Закат социальных наук

Статья рассказывает о современном положении в социальных науках, о роли социальных наук в жизни общества, об их роли в современных революциях, о перспективах их развития и о перспективах самого общества в свете социальной науки.

Закат социальных наук

In English on Science Prophet – All Downhill From Here

Если присмотреться к мировым событиям, то можно заметить, что в них чего-то не хватает. Например, в последнее время произошло несколько революций. Но что изменили эти революции, кроме правящих групп? Раньше революция была социальным экспериментом и запускала социальный эксперимент. Но в современных революциях никакого социального эксперимента не содержится. Идея «долой диктатуру» – это хорошая идея. Но нужно заметить, что никакого идейного позитива в последних революциях не было.

Конечно, раньше небо было голубей. Но были социальные разработки, были социальные идеи, изменявшие мир. Были Адам Смит, Дарвин, Маркс, были сотни создателей социального знания. Революции становились точкой начала реализации идей, основанных на социальном знании. После революций – мирных или насильственных – это социальное знание завоевывало страны. Но сейчас как раз чувствуется дефицит подобных знаний и идей.

В газетных новостях в рубрике «наука» на сто технических новостей приходится одна социальная. И то далеко не всегда. Списки мировых «мыслителей» на 75% состоят из людей, у которых никогда не придумали  ни одной оригинальной мысли.

Что такое социальная наука сейчас? Это что-то вроде «1001-й опрос 1001-одной женщины выявил, что богатые, сильные и здоровые мужчины нравятся женщинам больше, чем бедные, слабые и больные». В жизни все оказывается несколько иначе.

Философы где-то в сторонке препарируют своих лягушек. Философия – это круто, но современная философия интересна тем, кто создает социальные концепции, а не для тем, кто использует.

Творческие мастерские превратились в фабрики, где тысячи исследователей выполняют свои никому не понятные рутинные операции. Социальная наука вроде бы есть. Но она ничего не говорит обществу. Социальные исследования появляются, но в основном они не предваряют события, а следуют за событиями.

Жизнь сама по себе так устроена, что при ее продолжении количество проблем и противоречий накапливается. Для преодоления этого процесса иногда нужно создавать что-то принципиально новое. А если только чинить все старое, получится заплатка на заплатке и людей, довольных ситуацией, не будет.

С тем, как изменения происходят, накапливаются вызовы обществам. Сначала ответ на эти вызовы дают социальные науки. Социальным изменениям всегда предшествуют достижения социальных наук. Только потом ответ на эти вызовы дает общество – революционным или реформистским путем. Такие вещи, как права человека, как современная демократия, либерализм и социализм – все это было разработано в рамах социальных наук. Без социального знания «Оккупай Уолл-стрит» не получится. Защитить, кстати, тоже.

Социальные науки должны иметь практическое выражение. Основное выражение – поиск ответов на вызовы, возникающие перед обществом. И как продолжение практического выражения, они должны содержать прогнозную часть. Социум всегда в движении. У этого движения есть прошлое, настоящее и будущее. Будущее предопределено инерцией социальных процессов. И эта инерция вполне может быть рассчитана.

Социальные науки предшествовали социальным изменениям. Идеи не вызывали революции и реформы – но идеи возглавляли революции. Этого как раз сейчас не происходит.

В современной общественной жизни все время происходят попытки втиснуть новые явление в рамки традиций. В результате в обществах возникают многочисленные напряжения. Это один из результатов отсутствия адекватного современного социального знания.

Идеи должны быть простыми, доступными большинству людей. Дарвин и Маркс сложны, но их основные идеи просты и понятны. Но есть еще одна концепция, которую можно просто изложить.

Концепция Освальда Шпенглера, изложенная в книге «Закат Европы», состоит в следующем: цивилизация поочередно выходит на высшую точку развития в отдельных областях – в архитектуре, в музыке, в живописи. Достигнув вершины, цивилизация исчерпывает тему, что и приводит к “закату” в достигнутой области. Последняя вершина, которая может быть достигнута – это техническая вершина. А сумма закатов в отдельных областях и определяет собственно «Закат Европы». Книга Шпенглера не о том, что «Закат Европы» будет; она про то, что «Закат Европы» произошел еще тогда – до 1918 года, когда книга была написана.

Концепция Шпенглера подтвердилась на примере России. Последовательность заката можно наблюдать хронологически.

Россия – это страна, где нет достойных работы, жилья, образования. Но это не главная проблема. Россия – это страна, где фактически все недовольны ситуацией, все друг другом раздражены и никто не знает, что с этим делать. Есть только борьба за выживание и борьба за потребление. Ни культурной, ни общественной, ни научной жизни нет. Стать современной Россией – это плохо. Если нужен пугающий пример, то это Россия.

Перед революцией 1917 года Россия прошла свои высшие точки в литературе, в музыке, в философии, и в социальной науке. Революция была точкой реализации накопленного потенциала. Было создано принципиально новое государство с новой идеологией – но все социальное знание было создано до революции.

