Проблемы мира и социализма

3e77215c0a3b14fc5341879711b9730c

Проблемы мира и социализма

1.

Социализм как общественная система – это набор правил организации общества, которые подразумевают регулирование и распределение. Как правило, но не обязательно, с целью повышения общественного блага. И как правило, подразумевается, что распределение осуществляется в пользу бедных, что совершенно не факт. Социализм – это система регулирования и распределения; а в чью пользу – это уже следующий вопрос, это как начальство решит.

«Демократия – это пространство договорённости независимых, вооружённых мужчин». (с) Бенджамин Франклин.

Независимость имеется в виду максимальная – и политическая, и экономическая. Экономическая – это фундамент, на котором строится политическая. Это может быть независимый фермер, предприниматель, буржуа вообще. Во времена Франклина таких людей было немало, и как раз они и создали США. Но с тех времен ситуация несколько изменилась.

Большие системы эффективнее маленьких. В результате системы растут. Но когда они вырастают, они перестают быть эффективными. Да и ранее эффективны они именно в борьбе с себе подобными системами; в обслуживании потребностей людей они совершенно не эффективны. Чем больше размер систем – тем больше в общей системе регулирования и распределения, то есть больше социализма.

Изначально экономические агенты действуют в пространстве свободы. Потом они заполняют это пространство. Потом они начинают конкурировать и вытеснять-поглощать друг друга. Остается пара-тройка агентов – уже сверхкорпораций. И этим агентам приходится заключать договоренности и друг с другом, и с государственными регуляторами. А это снова регулирование, снова распределение и снова больше социализма.

В антагонистическом соотношении свободы-структуры термин «независимость» безусловно относится к свободам. А распределением и регулированием ведают структуры. Когда структуры заполняют собой всё пространство, свобод не остается. В клетке одному хомячку хорошо, двум еще и весело, а если набить к клетку 40 хомячков, они не смогут в ней даже двигаться. Планета Земля – это такая же клетка – для экономических агентов и людей вообще.

Итак, имеется клетка, битком набитая хомячками. Осталось найти в этой клетке то самое пространство, в котором будут договариваться независимые мужчины согласно Бенджамину Франклину. Нет такого пространства. А если нет пространства договоренности, то независимым мужчинам просто негде быть. А просто мужчинам негде быть независимыми.

Цивилизация пришла к такому состоянию не сразу. Когда-то независимые мужчины составляли серьезный процент населения. Но с тем, как структуры росли, кстати, в основном в результате деятельности этих мужчин, места для этих же мужчин становилось все меньше и меньше. Нет, в каких-то щелях мироздания они могут и сохраняться, они есть. Но в ничтожных количествах. А их место заняло массовое общество. Которое, как известно, совсем не общество. А сидение в щелях мироздания – это какая-то не очень правильная «независимость».

2.

Судьба будущей глобальной системы может быть рассмотрена на примерах меньших систем, как достигавших глобального уровня, так и чисто участвовавших в больших системах в качестве агентов. Каждый малый цикл в той или иной степени, в тех или иных деталях при определенной погрешности отражает в себе цикл большой цивилизационный. В общем, что было, то и будет, и как процессы шли, так они и будут идти.

Процессы концентрации, приходящие к логическому завершению сейчас, можно отсчитывать от ликвидации феодальной раздробленности в Европе. Даже раньше, чем эти процессы были завершены, начались европейские войны за мировое первенство. А потом появились США; в результате сама Европа была вынуждена объединиться в примерно такую же по размерам систему. Но из систем должна остаться только одна; поэтому Европа как менее эффективная неизбежно развалится, а всё технологически ценное будет вывезено в США.

Параллельно странам росли и увеличивались корпорации и банки. Сначала они были местными, потом стали национальными, сейчас они транснациональные.
В СССР в спецраспределителях сначала распределялись продукты, потом квартиры, а потом дошло до заводов, газет и пароходов. В СССР сначала воровали продукты, потом машины, а потом дошло до заводов, газет и пароходов. Потом дошли до распределения самих корпораций, но крупное воровство не принято называть воровством. Раньше были бандиты и правоохранители. У всех были разные структуры. А сейчас все слилось в почти неразличимое что-то одно.

Дальнейшим шагом роста стало неформальное объединение ТНК и государственных структур. Переход людей из корпораций в государственные и партийные органы и наоборот – это рядовое событие. Но сам факт таких переходов говорит о том, что уже существует единый класс управленцев – а если такой единый класс «начальства» есть, то это давно известные управленцы-мандарины последних китайских времен.

