повысят голос. Среди поколений, воспитанных таким образом, подняться в глазах коллектива за счёт унижения или травли кого-то другого считается нормой. Представители этого поколения устраиваются на работу, многие из них обязательно попадут в сферу образования, причём не обязательно на место рядового учителя. Круг замкнулся, процесс повторяется.

    Третья причина в том, что системе ты нужен только как батарейка – расходный материал, который какое-то время помогает поддерживать систему. Твои личные качества, не касающиеся профессиональных способностей и навыков, системе не нужны и не интересны. Они вообще почти никому не интересны, кроме очень узкого круга родственников и знакомых. Из-за этого лучше живут те, кто лучше работу работает или деньги ворует, а не те, у кого моральные качества лучше.

    Всё это вместе создает кучу неприятных последствий, а также наполняет информационное пространство нездоровыми стереотипами. Примеров масса. Когда кто-то не хочет слышать о себе правду, или пытается запретить кому-то высказывать своё мнение, он говорит, что каждый должен отвечать за свои слова (подразумевая, что за эти слова оно навредить может). Когда этот же кто-то хочет выявить и наказать несогласных, или же заставить кого-то раскрыть какую-то информацию, он говорит, что честному скрывать нечего. Когда кто-то приходит к власти и хочет сорвать куш, он пытается сделать платным то, что всегда было бесплатным. Даже если эти попытки противоречат не только конституции, но и законам физики, математики или логики. Когда у кого-то не остается поводов для поднятия себя в глазах окружающих, он начинает гордиться тем, что входит в какое-то (или даже в несколько) объединение, коллектив (корпорацию, нацию, страну и т.д.) – так появляется нацизм, фашизм, #dutyofloyalty и прочие прелести паразитической системы. Сюда же относится мантры про то, что природа существует только для нужд человека, что человек единственное разумное существо и т.д. При этом подозрительное сходство поведения “единственных разумных” с поведением раковых клеток такие не воспринимают, ибо такой вывод отнимает у них последний повод для гордости собой.

    Reply
  4. Anonymous

    Президент ФРГ Йоахим Гаук заявил, что «без Освенцима нет германской идентичности», подчеркнув, что его страна склоняется в благодарности перед солдатами Красной армии, освобождавшими нацистские концлагеря. IBM аналогично склоняется, ибо без специального офиса в Освенциме они не вышли из Великой Депрессии без потерь личного состава, перефразируя Гаука «без Освенцима нет идентичности IBM»
    http://1500py470.livejournal.com/130891.html

    Reply
  5. rhizome

    И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: 15знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!
    Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.
    Ибо ты говоришь: “я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг.

    Откровение святого Иоанна Богослова
    Глава 3.

    Reply
  6. rhizome

    «Обретут ли души мир?» – так называлась статья, в которой Юнг размышлял о причинах массового психоза немецкой нации в 30-40-е гг., о демонах, которые только того и ждут, чтобы выползти на поверхность нашей психики, и о том, что после Германии зло будет искать другие внушаемые народы для своего воплощения.

    Журналист «Die Weltwoche»: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?
    Карл Густав Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу. Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима. У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью. Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера (Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г.; он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом) о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это партия!» — прекрасный пример того, что деление на порядочных и непорядочных немцев крайне наивно. Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам; они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали.
    http://varjag-2007.livejournal.com/9986413.html

    Reply
  7. Anonymous

    “В отличие от животных инстинкты не диктуют человеку, что ему нужно, и в отличие от человека вчерашнего дня, традиции не диктуют сегодняшнему человеку, что ему должно. Не зная ни того, что ему нужно, ни того, что он должен, человек, похоже, утратил ясное представление о том, чего же он хочет. В итоге он либо хочет того же, чего и другие (конформизм), либо делает то, что другие хотят от него (тоталитаризм)” /В. Франкл/.