После революции, когда эти знания воплощались, новые знания уже не создавались. Была выбрана идеология – марксизм-ленинизм, и все социальные исследования проводились в рамках этой идеологии.

Эти знания не имели никакого практического смысла. Писалось множество книг и работ – но эти работы никто не читал и не изучал, кроме тех, кто писал новые и новые столь же бессмысленные работы. Марксизм был официальной идеологией – но он не был практической идеологией. Все практические исследования были независимыми и запрещенными. Хотя они тоже были в основном марксистскими.

Среди множества аналогий можно указать наличие политкорректности. В СССР было два класса – пролетариат и крестьянство. Про них нельзя было писать плохо. Был еще реальный класс бюрократии. Про отдельных бюрократов можно было писать что-то плохое. Но про бюрократию как класс вообще нельзя было упоминать.

После падения СССР все социальные знания, которые накапливались в течение почти 70 лет,  были выброшены в мусор один день. Потому что давно было ясно, что все эти книги и исследования совершенно бессмысленны.

Закат не означает, что самолеты попадают с неба. Закат не связан с экономическими кризисами, какими бы страшными они не казались; если социальное знание на высоте, даже полностью разрушенную страну несложно восстановить. Закат социального знания лишает общество шансов на развитие и тем самым уничтожает само общество, превращая его в атомарную массу людей. Можно сказать, превращает любое общество в Россию.

Кроме политкорректности, в социальных науках есть еще множество аналогий с СССР. Это невостребованность социального знания обществом. Это отсутствие практического применения. Это игнорирование очевидных фактов. Это государственное финансирование. Это существование «официального» и «оппозиционного» социального знания. Это отсутствие общественных дискуссий. По времени закат социального знания как раз соответствует вершине знания технического.

Последнее, что было создано западной социальной наукой, это концепции «множественности интеллектов» и социобиология Эдварда Вильсона. В первой утверждалось, что не существует одного типа интеллекта, а существует множество его типов. Социобиология утверждала, что в основе социальных поведений находится биологический базис, и что поведение группы может меняться в зависимости от размера группы. Идеи были представлены на современном научном уровне, но можно заметить, что сами они достаточно просты, и могли быть открыты еще в Древней Греции.

Использование концепции «множественности интеллектов» была ограничено рядом исследований и методик, достаточно успешных, но не ставших массовыми. Социобиология вообще оказалась той самой вершиной, с которой только один путь – вниз. Все дальнейшие попытки расширения концепции оказались неудачными, в том числе и попытки самого Вильсона. И хотя концепция несомненно верна, в современной эволюционной психологии – в науке, которая изучает эволюционные основы человеческого поведения, и в социальном знании вообще – она не используется. Такое игнорирование социального знания тоже аналогично методам, применявшимся в СССР. Более того, эволюционные психологи потеряли не только социобиологию, они потеряли такую простую вещь, как любовь. Или любовь тоже стала политически некорректной?

Последние концепции были разработаны в середине 1970-х годов. С тех пор ничего более серьезного и практического не появилось. Выходит, что точка вершины западной социальной науки – 1975 год. Значит, с этого времени и идет закат социальной науки.

Может быть, социальные науки ответили на все возможные вопросы? Можно сразу предложить направления для работы: «Как добиваются успеха?», «Как работает любовь?», «Почему падает интерес к социальным наукам?» Ответов нет, поле для работы есть. Потому вернее будет предположить, что у общества нет вопросов. Потому что общество не может вопросы сформулировать. Но оно не может этого сделать, потому что социальная наука не на высоте. В результате получается замкнутый круг. Вопросы есть у отдельных социальных групп – но в сумме у общества этих вопросов нет.

Социальное знание отвечает на вопросы «Как общество работает?» и соответственно «Как общество должно работать?» Общество без социального знания – это общество без социального развития, без социального прогресса, без цели. Целеполагание – тоже задача социальной науки. Общество застывает, по сути перестает быть обществом, а далее рушатся связи и общество перестает быть вообще.

В цивилизации общество проходит стадии от национального классового общества к массовому обществу, и затем к распаду общества на атомарные элементы. Национальное общество является иерархичным и с классовым сознанием, а массовое – неиерархичным и без классового сознания даже при наличии классов.

Общественная иерархия, без которой невозможно общество как таковое – это отражение иерархии социального знания. Любая иная иерархия не обладает необходимой авторитетностью для поддержания общества. Без иерархии знания массовое общество ставит на роли властителей дум артистов, моделей и администраторов.

Фундаментальная причина падения социального знания в конфликте с массовым обществом: социальное знание по своей природе иерархично, а массовое общество по своей природе отвергает все возможные иерархии.

Массовое общество тяготеет к социализму. Социализм тяготеет к унификации форм жизни. На социалистическую унификацию форм можно отвечать поддержкой разнообразия форм жизни. На это разнообразие и можно ориентировать социальные знания.