И везде – регулирование и распределение. В России миллиардеры были назначены по распределению свыше. Но и в США новые миллиардеры в хайтеке тоже были назначены. И сам хайтек – это зона частно-государственного партнерства, где частное уже не отделить от государственного; понимать можно только через класс «мандаринов». По некоторым данным, 56% французской экономики – госзаказ. Остальное в основном – операционная деятельность того же правящего класса, который регулирует и госзаказ, и придумывает потребности масс.

В мире больших систем, в мире корпораций, переплетенных с государствами множеством связей, экономической независимости нет. Все ниши зафиксированы и привязаны тысячами структурных связей.

Всё пространство было захвачено предыдущими поколениями. Концентрация происходит и ресурсов у владельцев, и среди самих владельцев, которые становятся одним неличностным сверхвладельцем. В результате диверсификации капиталов у конкурирующих компаний и стран оказываются один и те же владельцы. Делить становится нечего, остается только регулировать и распределять.

Всё экономически сущее переходит из режима расширения в режим единственно возможного – в режим бесконечной оптимизации. Причем даже оптимизация происходит не из воли оптимизаторов, а из соотношения уже существующих структур.

Автономия элементов постоянно снижается. В Европе евробюрократы жестко регулируют национальные государства, в США снижается уровень автономии штатов. По всей планете множество договоров превращают ранее независимые страны в территории глобального регулирования.

Множество договоров о разделах сфер влияния, о стандартах, о нормах и правилах ограничивают и ТНК, и сверхсистемы, и ограничивая, по сути создают из них одну регулируемую систему. Пространство свободы в общем всегда можно найти, но для большинства корпораций оно настолько ничтожно, что его освоение обычно не покрывает издержек на освоение.

Процессы идут с ускорением. На монополизацию продовольственного рынка ушли века. Монополизация хайтека произошла за пару десятилетий.

Административно-командная система складывается в любом случае. СССР обгонял время. Развитие и есть деградация, один процесс. Россия и сейчас социально впереди, уже в киберпанке. Есть несколько корпораций, которые «зарабатывают» деньги на внешнем рынке – продавая ресурсы. Население получает долю этих денег через распределительную систему – через пенсии и выплаты бюджетникам. Далее на этих деньгах работают супермаркеты. А на остатках уже можно развивать свободное предпринимательство. Только остатков этих так мало, что на что-то приличное этих денег не хватит. Потому что их мало в системе вообще. На всех уровнях присутствуют жесткие регулирование и распределение. А правящий класс – один, нет деления на предпринимателей и администраторов: люди переходят из одних структур в другие. И более того, без административной поддержки «бизнес» невозможен. Так что и не бизнес это, а система распределения ресурсных ниш. Никакой экономической свободы нет – есть регулирование и распределение. Это социализм. И сама Россия встроена в систему мирового социалистического распределения труда.

Социальное развитие Запада – догоняющее. Россия – модель Запада, и Россия – подсистема. Общая система неизбежно повторит тот же путь. Свободы ограничиваются не по чьей-то воле; системы вынуждены ограничивать свободы – потому что реально этих свобод нет. Нет в России «независимого вооруженного мужчины», и не будет, даже если мужчину вооружить. На Западе все идет туда же.

3.

Еще раз по пунктам:

Системы растут и мешают друг другу.

Системы растут и ограничивают свободу друг другу.

Системы наращивают структуры и в результате теряют собственные свободы.

Системы вынужденно переходят к регулированию и распределению пространства, к структурированию пространства, ограничивая свободы.

Системы растут во всех направлениях, в том числе и в политическом, в результате договоренностей получается единый комплекс регулирования и распределения, сначала как система национальных социализмов, а далее – как система глобального социализма.

Глобализм – это мировая система регулирования и распределения, выходит глобализм есть глобальный социализм, единая мировая социалистическая система разделения труда. А такая система нуждается в управлении, в том числе в том, чтобы объекты системы были лишены свободы, чтобы они занимались только тем трудом, который нужен глобальной системе.

Ничего экономически независимого – ни фирм, ни людей – в современном мире быть не может. Гарант свободы – экономическая независимость; а если такой независимости нет – свободу уже не спасти, по крайней мере экономическими методами.

Абсолютную свободу представить невозможно. А абсолютную структуру – любой кирпич подойдет. Свободы вытесняются. Структуры ломаются. Структура со свободами гнется. Структура без свобод ломается.

Развитие систем на планете, в том числе создание единой системы – это результат перманентного конфликта свобод и структур, когда структуры вытесняют свободы, создают сверхструктуру, а потом эта сверхструктура разрушается в силу отсутствия свобод, необходимых для выживания, под собственной нагрузкой. И чем больше структура, тем сильнее её внутренние напряжения.

Капитализм… либерализм… это где теперь?