    Reply
  8. Anonymous

    «Режим» — одно из самых частоупотребляемых слов в больнице. Формально речь идёт всего лишь о правилах распорядка дня, доступа к личным вещам, активности пациентов и тому подобное. В действительности же режим — это такая сакральная коза медперсонала (которую, впрочем, они же здорово пинают, пока никто не видит), главная форма контроля и главное оправдание сверхконтроля над пациентами. К режиму относятся: время и продолжительность прогулок, возможность доступа пациентов к их телефонам, продолжительность свидания, допустимые для передачи продукты и вещи, время подъёма, отбоя, приёмов пищи и всего остального, а также целая куча прочих мелочей.
    http://www.furfur.me/furfur/freedom/freedom/218257-vacation

    Reply
  9. rhizome

    К вопросу о признании моральных норм

    Интересно также, что эта фраза стояла на воротах только одного концлагеря – Бухенвальда. На остальных (или многих) была надпись Arbeit macht frei. Кроме того, Jedem das Seine читалось с внутренней стороны ворот, а не с внешней. С внешней стороны над воротами была помещена другая цитата Recht oder Unrecht – Mein Vaterland, перевод известного высказывания одного американского адмирала our country, right or wrong, что в переводе “Хорошая или плохая, это – наша страна” В 1945 году в лагерь пришли американские войска и заметив надпись принадлежащую одному из американцев сразу ее убрали. После раздела Германии на оккупационные зоны Веймар , а вместе с ним Бухенвальд оказались на Советской территории. Лагерь использовался для интернированных. Надпись, естественно, советские руководители восстанавливать не стали.
    http://veksavic.livejournal.com/5598.html

    Reply
  10. Anonymous

    Под корень выложил статью о Брейвике.
    Смысл статьи в том, что Андерс Брейвик – плоть от плоти современной европейской цивилизации, “эталонный европейский обыватель”. У Брейвика была хорошая, сытая жизнь – работа, собственная фирма, девушки, относительно благополучная семья. Его взгляды нельзя охарактеризовать иначе, как мешанину, которая обычно свойственна людям очень поверхностным. Член неолиберальной «Партии Прогресса», масон, консерватор, резкий противник национал-социализма, одно время он был протестантом, а потом взбунтовался и стал критиковать протестантов. Брейвик постоянно менял убеждения. В нём нет твёрдого “стержня”, выдержанной линии, последовательности. Эдакий кузнечик-“попрыгунчик”, “Фигаро здесь, Фигаро там”, “наш пострел везде поспел”.
    Да вот как сам Брейвик выстраивает иерархию своих ценностей: «Музыка — самое первое, второе – Цель в жизни, третье – моя собственность и предпочтения (перечисляются мой Ipod, автомобиль), к которой наиболее привязан, четвёртое — созданный мною стиль, пятое – туалетная вода, на шестом месте — спорт, на седьмом – любимая футбольная команда, на восьмом — юмористические передачи, девятое – различные национальные кухни, десятое — кино, одиннадцатое место – архитектура и пособия по дизайну интерьера, двенадцатое — пиво, тринадцатое – сладкий алкоголь, четырнадцатый приоритет – книги».
    Не считая «цели», которая стоит на втором месте, приоритеты Брейвика – это ipod, бухло, юмористические передачи, туалетная вода, в общем-то, типичный набор образованного горожанина. Брейвик – не фанатик. И не зомби. И не одурманен ничем противоположным. Наоборот, он нормален, обычен, ничем не примечателен – ни умом, ни внешностью, ни харизмой. Нормальны его политические взгляды. И внешность нормальна. И жизнь. Брейвик вообще до странности нормален.
    http://ltraditionalist.livejournal.com/675591.html

    Reply
  11. Anonymous

    Ланселот:”Я начал завидовать рабам. Они всё знают заранее. У них твёрдые убеждения. Наверное потому что у них нет выбора. А рыцарь… Рыцарь всегда на распутье дорог.”
    Из к/ф «Убить дракона» 1988г