Противостоять процессу распада общества на атомарные элементы невозможно, поскольку этот процесс является совокупностью непреодолимых закономерностей, сутью времени. Единственный вариант – по мере распада старого общества и старых общественных связей, создавать новые общества, причем в максимальных количествах – чтобы повысить шансы на успех в непредсказуемом будущем. Новые общества всегда иерархичны и создаются вокруг иерархии социальных знаний. Но для этого сами социальные знания должны быть.

Обсуждение в ЖЖ

Advertisements

45 thoughts on “Закат социальных наук

  1. norishkina

    Как раньше говорили, должен быть “социальный заказ”, а в реальности заказ и финансирование элитой таких исследований. В массовом обществе вряд ли могут быть иные заказы на социальные исследования, кроме “как заработать миллион за три дня”, “как выйти замуж за миллионера” и т.п. До распада СССР на западе, по видимому, финансировались работы, подобные работам Уилсона – в русле “холодной войны”. Сейчас это уже никому не нужно.
    Вообще, все науки наиболее плодотворно развиваются в период острых геополитических противостояний. За примерами далеко ходить не надо. Как только СССР в середине 70-х “сдулся” и началась политика “разрядки”, мировые элиты перестали нуждаться в развитии науки, особенно фундаментальной. Зачем?
    По поводу революций – они всегда были банальной сменой элит, совсем, как у приматов.
    Да, для вовлечения “масс” в “геволюцию” используются популистские лозунги, для борьбы с конкурентами – псевдонаучная схоластическая риторика.(вы не марксисты, а ревизионисты\маоисты\уклонисты). То есть, достижения социальных наук заменяют рычание и вздыбливание шерсти на определенном витке истории.
    Вывод – социальные знания нужны обществу лишь иногда, как идеологическое оружие. При этом не важно, соответствуют эти знания истине, или нет.

    Между тем, каждый биологический вид имеет внутренние программы самоорганизации с различными положительными и отрицательными обратными связями. Все это и так работает, независимо от наших представлений об этом.

    Reply
    1. sergeimorozov Post author

      Насчет СССР “сдулся” снова возникает вопрос о первичности. Мое мнение в том, что он сдулся сам, в силу порочности конструкции.
      Финансирования, что удивительно, больше чем достаточно. Но финансируется, как я придумал очередной термин, ноль-наука: все правильно, все работает, но практическое применение нулевое.
      Ессно, знания – оружие общества. Но если нет общества – нет того, кому нужны знания.

      Reply
      1. Anonymous

        Иметь и желать иметь больше, рост, одним словом,—в этом сама жизнь.
        В учении социализма плохо спрятана «воля к отрицанию жизни»: подобное учение могли выдумать только неудавшиеся люди и расы. И в самом деле, мне бы хотелось, чтобы на нескольких больших примерах было показано, что в социалистическом обществе жизнь сама себя отрицает, сама подрезает свои корни.(c)

      2. Anonymous

        Ландау :”Жрец науки — это тот, кто жрёт за счёт науки?»

      1. Anonymous

        Одной из самых больных проблем развития науки и техники в СССР было внедрение. Изобретателей, талантов было много, изобретений тоже, в том числе и весьма эффективных. Но в народном хозяйстве они не использовались. Их приходилось внедрять: чувствуете, сколько напряжения в этом слове. А сколько его было в самом процессе!
        http://www.business-gazeta.ru/article/120648/

  2. sergeimorozov Post author

    «Учёные тоже люди, а людям свойственны качества, которые психологи называют «предвзятостью подтверждения» (confirmation biases; Мы обожаем доказательства, подтверждающие наши собственные взгляды) и «предвзятостью несоответствия» (disconfirmation biases; мы отбрасываем доказательства, которые могут поколебать наше мнение) . Тот факт, что учёные систематически противятся новым открытиям, ещё в 1961 г. был описан на страницах журнала Science, редакция которого добавила к названию статьи озорной подзаголовок: «Происхождение этого сопротивления ещё предстоит изучить по религиозным и идеологическим источникам[1]».
    В качестве аналогии можно назвать пример с искажением вкуса. Человек так хорошо помнит пищу, которой однажды отравился, что начинает давиться при одной мысли о ней. Подобная реакция очень полезна для выживания, но нарушает догмы бихевиоризма. Бихевиоризм, основанные Б.Скиннером, утверждает, что всякое проведение формируется под воздействием системы поощрений и наказаний, которые работают тем лучше, чем меньше интервал между действием и его последствиями. Так что, когда американский психолог Джон Гарсия сообщил, что крысы отказываются есть отравленную пищу уже после одного-единственного случая отравления, хотя тошнота наступает лишь через несколько часов, ему никто не поверил. Ведущие учёные позаботились о том, чтобы его статья не попала ни в один из основных научных журналов. Автор получал отказ за отказом, и самым позорным из них стало письмо, в котором говорилось, что описываемые им события не более вероятны, чем обнаружение птичьего помёта в часах с кукушкой. Сегодня «эффект Гарсия» признан всеми, но первая реакция на него хорошо показывает, как сильно учёные ненавидят неожиданности.
    У меня в жизни тоже был аналогичный случай. Произошло это в середине 1970-х, и речь шла о том, что шимпанзе после драки, мирясь, целуют и обнимают своих противников. На сегодняшний день стратегии примирения наблюдаются у многих приматов, но тогда одной из моих студенток потребовалось защищать результаты этого исследования перед комиссией психологов, и чего она только не наслушалась. Мы наивно полагали, что эти психологи, прежде работавшие только с крысами, не могут основательно рассуждать о приматах, однако учёные твёрдо стояли на своём и утверждали, что примирение у животных невозможно. Это противоречило их взглядам, ведь зоопсихология [тогда] полностью исключала из рассмотрения эмоции, социальные отношения и вообще всё, что делает животных интересными. Я попытался переубедить их, пригласив в зоопарк, где работал; там они могли бы увидеть своими глазами, что делают шимпанзе после драки. Однако на это предложение последовал поразительный ответ: «Какой смысл смотреть на реальных животных? Нам проще оставаться объективными без этого постороннего влияния».
    Франс де Ваал. Истоки морали. В поисках человеческого у приматов. М.: Альпина Нон-Фикшн, 2014. С.145-146.
    http://wolf-kitses.livejournal.com/427885.html