Люди традиционно строят человейники-которые-обрушиваются. Современная мировая система – тоже очередной человейник. Человейники – это структуры, лишенные свобод в результате борьбы за эффективность.

Система, состоящая из одних структур и лишенная свобод, заканчивает управленческим ступором. При отсутствии свободы в системе любое действие может вызвать системный крах. Возможно, именно в такой ступор впадали монархии при революциях; при последующем анализе обычно выяснялось, что ресурсы для сохранения у монархий обычно были. Но существующей системе до ступора еще далеко.

Человейники, как и большие корпорации, более эффективны и конкурентоспособны; но они эффективны в захвате ресурсов, а не в обеспечении потребностей людей – в том числе потребностей в развитии. Человейники самоубийственны.

Ждать от мировой системы чего-то, кроме гниения, не имеет смысла. Мировой человейник уже гниет; сворачивание свобод – это главный знак.

Существующая мировая система уже вошла в состояние жесткой структуры, и потому ждать от нее чего-то, кроме оптимизации, а именно социалистической оптимизации, не имеет смысла. В этом состоянии она и будет пребывать остаток своего исторического времени.

Но пока очередной обрушившийся человейник не перегниет, никакая жизнь на этом месте не возможна. И ничего интересного в пространстве человейника уже не случится и даже случайно не произойдет; только оптимизация, регулирование и распределение. Тысячелетняя оптимизация МакДональдса, например; или «Проблемы мира и социализма» брежнев-стайл. Интересным может быть только то, что будет сделано вне человейника, даже не против, а именно вне его пространства и парадигм.

С волками жить – по волчьи выть. В мире глобального социализма любой проект, который может быть представлен в этом мире, автоматически будет социалистическим, хотя бы только для того, чтобы быть конкурентоспособным на уровне управления. Даже само слово «конкурировать» становится неверным, поскольку конкуренция с мировой социалистической системой – это уже не совсем конкуренция, это что-то иное.

Вариант «нам нужна прибыль» не пройдет, поскольку все прибыльные пространства заняты корпорациями. А значит, остается только «нам нужен человек». «Независимый мужчина Франклина», которого нет, и есть новая цель, а не старая отправная точка. Круг замкнулся, мир перевернулся. А пока «мужчины» нет, да и «пространства» нет, демократия просто невозможна, и более того, не нужна, потому что при их отсутствии это будет не демократия, а профанация демократии.

И, конечно, проект должен быть одновременно
и национальным – в виде нации-инструмента, в виде нации-конструкта, противопоставленной нациям – догнивающим активным участникам человейника;
и мировым-транснациональным – по смысловому значению, чтобы быть равным всему остальному человейнику. Экономический размер не важен, важен размер смысла, по которому проект будет равен мировому.

В конкуренции с мировой социалистической сверхструктурой свобода экономически нецелесообразна. Свободный муравей невозможен. Но она необходима для выживания человеческого вида в человеческом виде. И тогда выходит, что свобода должна поддерживаться вопреки экономической целесообразности, чисто как самоценный проект.

Advertisements

35 thoughts on “Проблемы мира и социализма

  1. Anonymous

    Если мы хотим выжить на Земле, то мы должны принимать соответствующие законы, касающиеся ограничения потребления энергии, материальных благ. Положительная, позитивная свобода должна сменить отрицательную. Она заключается в подчинении каждого нормам большинства. Амартия Сен, индийский экономист, говорил, что понятие отрицательной свободы слишком абстрактное, нужно говорить о положительной свободе. «Я свободен только тогда, когда способен что-то сделать (на уровне образования, здравоохранения, и так далее)», — говорил он.

    Но Сен ограничивается масштабами личности одного человека, а сейчас мир начинает задумываться о возможностях коллектива, сообщества, которые идут вразрез с интересами рынка и о которых не думали либералы. Например, во Франции в Лионе была недавно конференция, посвященная изменению климата. Там я разговаривал с фермерами, организовывавшими кооперативы,— они в складчину купили пресс для производства биотоплива из рапса. Для них не имеет смысла потреблять это топливо только в кругу своего коллектива, и они начали его продавать.
    http://lenta.ru/articles/2015/04/25/antropocen/

    Reply
    1. Anonymous

      Группа биологов, в состав которой входят ученые из разных стран, доказали, что в настоящий момент на планете идет шестое вымирание, которое вызвано не природными факторами, а деятельностью человека.