    Reply
  12. Нигилист

    Знаете, как выглядели расследования преступлений, совершённых работниками нацистских концлагерей? Они выглядели так:
    “Ты заключённых привозил в концлагерь?” — “Я их привозил куда-то. Я не знаю куда, может здесь летний лагерь”.
    “Ты заключённых в газовую камеру вёл?” — “Не, вы что. Я их куда-то завёл, куда мне сказали. По-моему это была душевая”.
    “Блядь, ну ты, ты же кран открутил с газом!” — “Да я вообще не ебу, что это за кран. Сказали открутить — открутил, я вообще не в курсе”.
    Вот так было. Никто ни за что не отвечал, и никто ничем не интересовался. Нацисты были гениальными организаторами.
    https://site.ua/volodimir.zavgorodniy/1113/

    Reply
  13. sergeimorozov Post author

    При благоустройстве Мамаева кургана вырубили парк сталинградских вдов
    При реконструкции мемориального парка у Мамаева кургана, который местные жители называют парком сталинградских вдов, или парком вдов, были вырублены все деревья. Власти планируют сделать вместо части парка автостоянку
    http://www.rbc.ru/society/27/07/2017/5979b2989a794769e2bb2bc1?from=main

    Reply
  14. Голос из пустоты

    Практика показала, что измученный человек с радостью согласился променять необходимость самостоятельного мышления на материальные блага. Это подтверждают результаты политической пропаганды в любом государстве. Известно, что избиратель готов отдать голос за того лидера, который обещает ему решение насущных бытовых проблем. При этом с большой вероятностью он закрывает глаза на политические зверства, творимые тем же лидером. Так, например, действовала пропаганда во время нацисткой Германии. Правило «радиоприёмник в каждый дом» сделало из немцев ведомую массу, которая верила в то, что правительство заботится об их благосостоянии.По мнению немецкого философа, социолога и культуролога Герберта Маркузе, в подобных ситуациях по вине зависимых СМИ существует не выбор, а лишь иллюзия выбора. Повсеместное использование телевидения, радио, а сегодня и интернета приводит к тому, что ежедневно в голову человека вливается бешеный поток повторяющейся информации. Именно благодаря повторам человек оказывается словно запрограммированным: он так часто слышит тот или иной посыл, будь то реклама товаров или пропаганда действий политической партии, что начинает считать свои действия актом доброй воли.
    https://monocler.ru/odnomernyiy-chelovek/

    Reply
  15. Голос из пустоты

    Продублирую здесь
    Откровенный тоталитаризм слаб. Он обречён на гибель. Вечному сталинскому обществу «1984» в реальности оставалось всего несколько лет. Нацизм кончился за двенадцать. То, что становится явным, уничтожается или профанируется. «Бразилия» будет существовать очень, очень долго. У неё нет токсичного сердца, источающего яд. Зло деперсонифицировано, потому что злодеи в фильме вовсе не злодеи – увальни-менты добродушно обсуждают преимущества кустистых бровей, а заплечных дел мастер имеет образцовую семью. Никто не хочет никого уничтожать ради какой-то великой идеи. Ведь вся история «Бразилии» случилась из-за мухи, которая попала в печатную машинку. Здесь нет хохочущего Чёрного Повелителя, живущего в высокой зубчатой башне. Зачем он нужен? Не в нём дело. Ну просто вот так заведено. Так сложилось. Так требует бумажка. Кстати, вот вам расписка. И вот расписка за расписку. В фильме повтор является очень важным тропом. Как говорит старушка, перенёсшая ряд пластических операций: «У моего осложнения небольшие осложнения». https://vk.com/wall-60854067_111210

    Reply
    1. Голос из пустоты

      Ситуация сегодня хуже, чем за стенами тюрем, которые рисуют антиутопии. Надсмотрщиком над собой стал сам человек. Он всё знает про манипуляцию и информационные войны, но при этом уже обманут – причём обманут сам собой. Суждения ему заменили стереотипы. Очень примитивные и очень скучные. В том сила нового тоталитаризма. Вышку с ментом можно свалить всегда, но если предложить свалить вышку сотовой связи – люди покрутят у виска. Мир тотально несвободен. И, возможно, он будет таковым до самого конца.
      https://vk.com/wall-60854067_85417