    Reply
  3. Pingback: zitcom

  4. Anonymous

    О самом путинизме уже сказано очень много. Постараюсь выделить в нём ещё одну характерную черту. Прежде всего, его идеология и его пропаганда, в отличие от доктрин советизма, которые строились на непрерывной апелляции к научному подходу, к ценностям просвещения, полностью «анаучна», принципиально обращена к подсознанию, к романтизации традиции и мифологизации истории, к поощрению социобиологического в человеке. Вот очень выразительный пример. Послевоенный советизм стал уникальным для человеческой истории социумом в котором «борьба за мир» и непрерывные клятвы в стремлении избежать войну стали центральным местом государственной идеологии. И раньше правители старались, часто лукаво, говорить о своей приверженности к миру, как например, это было в гитлеровской Германии. Но такая демонстративная надсадность, как в СССР — это нечто необычное. Разумеется, наглядная агитация, как и сейчас пестрела изображениями баллистических ракет, танков с высоко поднятыми стволами и шеренгами добрых молодцев, крепко прижимающих к груди вздетые автоматы (о, старина Зигмунд, какой был это был для тебя материал!). Но всё это железнофаллическое изобилие обязательно сопровождалось надписями вроде «Миру-Мир!», «На страже мира» и прочее. Никакого нынешнего бабуинского размахивания «искандерами» и позирования на фоне ядерных грибов нельзя было и представить. А уж дипломата, несанкционарованно пригрозивших какой-либо стране атомным ударом, ждало бы только одно — пожизненное переписывание мидовского архива фиолетовыми чернилами из чернильниц. Ведь даже знаменитое хрущевское «мы вас закопаем» немедленно представили как констатацию неизбежного поражения Америки в соревновании по производству свиной колбасы******* на душу трудящегося населения.
    http://e-v-ikhlov.livejournal.com/117638.html

    Reply
  5. Anonymous

    Строго говоря, за 70 лет социализма в Советском Союзе, КПСС, весь её академический и профессорский корпус не оставили в информационном поле ничего существенного, запоминающегося, вызывающего интерес, тем более у работников преимущественно физического труда, по вопросам непосредственного строительства коммунизма. Одно лишь бесконечное муссирование вопроса о совершенствование социализма. Судьба СССР доказывает, насколько эти разработки были научными. Без преувеличения, труд Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» был последним, если не единственным после Ленина, серьёзным научным исследованием по вопросам строительства коммунизма, отвергнутым потомками.

    Сложность и своеобразие современных условий, в которых действуют партии с коммунистическими названиями во всем мире, состоит в том, что капитализм во многих странах и, даже, в России, научился приспосабливаться к ситуации и теперь неустранимые человеческие трагедии несколько компенсируются засылкой провокаторов и оппортунистов в левые движения, развитой пенитенциарной системой, дешевыми ночлежками, легализацией наркотиков, проституции, гей-движения и игорного бизнеса, культивацией рок и поп «искусства», профессионального спорта, национализма, мистики, системы PR, либеральной демагогии и развращение населения социальными пособиями, особенно по безработице.

    В этих условиях важнейшей задачей коммунистов является активизация работы по дальнейшему развитию коммунистической теории и, прежде всего, вопросов непосредственного строительства коммунизма.