      Раньше каждый век вымирали два вида млекопитающих, сейчас же эта цифра достигла 114. В настоящий момент вымирание приблизилось к истории, произошедшей 66 миллионов лет назад, когда с Земли исчезли динозавры.
      http://ok-inform.ru/obshchestvo/38837-uchenye-dokazali-chto-na-zemle-proiskhodit-massovoe-vymiranie.html

      Reply
  2. Anonymous

    Мы давно живем при социализме, просто где-то он совсем государственный, где-то мелкобуржуазный, а где-то хищно капиталистический. Нет принципиальных различий между российскими госкорпорациями, американским государственно-регулируемым бизнесом и тоталитарным монстром типа Китая, самого работающего как единая корпорация. Нетрудно понять, что принципы, по которым все это работает, идентичны. Экономике нас если и учили, то по-разному, и тем, кто попал на марксистские принципы, но без уклона в советский маразм, крупно повезло. Лучшего философа капитализма найти до сих пор сложно, даже Смит и Рикардо были лишь предтечами подхода Карла Маркса. Тем не менее, Маркс и его апологеты слишком преждевременно говорили о социализме как новой формации, следующей за капитализмом. Ленин и компания раздули это до абсолюта, а на практике социализм оказался всего одним из вариантов капиталистического же менеджмента. Вместо качественной перестройки в коммунизм мы видим лишь переходную форму в виде двух научно-технических революций.

    Несмотря на все это марксистское деление истории на череду общественно-экономических формаций и в современных истории, экономике и социологии никуда не девается, правда теперь вместо всего этого мы видим модное деление на традиционное (доиндустриальное), индустриальное и информационное (постиндустриальное) общества. То же самое, только в профиль. Нам долго твердили уже западные ученые и околонаучные экономисты, что индустриальное общество разлагается и потихоньку заменяется информационным, что все сильнее творческая мысль вытесняет производство, что информация вот-вот подвинет капитал, что оцифрованные электронные активы скоро станут рядом с реальным сектором, даже если они ничем не обеспечены. Но никакого информационного общества не будет. Будет именно что постиндустриальное. Грядет новый феодализм.
    http://rufabula.com/author/sklyarov/207

    Reply
  3. Anonymous

    Доля единоличников катастрофически падает. Особенно в азиатско-тихоокеанском регионе. Две трети земель в руках у ШЕСТИ ПРОЦЕНТОВ хозяйств. Лишь коммунистические Китай и Вьетнам, вкупе с Кореей и Шри-Ланкой пока сильно отстают в коллективизации. Но это ненадолго.
    Огромное количество безземельных крестьян станут горючим материалом для новой Великой Азиатской революции. Либо начнется Великое Переселение народов. Какое зло меньше?
    Коллективизация в России завершена. Малые хозяйства ( 98 % всех хозяйств) владеют ок.9% земель (данные 2011 г.)
    http://altyn73.livejournal.com/738882.html

    Reply
    1. Крот

      «Мы вошли в стадию колоната — это политическая власть крупных землевладельцев над обществом. В колонате невозможно выжить мелкотоварным производителям. После колоната наступает рабство или бунт», — подчеркнул Федор Анатольевич.
      http://kavpolit.com/articles/vot_tebe_vladimir_vladimirovich_i_jurev_den-30447/

      Reply
  4. Anonymous

    Свежий годовой обзор МОТ рисует весьма мрачную картину трудового рынка в мире: три четверти занятых работают по временным контрактам и/или неполный рабочий день – в развитых странах ситуация намного лучше, но и там с начала кризиса полная занятость ведёт себя куда бледнее, чем частичная. Ещё занятнее, что пятая часть рабочей силы всей планеты трудится на глобальные корпорации и финансовые группы – вроде не так и много, но вычтите из общих списков военных, полицейских, чиновников, медиков, учителей, коммунальных служащих и живущих натуральным хозяйством (их очень много в слаборазвитых странах), и выйдет, что в “торгуемом” секторе (т.е. в том, чья продукция покупается и продаётся) огромная часть находится во власти транснациональных монстров. По сути, эта картина аналогична сложившейся в позднем Риме, где подлинными хозяевами стали подмявшие всё под себя огромные латифундии – чем это закончилось, все знают: массовым обнищанием и одичанием, фискальным коллапсом, бунтами, войнами и, наконец, крахом денежной экономики и торжеством натуральной. И теперь – вперёд, в новые “тёмные века”?..
    http://www.itinvest.ru/analytics/reviews/world-markets/8728/