      Reply
  16. Anonymous

    У Василия Гроссмана объяснение колеблется от мефистофелианской гениальности (фон Лисс) до идиотизма, ненадолго застывая на служебной и корыстной банальности. Но Арендт скорее поставила вопрос о «банальности зла», которая стала вдруг такой небанальностью. Каким образом стала? В исходную банальность я верю, во всяком случае, в том, что касается эйхмановского типа. Но было еще что-то. И чтобы это понять, нужно увидеть душу зла. Потому что у зла есть душа, и сложно функционирующая. Мы слишком осторожны и брезгливы. Я бы различил три (условно) момента: освоение широты раскрывшихся возможностей (приговор) – дурное ядро коллективности как таковой (исполнители) – соблазн технологии. Я бы даже добавил и еще один момент – жертвы, исподволь помогающие своему уничтожению (об этом есть и у Гроссмана). Тут какой-то скандальный, абсурдный баланс невинной вины жертв и виновной невинности истребителей.
    https://discours.io/articles/social/nebanalnost-zla-industriya-istrebleniya

    Reply
  17. Голос из пустоты

    Аляповатый Большой брат Оруэлла распался на миллиард осколков рекламных экранов, сверхреалистичного видео, ослепительно ярких витрин и полок круглосуточных супермаркетов… Вот мир, где оказался читатель «1984», а не в том параноидальном колодце, где каждая щепка следит, чтобы Уинстон Смит не получал ни от кого записок и не вел дневник, спрятавшись от вездесущего государственного ока в углу своей каморки.
    Сравнивая конечные этапы смыслового пути от «Шинели» Гоголя (1841) до антиутопии Оруэлла (1948), мы видим, что «маленький человек» нисколько не изменился. За столетие фланирования в направлении свободы он так и остался бледным Акакием Акакиевичем, разве что слегка раскрепостился. Главные перемены произошли вне «маленького человека».
    …Акакий Акакиевич надевает долгожданное пальто и обнаруживает, что все оно — целиком! — создано лишь затем, чтобы следить за ним, контролировать, репрессировать и запрещать произносить банальности.
    «Свобода это возможность сказать, что дважды два — четыре» — рассудительно выводит в своем тайном дневнике Уинстон Смит. Свобода для «маленьких людей» именно такова — свобода заполонить мир своей откровенной посредственностью.
    Понятно, почему герой «1984» видел спасение в пролах — ниже «маленького человека», винтика в огромном механизме, который он не понимает и оттого жутко боится, только бессловесные твари — пролы и животные.
    Свободный человек, надевая пальто, остается самим собой. В отличие от героя Джорджа Оруэлла, вынужденного постоянно убегать от его пуговиц, пол и двойных швов. Точнее, не постоянно — когда-то они все же настигают Уинстона Смита и разделываются с ним, как с персонажем Кафкианского «Превращения».
    https://syg.ma/@klimov/vadim-klimov-na-poroghie-novogho-mira-antiutopiia-kinotriptikh

    Reply
    1. Anonymous

      Все три антиутопии утверждают, что возможно полностью обесчеловечить человека, и жизнь будет идти своим чередом. Я уверен, что ни Оруэлл, ни Хаксли или Замятин не хотели настоять на том, что такой мир обязательно настанет. Скорее наоборот, вполне понятно их намерение прозвучать как предупреждение о том, где мы окажемся, если не возродим дух гуманизма и достоинства, которые лежат в самом основании западной культуры. Оруэлл, как и двое других авторов, подразумевает, что новая форма административного индустриализма, при котором человек создаёт машины, которые действуют как человек, и развивает человека, который действует как машина, это ведёт к эре обесчеловечения и полного отчуждения, при которой человек превращается в приложение к процессу производства и потребления.
      https://vk.com/wall-64497138_20029

      Reply
  18. Голос из пустоты

    >Ни Путин, ни АП, ни гебня, ни Центр Э, ни судьи, ни прокуроры не имеют чувства какой-то ненависти или неприязни.

    Противоречие детектед -так ведь все это часть ККС ,которая мягко говоря недолюбливает обычных россиян и ЗИТ в частности,не?