    С этой целью редакция «Прорыва» предлагает читателям журнала присоединиться к разработке перечня проблем строительства коммунизма, требующих незамедлительного научно-теоретического изучения. Что касается актива самого журнала, то мы предлагаем список проблем, над которыми мы сами собираемся в работать в ближайшее время.
    http://1504.livejournal.com/1610922.html

    Reply
  6. Anonymous

    Книга составлена таким образом, чтобы показать интеллектуальную ущербность одних (на фоне дискурсивной ангажированности) и философскую избыточность других (на фоне институциональной маргинализации). По словам новороссийского политолога И. И. Джадана, находящегося в харьковской тюрьме за участие в акции “Антимайдан”, “то, что теперь существует в России в виде институционального философского сообщества — это лишь механизм экспертной фильтрации западной мысли, заимствования её наименее рискованных положений и интерпретация в безобидном для существующей власти духе. Никакой “отсебятины”, а тем более открытий, влияющих на общественную парадигму хотя бы русского общества от современной институционализированной философии ожидать не приходится. Не для того она поддерживается крайне скупым, когда дело касается чего-либо действительно нового, российским государством.
    http://zavtra.ru/content/view/v-postfilosofskom-mire/

    Reply
  7. Anonymous

    В совке и на постсоветском пространстве был чудовищно низкий уровень гуманитарного образования.
    Гуманитарию убили, чтобы не возникало сомнений в марксизме-ленинизме. Убили ее простым способом – ликвидацией классических гимназий. Любой человек вроде-бы может изучать гуманитарные дисциплины – бери книги и читай. Но чтобы читать и понимать гуманитарные тексты нужны определенные навыки. Дайте среднему человеку любой философский текст. Он его прочитает, но ничего не поймет. Навык чтения таких текстов в совокупности со знаниями 4-5 языков как древних, так и современных, давала классическая гимназия.
    Совок ее уничтожил, а постсовок так и не смог возродить.
    Но природа не терпит пустоты. Гуманитарные вопросы требуют ответов, и отвечать на них берутся технари. Почему-то бытует миф, что университетское образование это автоматом высокий уровень знаний. Но если человек закончил политех или физтех, а таких подавляющее большинство – то его уровень опразования на самом деле не многим выше ПТУ. Да он может писать крутые программы в Си ++, или проектировать механизмы, но во всем остальном он обычный неуч и профан, ни чем не образованнее Васи с автосервиса.
    http://kondratio.livejournal.com/422208.html

    Reply
    1. rhizome

      Философию развивали революционеры и учёные. Что же касается наших философов-профессионалов, заполняющих институты философии и философские кафедры учебных заведений, партийных школ, то никто из них за тридцать лет советской власти и торжества марксизма в нашей стране не высказал ни одной новой мысли, которая вошла бы в сокровищницу марксистско-ленинской философии. Более того, никто из наших философов-профессионалов не высказал ни одной мысли, которая обогатила бы какую-либо конкретную область знания. Это в равной степени относится к Деборину и Митину, Юдину и Александрову, Максимову и Кедрову и всем остальным.

      — Ю. А. Жданов, сентябрь 1949 год
      http://ukhudshanskiy.livejournal.com/4402727.html

      Reply
  8. rhizome

    Ясно, что все это ведет к деинтеллектуализации науки, и если конец XIII века в Европе ознаменовался разводом между Верой и Разумом, то в конце ХХ столетия наметился развод между Интеллектом и Наукой. С 1980-х годов, не случайно совпав с враждебными острой научной мысли неолиберальной контрреволюцией и ее производным — глобализацией, процесс деинтеллектуализации, банализации и одновременно детеоретизации науки об обществе шел по нарастающей, и только после кризиса 2008 года ситуация начала меняться — но только начала, даже до рассвета еще не так близко.
    Куда же вытесняются острые, неудобные проблемы, исследование которых угрожает существованию научной иерархии и ее отношениям с властями предержащими? Кто подхватывает брошенное другими в панике или в приступе алчности («доллар мутит разум») оружие и начинает действовать по принципу, который один датский ученый сформулировал как «В задачах тех ищи удачи, где получить рискуешь сдачи»?
    Сферы вытеснения — аналитически ориентированные журналистика, научно-популярная литература, эссеистика. Причем журналистика и т. п. здесь — форма, а аналитика, причем очень острая, — содержание. Агенты этой сферы — журналисты, писатели, выходцы из спецслужб, МВД, фрилансеры, наконец, те ученые, которые не могут реализовать себя в системе существующих парадигм по научно-профессиональным или идеологическим причинам, короче говоря, с точки зрения конвенциональной науки — аутсайдеры.
    За последние десятилетия в мировом интеллектуальном пространстве произошла интересная вещь: рядом со все больше превращающимся в «игру в бисер» научным дискурсом возник и быстро набрал силу интеллектуальный дискурс, выполняющий те функции и пытающийся решать те задачи, которые не выполняет и не решает «нормальная», то есть «профессорско-профанная», наука.
    http://ss69100.livejournal.com/2452969.html