    Reply
    1. Anonymous

      Всё это было в Римской империи – ну и нас по аналогии тоже вскоре ожидают последние этапы вышеописанной трансформации. Аналогия же действительно уместна, ибо отличие в процессах только одно – степень товарности экономики. В Риме её ограничивал неквалифицированный рабский труд: укрупнение производства требует узкой специализации, а значит, высокой квалификации – на которую рядовой раб был не способен, да и желания не выказывал. Поэтому степень разделения труда, а значит, и товарности экономики, была в Риме много ниже современной нам. Принципиально это ничего не меняет – просто римская экономика, начиная с некоторого момента, вместо бурного роста стала топтаться на месте, чем и занималась довольно-таки долго. Современный “золотой миллиард” превзошёл римский уровень экономики по разным показателям в 19-20 веках – однако качественно процессы остались теми же (просто “насыщение” наступило позже), а много более высокая товарность экономики обещает и более жестокое разрушение. Аналогом римских латифундий стали транснациональные корпорации (ТНК), относительный вес которых в мировой экономике постоянно растёт – особенно сильно наращиваясь во времена тяжёлых кризисов.
      http://worldcrisis.ru/crisis/127480

      Reply
  5. Anonymous

    Часто у меня спрашивают, почему я делаю акцент на том, что в Казахстане элита состоит из хозяйственников, а в России из силовиков – какое это значение имеет для народа.
    Простой пример
    Зарегистрированных ИП-шников в России 3,5 миллиона человек и количество продолжает сокращаться. У нас ИП-шников 1,2 миллиона, при том что население меньше в 8 раз, а экономика в 10
    Для кого-то до сих пор индивидуальный предприниматель – это спекулянт, враг и расхититель социалистической собственности 🙂
    http://megakhuimyak.livejournal.com/1371633.html

    Reply
  6. Pingback: ЗИТ.КОМ и социализм | zitcom

  7. Anonymous

    «С точки зрения экономического тирана запрет наличных денег представляет собой эдакий “святой грааль”, – пишет Майкл Кригер из издания Liberty Blitzkrieg, – Принуждение населения использовать систему цифровых валютных операций обеспечивает полный контроль посредством отслеживания всех транзакций в экономике и даёт возможность блокировать платежи любого дерзкого гражданина, который осмелится выйти за установленные рамки».
    http://alternathistory.livejournal.com/2366959.html

    Reply
  8. rhizome

    Потому что капитализма давно нет. Есть социализм финансистов, командующих экономикой через выпуск кредитов. “Капиталист” в наших условиях – тот кого кредитуют. Капиталист которого не кредитуют – банкрот.
    http://eksray.livejournal.com/960528.html

    Reply
  9. rhizome

    Бизнесмен Дональд Драмп прав. Америка уже совсем не та.

    Америка размякла. Утратила исторический дух предприимчивости, авантюризма и личной ответственности. Ударилась в социализм и коллективизацию.
    http://a-nalgin.livejournal.com/985006.html

    Reply
  10. rhizome

    — Пытались ли вы привлечь частных инвесторов к проекту строительства новой фабрики по производству микросхем 28 нм?

    — Мы обсуждали этот вопрос с STMicroelectronics, Intel Capital, Samsung, Infineon и др. Но у них должна быть мотивация инвестировать. Обычно фабрику строят там, где есть большой рынок сбыта, а у нас он своеобразный и не такой развитый, таможенные пошлины на импорт нулевые. Поэтому условий для привлечения частных инвесторов в российскую микроэлектронику нет. Например, при создании микроэлектронной фабрики в Португалии или Германии, согласно местному законодательству, власти выделяют на каждое рабочее место субсидию в €1 млн. Таким образом, если на фабрике будут работать 500 человек, она сразу получит €500 млн на развитие. У нас таких механизмов нет, и наш рынок не впечатляет иностранные компании.
    http://www.kommersant.ru/doc/2855421

    Reply
  11. rhizome

    В действительности великие предприниматели часто опирались на плечи предпринимательского государства. Покойный основатель фирмы Apple и ее генеральный директор Стив Джобс был умным бизнесменом, но каждая технология, которая делает iPhone «умным», была разработана при государственном финансировании. Именно поэтому Гейтс заявил, что только государство, в форме таких государственных учреждений, как АППИ-Э, может возглавить прорыв в энергетике.
    http://inosmi.ru/economic/20160313/235696520.html

    Reply
  12. rhizome

    Бюрократическая машина России в ее нынешнем виде, в самом деле, не выдерживает критики. Она утопает в поручениях президента: в 2010—2014 годах их число росло на 33−37% ежегодно, причем менее 60% поручений исполнялось качественно. Если сравнивать с США, то на 1000 распоряжений российского президента приходится, в среднем, 32 распоряжения президента американского
    http://weandworld.ru/russia/1700-gref-nameren-nachat-perestroyku-20.html