    Reply
  19. Капитан Очевидность

    Более всего умиляют “компетентные лица”, всякий раз утверждающие, что бордак (разгильдяйство, очковтирательство, коррупция) в России – явление абсолютно исключённое, немыслимое. Это они, ролевики, изображающие из себя чиновников классической прусской школы – главные виновники всех подобных происшествий. Они и их конформизм (обычно выступающий под маской “патриотизма”) и есть абсолютное зло.
    Корни любого другого зла – отсюда. Сперва конформизм, т. е. жизнь с “выключенными” (или включенными исключительно в режиме общения, произведения выгодного о себе впечатления) лобными долями мозга (отвеч. за самые высшие функции мышления и, в особенности, за этику). Отсюда – консьюмеризм, т. е. следование исключительно вегетативному целеполаганию. Отсюда – коррупция, самодурство и показуха. А далее – полный букет.
    https://asterrot.livejournal.com/445659.html

    Reply
  20. Капитан Очевидность

    О том, что иерархически организованная система бюрократической ответственности создает систему тотальной безответственности, уже писалось. Человек в ней начинает жить и действовать не от себя лично, а «от имени» некоей инстанции, представителем которой он якобы является. А обилие инструкций и нормативно-директивной документации оказывается необходимым, чтобы в любой момент времени человек мог бы быть привлечен к ответственности за вещи им совершенно непредсказуемые. Более того, инструкция, которую невозможно выполнить, нужна и для того, чтобы каждый знал, что он виноват и что наказание может последовать всегда, когда этого захочет начальство. Человек попадает под власть некоего безликого и неуловимого морока ( man), переживание власти которого было гениально описано Ф. Кафкой в «Процессе» и «Замке».
    https://vk.com/@uber__mensch-apofeoz-mifokratii-i-burokratizm-gtulchinskii

    Reply
  21. Anonymous

    По итогам эксперимента Милгрэм заключил: «После того, как сотни простых людей подчинились власти в наших экспериментах, я должен признать, что концепция Арендт о банальности более близка к истине, чем можно было бы себе представить. Обычный человек, который нанес удар жертве, сделал это из чувства долга — концепции его обязанностей как субъекта — а не в результате каких-либо особо агрессивных тенденций».
    Эксперимент Милгрэма много раз был воспроизведен в разных вариациях, в общей сложности в нем приняло участие 700 человек. Милгрэм задумал изначальную версию эксперимента как первый этап, после которого он должен был повториться в Германии. Он предполагал, что Америка более свободолюбивая и ожидал, что уровень повиновения немцев будет более высоким. Его ожидания не сбылись, во всех странах, где воспроизводился эксперимент, результаты были приблизительно одинаковыми.
    Последний раз эксперимент был воспроизведен в 2008 году Джерри Бергером, его результаты соответствовали результатам Милгрэма — за почти полвека человечество не изменилось.
    https://syg.ma/@zhiuli-rieshie/zhiuli-rieshie-tochka-chieloviek-podchiniaiushchiisia

    Reply
  22. Anonymous

    Позиция психотерапевта предполагает, что он должен понять любого — его аргументы, ход мысли, поступки и ту схему ценностей, которой они обусловлены.
    Во время сеансов психотерапевту не полагается руководствоваться своей собственной системой ценностей, иначе он будет оценивать поступки и мысли других сквозь ее призму, а в таком случае невозможно воздержаться от их осуждения.
    Выработав способность отстраняться от своих взглядов, достаточно неожиданно для себя я обнаружила, что каждый без исключения человек может быть понят.
    Оказалось, что даже безусловно порицаемое мной — домашнее насилие, измена, обман, мизогиния, любовь к Путину -— может быть оправдано, если в достаточной степени вчувствоваться в других: разделить с ними их систему ценностей, понять их слабости и учесть их обстоятельства.
    Это говорит о том, что аморального человека, который был бы на стороне зла — не существует. Внутри системы ценностей каждого индивида его мысли и поступки обоснованы, и поэтому моральны (даже когда сам человек признает их аморальность, он таким образом утверждает себя как принадлежащего к определенной системе морали).
    Это также значит, что в конфликте между двумя людьми (например, супругами в процессе развода) или представителями двух конфликтующих социальных групп (например, феминистками и традиционалистами) нет безусловно плохих и хороших. Поэтому противостояние двух индивидов или конфликтующих социальных групп — это никогда не противостояние добра и зла или моральности и аморальности.
    https://syg.ma/@zhiuli-rieshie/zhiuli-rieshie-zapiski-psikhotierapievta