    Reply
  9. rhizome

    Что такое социализм и, шире, левые идеи вообще? Это ошибка чрезмерной генерализации. Попытка объявить всех людей равными, игнорируя их индивидуальные (и даже групповые) различия и строить политику, экономику и мораль, исходя из абстрактного понятия «человека вообще». Хуже того — тот же принцип (опять же в соответствии с подходом чрезмерной генерализации) левые применяют не только к людям, а вообще ко всему. К любым объектам и понятиям, которые можно формально объединить в один класс. Одинаковое отношение ко всем народам, всем расам, всем религиям, всем половым ориентациям, всем формам дискриминации (неважно, идет ли речь о врожденном признаке или о сознательном и накладывающем ответственность выборе, о безвредном или общественно опасном качестве, о высоком или низком уровне ума и культуры) и т.д. и т.п. Естественно, в политике это ведет к установлению той или иной формы тоталитаризма — от ГУЛАГа до «политкорректности», в экономике — к ее разрушению через плановое хозяйство (которое работало бы только в том случае, если бы все люди были одинаковыми винтиками с зафиксированными потребностями) или «социальное государство» (отбирающее у работающих, чтобы отдавать неработающим и обслуживающим всю эту систему бюрократам), в области морали…
    https://rufabula.com/articles/2015/10/01/about-the-harm-of-empathy

    Reply
    1. rhizome

      Существует примитивный и антинаучный стереотип: “посредствам соответствующего воспитания и тренировки мозг практически любого субъекта можно развить до уровня выдающегося гения, поскольку все люди примерно равны по своему интеллектуальному потенциалу”. Эту веру исповедовали многие, начиная с Кампанеллы и Джона Болла, Прудона и Фурье, Бакунина и Кропоткина, Маркса и Ленина, до Жака Фреско и марксиста Вассермана.
      Отсюда и столько провалившихся социалистических экспериментов с желанием воплотить эту веру в жизнь, “воспитать общество людей нового типа” и т.п.
      https://vk.com/wall-70140970_449

      Reply
  10. sergeimorozov Post author

    С другой стороны, я прошел множество испытаний из-за Валлерстайна. Знающие академическую среду люди говорили: «Постарайся не упоминать это имя и то, что ты вообще когда-либо его знал. Целее будешь, и карьера пойдет. Попробуй сделать что-нибудь нормальное, как все, подсчитать что-нибудь — например, матерей-одиночек Филадельфии».
    http://lenta.ru/articles/2015/11/07/derlugian/

    Reply
  11. rhizome

    Шпенглер,Годы решений

    Эта доктринерская склонность к теориям из-за недостатка опыта, лучше сказать, из-за недостаточного дарования набираться опыта, литературно выражается в бесконечных набросках политических, социальных и экономических систем и утопий, практически — в страсти организовывать что-либо. Последняя становится абстрактной самоцелью и приводит к бюрократии, которая, работая вхолостую, разлагается сама или уничтожает весь жизненный порядок. В сущности, рационализм есть не что иное, как критика, а критик есть противоположность творцу, он разлагает и составляет: ему чуждо зачатие и рождение. Оттого-то его продукт оказывается искусственным, безжизненным и мертвящим при столкновении с реальной жизнью. Все эти методичные и абсурдные системы и организации возникли на бумаге и существуют лишь на бумаге. Это началось во времена Руссо [15] и Канта с философских, теряющихся во всеобщности, идеологий; затем, в XIX веке, приводит к научному конструированию с помощью естественнонаучных, физических, дарвинистских методов — к социологии, политэкономии и материалистической историографии, — а в XX веке вырождается в сочинительство тенденциозных романов и партийных программ.

    Reply
  12. sergeimorozov Post author

    Психология сводится к голому потреблению, в ней задействовано мышление, которое лишь поглощает человека. Ее задача в том, чтобы покончить с человеком, который является ее материалом, ее пищей, в том, чтобы давать сведения, наблюдать. Чем ближе человек к истокам, чем сильнее в своих чувствах, чем живее умом, тем меньше его занимает психология.
    Фридрих Юнгер “Ницше”

    Reply
  13. rhizome

    Кризис беженцев, ситуация в России и в Украине сегодня выявили, что у современного человечества не только нет возможности ответить на эти вопросы, но даже отсутствует инструментарий, подходящий для того, чтобы эти вопросы поставить. Современная гуманитарная наука, которая, казалось бы, должна быть самой передовой отраслью, на самом деле находиться на таком же этапе своего развития, на каком, скажем, находилась физика на заре своего развития в начале XVIII века – до Ньютона, до великой технической революции. Мы смотрим на ученых того периода с высоты сегодняшнего развития и видим, что они вообще ничего не понимали, а то, чем они занимались, в современном понимании наукой не являлось.Вот, например, сейчас современная наука не знает, почему человечество развивается неравномерно. Мы не знаем, почему процессы депопуляции и умирания общества уже не первый раз сопровождают научно-технический прогресс, повышение благосостояния населения, демократические формы правления.А поскольку мы этого не знаем, мы не можем проблемы решить. Посмотрите, насколько разителен контраст между гуманитарным и научно-техническим знанием. Например, если мы берём какой-то вид животных и помещаем его в среду абсолютно чуждой ему популяции, мы знаем, что в данном случае произойдет. Когда мы берем тех же беженцев, как пример того, как представители совершенно чуждой культуры попадают в Европу, мы не можем сказать, что с ними произойдёт, какое влияние они окажут на европейскую цивилизацию. С помощью имеющегося у нас сегодня научного инструментария мы не можем объяснить, почему в одних странах демократия и цивилизация приживаются, а в других – нет. И самое главное, мы не понимаем, каким образом можно имплицировать демократию и научно-технический процесс в общество. Нет не просто никаких исследований на эту тему, нет даже никаких подходов, а те, которые есть – они жестко табуированы. Вы не можете вторгаться во многие области гуманитарного знания, связанные с влиянием генетики на поведение людей.
    http://strannik1.livejournal.com/65382.html