    Reply
  13. rhizome

    Так как бюрократия есть по своей сущности «государство как формализм», то она является таковым и по своей цели. Действительная цель государства представляется, таким обра­зом, бюрократии противогосударственной целью. Дух бюро­кратии есть «формальный дух государства». Она превращает поэтому «формальный дух государства», или действительное бездушие государства, в категорический императив. Бюрократия считает самоё себя конечной целью государства. Так как бюро­кратия делает свои «формальные» цели своим содержанием, то она всюду вступает в конфликт с «реальными» целями. Она вынуждена поэтому выдавать формальное за содержание, а содержание — за нечто формальное. Государственные задачи превращаются в канцелярские задачи, или канцелярские за­дачи— в государственные. Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всём, что касается зна­ния частностей; низшие же круги доверяют верхам во всём, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение.
    http://lugovoy-k.narod.ru/marx/01/12.htm

    Reply
  14. rhizome

    В конце нашей книги [теперь это присловье будет звучать постоянно, потому что в книге действительно много чего написано] помимо прочего объясняется, почему экономист Хазин и автор “Хроник текущего кризиса” Щеглов написали ее про Власть, а не про Экономику. Потому что экономика в наше время определяется единственно тем, дадут кредит или не дадут. А давать кредит или нет – это вопрос Власти, а не Экономики.
    http://schegloff.livejournal.com/1074375.html

    Reply
  15. Anonymous

    Демократия – это пространство договорённости независимых, вооружённых мужчин

    откуда вообще эта цитата?

    Reply
  16. Anonymous

    …Но больше всех трудился сам Гениалиссимус.

    Он разъезжал по всей стране и требовал увеличить добычу нефти, выплавку стали, урожайность хлопчатника, изучал проблемы яйценоскости кур-несушек и наблюдал за окотом овец.
    А поскольку страна большая, за всем не усмотришь, он решил воспользоваться передовой техникой и стал совершать регулярные инспекционные облеты на космическом аппарате.
    И оттуда следил за передвижением войск, разработкой карьеров, вырубкой лесов, строительством отдельных объектов и добычей угля открытым способом.
    Он вникал во все.
    Иногда даже заметит, что рабочие где-то слишком долго перекуривают, и прямо из космоса шлет приказ начальника этих рабочих снять с работы, понизить в должности или отдать под суд.
    Или увидит, что какой-нибудь автомобиль превысил скорость или нарушил правила обгона, номер запишет и сообщает в автоинспекцию… Эти космические инспекции оказались настолько эффективными, что в конце концов было принято решение об оставлении Гениалиссимуса в космосе навсегда и разделении власти на небесную и земную.
    Гениалиссимус сверху осуществляет общее руководство, а земными делами управляют Верховный Пятиугольник и Редакционная Комиссия.

    Владимир Войнович. Москва 2042

    Reply
  17. Anonymous

    Простой график ниже от Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute) замечательно показывает абсурдность инфляции стоимости высшего образования и учебников за последние 20 лет. В реальном выражении стоимость высшего образования фактически удвоилась. Что может быть причиной такой мощной инфляции? Может быть виновато наше правительство, делающее все возможное, чтобы предоставить дешевые студенческие займы для детей, которые они затем потратят на поездки, ай-пэды и пиво (то есть на «колледж», см., например, «На что идут студенческие займы: отпуска, ай-пэды, пиво и развлечения» (What Student Loans Are Used For: Vacations, iPads, Kegs, Entertainment ). Или, по сведениям Daily Caller, причиной происходящего является раздутые администрации в наших институтах:
    Развернулась горячая дискуссия о точной причине такого роста цен, но один критический фактор в большинстве институтов – раздувание административного аппарата. Если отношение количества студентов к преподавателям почти не меняется, то количество административных должностей и других позиций, напрямую не связанных с образованием, взорвалось в ВУЗах по всей стране.
    http://harmfulgrumpy.livejournal.com/788580.html

    Reply
  18. Лето Писец

    Одним из главных признаков деградации управленческих систем является постоянное раздувание штатов и создание все новых и новых структур.
    В государственных системах это дополняется законом Паркинсона,
    Первый закон Паркинсона
    «Объем работы будет увеличиваться, для заполнения отпущенного времени на это задание».
    Находясь в бюрократической сфере, Паркинсон установил, что количество работников каждый год увеличивается на 5-7 % при той же нагрузке.
    В 1-ом законе Паркинсона существуют две движущиеся силы (особенности):
    – управленцы-чиновники принципиально увеличивают количество подчиненных;
    – создают работу управленец управленцу.
    http://garnach.livejournal.com/403714.html