    Reply
  23. Anonymous

    https://tatamo.livejournal.com/5537811.html
    Поход в качестве волонтеров в местный собес. Проблема:17 тыс. руб. долга – внимание – за кап.ремонт у умершей нищей старушки с неходячим сыном-инвалидом. Было заявлено буквально следующее: пусть он продает квартиру и заплатит нам (!) долг, потом будем разговаривать. Сухо и конкретно. Ни больше, ни меньше. Никаких эмоций. Причем многочисленная чиновничья кунсткамера с луны не свалилась, а “вышла из самой гущи советского народа”, оне или их родители учились в правильных школах. Даже если не принимать во внимание расчеловечивающие “законы”, кто тебе мешает оставаться человеком сочувствующим, а не тупой гнилушкой с глазами?! И как назвать гос-во, в к-ром честным и порядочным людям совестно служить, потому что оно практически полностью сбросило с себя социальные обязательства перед собственным населением, особенно теми, кто находится в беспомощном положении?

    Reply
  24. Anonymous

    Эрнст Юнгер. “Свет порожден сомнением, но от него же происходит и мрак. Мы погружены в ночь безверия, жуткое подобие которого — адская видимость наших городов с их вспыхивающим светом. Геометрия разума затушевывает дьявольскую мозаику, оживляющуюся иногда угрожающе; так страшна наша безопасность. Наш путь ведет через пейзаж, который наука все упорнее застит своими кулисами, — каждое ее новое достижение делает его все более принудительным, и нет никакого сомнения в том, какой конец ждет его. Неспособность к сомнению, непричастность даже к этой теневой стороне веры: вот состояние полной безблагодатности, состояние застывшей смерти, когда даже тление, это последнее веянье жизни, утрачено.
    Потому явлениям и людям при абсолютной цивилизации свойственно странным образом консервироваться; они похожи на головы мумий в полированных металлических масках. Современный спорт, увеселительные, литературные, музейные, гигиенические мероприятия и все, что относится к ним, соответствует арктической зоне чувства — лапландская работа, как сказал бы Э. Т. А. Гофман. Отчего эти великолепные женские тела — тренированные, загорелые, поддерживающие форму всеми средствами косметики — неаппетитны, как неаппетитны калифорнийские яблоки? То, что я называю уитменовским затвердением эпидермы, не что иное, как впадение пуританизма в природное целительство, и это уже ниже уровня зла, это поглощение первородного греха стерильностью. Совершенная нейтральность, полная слепота цивилизации к цветам и краскам, что проявляется в смешении преступления с болезнью, ценностей с числами, искупления с прогрессом, — такова последняя степень злого, даже если оно перестает быть заразительным, как спирохета в металюэтической стадии. Это моральное оскопление, полная ампутация морального сознания, приводит к странному состоянию, когда человек перестает быть служителем зла, превращаясь в его механизм. Вот почему индивидуум напоминает машину, весь ход которой вызывает впечатление сатанинского.”

    Reply
  25. Anonymous

    Самое большое зло творят теперь не в мрачных притонах и вертепах, которые описывал Диккенс, даже не в концлагерях — там мы видим результаты. Его зачинают и рождают (предлагают, поддерживают, разрабатывают) в чистых, теплых, светлых кабинетах, аккуратные, чисто-выбритые люди, которым и голоса повышать не надо.
    Клайв Стейплз Льюис