    Reply
  14. Anonymous

    Один из ведущих западоидных визионеров Ник Бостром (заканчиваю читать его разрекламированный господином Касперским “труд” про искусственный интеллект) , такой типичный “антропоморфный” левополушарный асоциал с достаточно ограниченным мышлением, но благодаря отсутствию человечности входящий в топ 100 глобальных мыслителей ( http://www.nickbostrom.com/cv.pdf ) описал модель возникновения и развития искусственного интеллекта, для которого “сети” интернета вещей могли бы быть руками и ногами.
    http://vbulahtin.livejournal.com/2522854.html

    Reply
  15. Anonymous

    “Все, кто занимается философией, должны отправиться на трудовое перевоспитание в деревню. Также нужно не выдавать продовольствия, выгнать из города в деревню артистов, поэтов, драматургов, литераторов… Ведь и отбросы можно превратить в полезные вещи” (Мао Цзедун)
    http://library.maoism.ru/speech-18-08-1964.htm
    http://library.maoism.ru/talk-13-02-1964.htm

    Reply
  16. sergeimorozov Post author

    В июне этого года в Японии произошло событие, которое осталось почти незамеченным на фоне новостей о сокращении японской экономики. Министр образования Хакубун Шимомура направил в 86 государственных университетов Японии письмо, в котором призвал их сосредоточиться на областях знаний, «лучше отвечающих потребностям общества», то есть – сократить или и вовсе отменить учебные программы по гуманитарным и социальным наукам. Лучшие университеты страны – Токийский и Киотский – отказались подчиняться декрету, однако издание Times Higher Education сообщает, что 17 вузов объявили о закрытии гуманитарных программ, а еще девять согласились их сократить; университеты не будут готовить юристов, экономистов, политологов, социологов и других специалистов-гуманитариев.
    https://slon.ru/posts/56806

    Reply
  17. sergeimorozov Post author

    Academics Write Rubbish Nobody Reads
    Daniel Lattier
    Professors usually spend about three to six months (sometimes longer) researching and writing a 25-page article to submit an article to an academic journal. And most experience a twinge of excitement when, months later, they open a letter informing them that their article has been accepted for publication, and will, therefore, be read by…
    … an average of 10 people.
    https://fee.org/articles/academics-write-rubbish-nobody-reads/

    Reply
  18. Летописец

    Структурализм как таковой не был открыт структуралистами в 1960-е годы и ещё в меньшей степени является французским изобретением. На самом деле он берет свое начало от экспериментов в СССР в 1920-е годы. Грандиозный культурный расцвет в лингвистике, мифологии, фольклористике, предшествовавший русской революции 1917 года и в некотором отношении совпавшей с нею, был сначала направлен по иному пути, а потом и вовсе раздавлен сталинским паровым катком.

    Мишель #Фуко «Интеллектуалы и власть. Избранные политические статьи, выступления и интервью. Часть 2»
    https://vk.com/wall-33597996_21639

    Reply
  19. Летописец

    >По времени закат социального знания как раз соответствует вершине знания технического.
    >Последние концепции были разработаны в середине 1970-х годов. С тех пор ничего более серьезного и практического не появилось. Выходит, что точка вершины западной социальной науки – 1975 год. Значит, с этого времени и идет закат социальной науки.

    Что-то в этом есть -тогда как раз в последний раз высаживались на Луну..

    Reply
  20. Anonymous

    -Вы сказали, что главное достижение советской школы — это началка. Но многие говорят, что в СССР было достойно организовано математическое образование. Это не так?
    -Это так. Математика — единственный предмет в школах Советского Союза, который соответствовал требованиям императорской средней школы.
    -Почему именно она?
    -У государства была потребность делать оружие. Кроме того, математика была как отдушина. Ею занимались люди, которым было противно в других научных областях из-за идеологии. Только математика и физика могли спрятать от марксизма-ленинизма. Поэтому и получилось, что интеллектуальный потенциал страны постепенно искусственно смещался в сторону технических наук. Гуманитарные науки в советское время вообще не котировались. В результате Советский Союз развалился из-за неумения работать с гуманитарными технологиями, что-то объяснять населению, договариваться. Мы и сейчас видим, насколько чудовищно низок уровень гуманитарной дискуссии в стране.
    https://lenta.ru/articles/2017/02/28/lubzin/