    Reply
  19. Anonymous

    К сожалению, все меньше остается от старого Пекина с его маленькими ресторанчиками, двориками в узких переулках, овощными рынками и съестными прилавками, велосипедами на каждом шагу, мопедами с колясками на главных улицах. Это все сегодня отодвигается за Пятое кольцо (Пятая кольцевая автодорога расположена в 10 километрах от центра города — прим. «Ленты.ру»). Вместе с ними из центра вытесняется мелкий бизнес, поскольку считается, что в нем задействовано слишком много иногородних. В последнее время более 100, может быть, даже около 200 больших оптовых рынков выселили из Пекина. Еще одна примета времени: стали закрывать магазины, расположенные на первых этажах жилых зданий.Сносят мелкие ресторанчики и магазинчики. Даже на знаменитой улице Призраков — Гуйцзе, недалеко от российского посольства, славной концентрацией харчевен, закусочных, ресторанов на любой вкус, привлекающей осенними фестивалями поедания раков, вечером и ночью фантастически живописной — с гирляндами красных фонарей, музыкой, толпами народа. Или еще убрали обжорные ряды около пешеходной улицы Ванфуцзин в самом центре, где вечером каждый мог отведать с лотков под ярко освещенными навесами кухню разных провинций Китая, включая экзотические блюда вроде нанизанных на палочки кузнечиков, жаренных в масле скорпионов или личинок тутового шелкопряда. Такого праздника для глаз и живота больше нигде в столице не найдешь, и ломать эту веками сложившуюся традицию — значит лишать город частицы его уникальности. Конечно, чиновникам так проще: куда удобнее «регулировать» крупные сетевые супермаркеты, чем возиться с проблемами какой-то торговой мелочи.
    Обо всем этом я говорю с сожалением, потому что просторные улицы — это, конечно, очень здорово, но вместе с перечисленными изменениями исчезает привычная пекинская жизнь. Та самая уличная жизнь, которая так нравится иностранцам да и самим жителям города. С чем бы сравнить? Ну, вот как если бы взять и оставить у организма, у нашего тела, только крупные артерии, а мелкие кровеносные сосудики взять и удалить, а ведь они насыщают нас кислородом, дают жизнь…
    https://lenta.ru/articles/2016/12/03/beijin/

    Reply
  20. Anonymous

    >Когда-то независимые мужчины составляли серьезный процент населения. Но с тем, как структуры росли, кстати, в основном в результате деятельности этих мужчин, места для этих же мужчин становилось все меньше и меньше.

    Так и раньше было.Обычно они стекались на окраины,где их терпели как силу для отражения военной угрозы.
    Например,византийские казаки:
    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BA%D1%80%D0%B8%D1%82%D1%8B

    Reply
  21. Anonymous

    Книга кандидата исторических наук Владимира Руднева «Советские обычаи и обряды», вышедшая в 1974 году, рассказывает, как правильно следует встречать только появившегося на свет гражданина СССР, как поощрять его успехи в учебе и работе, что произносить на свадьбе и, наконец, как проводить человека в последний путь. Разумеется, каждый такой ритуал начинается с упоминания социалистических идеалов, успехов советского народа и страны в целом, неминуемого светлого будущего и роли во всем этом Великой Октябрьской социалистической революции — отправной точки всего.
    https://lenta.ru/articles/2017/02/13/ideology/

    Reply
  22. Белая Ворона

    В действительности единственной реальной, а не поддельной альтернативой этому социальному устройству является принципиальная смена ориентиров. То есть замена «экономической эффективности населения» — на «человеческую эффективность экономики». Оценка успешности общества не по процентам роста ВВП, а по способности и воле этого общества к самовоспроизводству. Ибо рост ВВП (а также, например, пенсий и продолжительности жизни) в современности зачастую означает всего лишь комфортность утилизации «средней массы»
    Способность же общества к самовоспроизводству — измеряется в семьях, в детях, в рабочих местах для молодёжи и в обороноспособности.
    Эти два подхода, как легко заметить — противны друг другу полностью, на уровне идеи. «Цивилизация сиделок и пенсионных фондов» — это, строго говоря, про утилизацию. «Цивилизация нянек и пионерлагерей» — это про воспроизводство.
    https://um.plus/2017/03/03/elites/

    Reply
  23. Нигилист

    Недавно, я писал об успехе компании Amazon, капитализация которой растет, как грибы после дождя (если не быстрее), а ее конкуренты массово закрывают магазины по всей стране.
    Знаете почему?
    Ничего нового, просто бизнес Amazon гораздо эффективнее, чем у обычных ретейлеров.
    Из отчета уважаемого издания Economist за 2016 год, где сравниваются две компании Amazon и самого крупного в стране ретейлера Wal-mart, можно увидеть следующее.
    Как видим, эффективность (доход на сотрудника) в Amazon в 3 раза выше, чем Walmart. О какой конкуренции здесь может идти речь?
    http://ec-analysis.livejournal.com/129306.html