    Reply
  26. Anonymous

    И постепенно все смешалось в этой огромной стране. И уже стало непонятно, кто строит, а кто убивает. Непонятно стало, кого любить, а кого бояться, кто творит Зло, а кто — Добро. Оставалось прийти к заключению, что все это — одно. Жить было возможно, но жить стало бессмысленно. Вот тогда-то из нашей нравственной почвы, обильно унавоженной идеей амбивалентности всего и всех, и возникло Двоемыслие.Говоря «Двоемыслие», я имею в виду не знаменитый феномен «говорю-одно-думаю-другое-и-наоборот». Я также не имею в виду оруэлловскую характеристику. Я имею в виду отказ от нравственной иерархии, совершенный не в пользу иной иерархии, но в пользу Ничто. Я имею в виду то состояние ума, которое характеризуется формулой «это-плохо-но-в-общем-то-это-хорошо» (и — реже — наоборот). То есть я имею в виду потерю не только абсолютного, но и относительного нравственного критерия. То есть я имею в виду не взаимное уничтожение двух основных человеческих категорий — Зла и Добра — вследствие их борьбы, но их взаимное разложение вследствие сосуществования. Говоря точнее, я имею в виду их конвергенцию. Сказать, впрочем, что процесс этот проходил совершенно осознанно, означало бы зайти слишком далеко. Когда речь идет о человеческих существах, вообще лучше уклоняться, елико возможно, от всяких обобщений, и если я это себе позволяю, то потому, что судьбы в то время были предельно обобщены. Для большинства возникновение двойной ментальное™ происходило, конечно, не на абстрактном уровне, не на уровне осмысления, но на инстинктивном уровне, на уровне точечных ощущений, догадки, приходящей во сне. Для меньшинства же, конечно, все было ясно, ибо поэт, выполнявший социальный заказ воспеть вождя, продумывал свою задачу и подбирал слова,— следовательно, выбирал. Чиновник, от отношения которого к вещам зависела его шкура, выбирал тоже. И так далее. Для того чтобы совершить этот правильный выбор и творить это конвергентное Зло (или Добро), нужен был, конечно, волевой импульс, и тут на помощь человеку приходила официальная пропаганда с ее позитивным словарем и философией правоты большинства, а если он в нее не верил,— то просто страх. То, что происходило на уровне мысли, закреплялось на уровне инстинкта, и наоборот.
    https://storm100.livejournal.com/7186582.html

    Reply
  27. Anonymous

    Массы организованных мещан представляют из себя гораздо лучший материал для создания механизмов безжалостного господства и уничтожения, и способны даже на большие преступления, чем так называемые профессиональные преступники, при условии, что эти преступления хорошо организованы и имеют вид рутинной работы.
    Ханна Арендт

    Reply
  28. Anonymous

    Говоря об отказе от гуманизма мы попадаем в семантическую ловушку. Само по себе слово «гуманизм» означает множество различных подходов к построению общества, которые объединяются лишь тем, что в их центре стоит человек и его потребности. Различные режимы по-разному интерпретируют и само понятие «человек» и его интересы. В обиходе же слово «гуманный», да и слово «человечный» используется как синоним «испытывающий сострадание», «сердобольный». Антигуманный же, в свою очередь, — это «жестокий», «злой».Гуманизм и гуманность часто путают. Гуманистическая идеология большевизма привела к появлению одного из самых антигуманных режимов в истории. Ничто не мешает строить пирамиды из черепов, оставаясь при этом последовательными гуманистами, гуманизм не подразумевает уважения прав отдельно взятого человека как личности. Даже уважение к человеческой жизни на практике оказывается вовсе не абсолютной, а относительной категорией. Гуманизм часто идет рука об руку с дегуманизацией. Чтобы сделать кого-то законной добычей, его можно объявить недостаточно человеком. Благодаря этой уловке гуманизм вполне уживался и с массовыми репрессиями, и с рабством, и с отбраковкой слабых и больных. Хайдеггер считал себя гуманистом и это не мешало ему состоять в НСДАП, в то время как Фуко критиковал гуманизм именно за его ограниченность, за опасность легкого исключения «недостаточно людей».
    https://www.nihilist.li/2018/08/17/o-gumanizme-postgumanizme-i-gumannosti/