    Reply
    1. Голос из пустоты

      Чтобы оценить масштаб и глубину произошедшего, представьте на минуту, что разрушение, начатое в биологии Лысенко, пошло ещё дальше, что после всех подлостей и доносов нашёлся на него Сверхлысенко, который уже Трофима Денисовича обвинил во всех смертных грехах, начиная от “витализма” и кончая неизбежным “сотрудничеством”. Результатом “разгрома лысенковщины” явилась бы вообще ликвидация биологии как “буржуазной лженауки”. Однако и это не всё. Для полноты картины следует ввести Триждылысенко, который в свою очередь после смерти Дваждылысенко “творчески развил учение” и, уничтожив всех его учеников, “закрыл” саму проблему изучения живой природы. Вот схема развития отечественной философской мысли после 1917 года. От тупого немецкого публициста середины прошлого века к больному Ленину и, наконец, к триждывеличайшему философу всех времён и народов.
      http://www.samisdat.com/2/214-rkom.htm

      Reply
  21. sergeimorozov Post author

    О евгенике, альтруизме, селекции как факторе эволюции и «мировом заговоре»
    Собеседник
    Глэд Джон
    Ведущий
    Споров Дмитрий Борисович
    Дата записи
    4 октября 2012

    Дмитрий Борисович Споров: Сегодня я бы хотел спросить вас именно о социобиологии и евгенике, о том, что для вас значит занятие этой наукой. И подготовил несколько вопросов, их получилось тринадцать, но, думаю, их будет около десяти.
    http://oralhistory.ru/talks/orh-1466/video

    Reply
  22. sergeimorozov Post author

    The War Against Human Nature in the Social Sciences
    While lecturing in ex-Soviet countries from the 1990s it was difficult not to contrast the crumbling facades and rotten plumbing with the neatness of Australian universities. There were two striking similarities—the vivid personalities who worked in both environments and the taboo against human nature afflicting the social sciences. Colleagues in Moscow, Novosibirsk, Prague, Budapest and Bucharest, recalled that during the communist era their attempts to adopt biosocial science—behavioural biology applied to the study of human society—were blocked by Marxists.[1] The discoveries of Charles Darwin, Konrad Lorenz, Nikko Tinbergen, William Young, Irenaeus Eibl-Eibesfeldt, William Hamilton and Edward Wilson and others were mainstream in the study of all species except us.
    http://quadrant.org.au/magazine/2012/6/the-war-against-human-nature-in-the-social-sciences/

    Reply
    1. Anonymous

      Два философа пытаются подвести итоги философии “нулевых”.
      И что, друзья, характерно: в списке – ни одного открытия, ни одного решения какой-либо проблемы. Результат всех событий – из разряда повышения/понижения авторитета или статуса.
      Вспоминается какая-то заметка о жизни некой разновидности морских коньков – большую часть времени они занимаются тем, что меряются наклоном (чем ниже склоняется конек к горизонтали, тем он ниже по иерархии, а тот, кто плавает, стоя торчком, – в авторитетах).
      http://psilogic.livejournal.com/408028.html

      Reply
  23. Нигилист

    Предположим, что удалось создать законченную, замкнутую антропологию: что представляла бы собой такая дисциплина? Это был бы гроб, в котором лежит завершивший свое развитие человек, остается только привинтить крышку и похоронить его.
    Ф. Г. Юнгер «Совершенство техники»

    Reply
  24. Нигилист

    Истины гуманизма, вера в человека и прочее пока что не более убедительны, чем фантазии, не более жизнеспособны, чем тени. Запад был этими истинами; сейчас же он является всего лишь этими фантазиями, этими тенями. Столь же немощный, как и они, он не в состоянии их удостоверять. Он их тащит за собой, экспонирует, но больше уже не вменяет в обязанность, они перестали быть угрожающими. Вот почему те, кто цепляется за гуманизм, пользуются такими блеклыми, лишенными эмоциональной опоры словами, пользуются словами-привидениями.
    Эмиль Чоран

    Reply
  25. Голос из пустоты

    “Если бы Маркс был жив, он бы к своим одиннадцати тезисам добавил двенадцатый: раньше буржуазные философы объясняли мир, а советские философы и этого не делают”
    Г.П. Щедровицкий

    Reply
  26. Голос из пустоты

    Констатация кризиса гуманитарных наук стала общим местом еще с середины ХХ века. Можно много рассуждать о его предпосылках, формах проявления и последствиях. Но не актуальнее ли сегодня говорить о кризисе социально-гуманитарных практик, а не наук? Философия, психология, социология, культурология, филология, коммуникативистика и прочие дисциплины социально-гуманитарного направления находятся отнюдь не в застывшем состоянии. Каждая из них может предъявить свои серьезные достижения. Вопрос в том, всегда ли общество готово ими воспользоваться? На примере этих же High-Hume хорошо видно, что, к сожалению, манипулятивные технологии востребованы гораздо больше, чем гуманистические. В мире много пиара, но мало настоящего диалога с общественностью. Предпринимателю проще выстраивать отношения со своими сотрудниками, опираясь не на их внутреннюю мотивацию, а на внешнюю: на страх быть уволенными, штрафные санкции и прочее. Но это проблема уже не научная. Или, по крайней мере, не только научная.
    http://www.tsu.ru/university/rector_page/high-hume-i-mesto-gumanitariya-v-tekhnologizirovannom-obshchestve/

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s