    Reply
  29. Anonymous

    Вот где пропадает человечность. Человечность пропадает не на полюсах, не там, где самые умные и самые жестокие, самые безумные и самые святые, самые проклятые и самые возвышенны. Человек – это крайности – на обоих (или, шире, на всех) полюсах. Человечность пропадает в середине. В этой далеко не золотой середине. В агрессивных, маячащих повсюду самовлюбленных посредственностях человечество гаснет. Они – самое страшное. Не те, кто «превращает золото в свинец», как писал Бодлер, а те, кто своей дежурной внутренней скукой разлагают величие, низводя высокое до своего уровня. Уж лучше бы они превратили очень высокое в очень низкое. Пусть хотя бы величие сохранится по модулю. Больше всего меня, честно говоря, пугает и ужасает банальность. Когда я сталкиваюсь с банальностью, у меня как-то парализуются самые глубокие нити восприятия.
    https://www.geopolitica.ru/article/russkiy-subekt

    Reply
  30. Anonymous

    Как указала Арендт, мы должны доверять только тем, кто обладает этим самосознанием. Это самосознание приходит только через сознание. Он дает возможность посмотреть на совершаемое преступление и сказать: «Я не могу». Мы должны опасаться, предупредила Арендт, тех, чья моральная система построена на хрупкой структуре слепого послушания. Мы должны бояться тех, кто не может думать
    Крис Хеджес

    Reply
  31. Anonymous

    На памятных мероприятиях по случаю 75-й годовщины освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау в Освенциме выступил бывший его узник Мариан Турский. Его речь вызвала большой резонанс в Польше. Текст речи обнародовал польский общественно-политический еженедельный журнал Polityka, членом редакции которого является Турский.
    “Я поделюсь с вами одним личным воспоминанием: в 65-м году я был на стипендии в Соединенных Штатах Америки, и тогда был пик битвы за права человека, гражданские права, права афро-американского населения. Я имел честь участвовать в марше с Мартином Лютером Кингом. И тогда люди, узнавшие, что я был в Аушвице, спрашивали меня: “Как вы думаете, это, наверное, только в Германии такое могло произойти? Может ли случится где-то еще?”. И я им сказал: “Это может случиться у вас. Если вы нарушаете гражданские права, если вы недооцениваете права меньшинств, если вы их ликвидируете. Если нарушается закон, как это делали в Сельме, то это может произойти”. Что делать? Вы сами, я им говорил, если сможете защитить Конституцию, ваши права, ваш демократический порядок, отстаивая права меньшинств – сможете победить.
    Мы в Европе в основном исходим из иудейско-христианской традиции. И верующие, и неверующие принимают в качестве своего цивилизационного канона десять заповедей. Мой друг, президент Международного Освенцимского комитета Роман Кент, выступавший на этом месте пять лет назад во время предыдущего юбилея, не мог сегодня прилететь сюда. Он придумал 11-ю заповедь, которая является опытом Шоа, Холокоста, ужасной эпохи презрения. Звучит так: не будь равнодушным.
    И это то, что я хотел бы сказать своей дочери, это то, что я хотел бы сказать своим внукам. Сверстникам моей дочери, моим внукам, где бы они ни жили: в Польше, в Израиле, в Америке, в Западной Европе, в Восточной Европе. Это очень важно.
    Не будьте равнодушны, если видите историческую ложь. Не будьте равнодушны, когда видите, что прошлое подтягивают под текущие потребности политиков. Не будьте равнодушны, когда какое-либо меньшинство подвергается дискриминации. Суть демократии в том, что большинство правит, но демократия в том, что права меньшинств должны быть защищены. Не будьте равнодушны, когда какая-либо власть нарушает общепринятые нормы. Будьте верны заповеди. Одиннадцатая заповедь: не будь равнодушным.Потому что если будете, то даже не оглянетесь, как на вас, на ваших потомков, какой-нибудь Аушвиц неожиданно упадет с неба”.
    Посмотреть полностью: https://www.spletnik.ru/blogs/govoryat_chto/189151_rech-mariana-turskogo-byvshego-uznika-aushvitca

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s