    Reply
    1. Anonymous

      Малый бизнес сейчас стремительно исчезает. В промышленности и в сельском хозяйстве он исчез еще в прошлых веках в связи с внедрением машин, что, кстати, привело к гигантскому росту пролетариата в целом и рабочего класса в частности. Но до недавнего времени малый бизнес еще безраздельно господствовал в торговле, общественном питании, разных видах услуг для населения. Теперь же ситуация стремительно меняется. Из розничной торговли его вытесняет сети супермарктов самого различного профиля. Из общественного питания – сети закусочных и ресторанов. Происходит это именно благодаря развитию информационных технологий и автоматизированных систем управления. Ведь именно они позволяют управлять гигантским количеством торговых точек, которые имеют современные компании, специализирующиеся в области ритейла.
      Прямо можно сказать, что компьютер уничтожает мелкого частного предпринимателя как класс.
      http://ryboved.livejournal.com/148422.html

      Reply
  24. Нигилист

    Пришла идея :Москва vs новые города

    Москва по сути и есть тот самый человейник в миниатюре : суперэффективный ,но малопригодный для жизни.Он растет как раковая опухоль ,собирая со всей страны людей в очень скученное место – уже сейчас это самый густонаселенный город в Европе ,а по плотности населения на кв км занимает второе место в Европе после Лондона.Москвабадскую агломерацию непосредственно населяет до 25 миллионов человек, а всего она втягивает в себя до 40 миллионов человек ,а по результатам реновации (то бишь уплотнительной застройки) в ближайшем будущем ожидается пополнение еще на 4 млн .Так, только с 2012 по 2014 годы официальная численность зарегистрированного в Новой Москве населения выросла в 2 с лишним раза – с 230 до 570 тысяч человек .То есть этот кадавр растет и растет и в недалеком будущем (20-30 лет)чуть ли не каждый третий россиянин будет так или иначе связан со столицей,которую уже будет впору переименовывать в Нерезиновую для соответствия формы и содержания.И что этому монстру – человейнику смогут противопоставить маааааленькие Новые города?

    Reply
    1. Anonymous

      В целом же население Московского региона с нынешних 20-22 млн. человек вырастет минимум до 35 млн. человек. На небольшой площади по численности населения появится вторая «Польша» (или — «Испания»). До 25-30% населения будут составлять мусульмане, и мы увидим тогда их возросшую роль в жизни города: появление мусульманских кварталов, жизни по шариату, новых мечетей и медресе.
      http://ttolk.ru/2017/05/31/%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0-2035-35-%D0%BC%D0%BB%D0%BD-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82/

      Reply
  25. Нигилист

    Мир, в котором на юге умирают от голода, а на севере от ожирения и где такой богатый американский штат, как Калифорния, тратит на тюрьмы больше, чем на университет, кажется абсолютно нерациональным. Но на самом деле эти процессы — результат безупречной экономической логики, пишет шведский журналист Катрин Марсал (Кьелос) в своей книге «Кто готовил Адаму Смиту? Женщины и мировая экономика», которая вышла в издательстве «Альпина Паблишер». T&P публикуют главу о том, как люди начали просчитывать все, от стоимости великого искусства до оргазма, и почему миром стал править человек экономический, которого Джон Кейнс считал просто полезным идиотом.
    https://theoryandpractice.ru/posts/16119-nespravedlivoe-spravedlivo-pochemu-ratsionalnost-ne-pomozhet-cheloveku-reshit-vse-problemy

    Reply
  26. Нигилист

    Государства подчинили и уничтожили полисы. Но они не сразу превратились в муравейники современного типа. XVI-XVII вв. – это промежуточная эпоха, которую мы будем называть эпохой «государства-диджея». Это эпоха не менее красочная и игровая, чем эпоха полисов, она дала человечеству не меньше достижений и творческих озарений. Не случайно этот исторический период («эру мушкетеров и пиратов») так любят авторы приключенческих романов и их читатели.Государство той эпохи представляло собой «внешнюю надстройку» над относительно автономными в своей внутренней жизни регионами и городскими общинами. А самое главное, что это государство еще не располагало собственными «питомниками кадров» и вынуждено было использовать тех людей, что давало ему общество старого типа. Все успехи «государства-диджея» объяснялись именно его способностью привлекать себе на службу самых активных и талантливых людей, взращенных полисным миром. Оно давало этим людям новую, фактически – глобальную площадку игры, позволявшую им сбросить ограничения полисного мирка и полностью раскрыть свой потенциал. Эта гремучая смесь – полноценные люди, рожденные полисами, плюс колоссальные ресурсы и возможности, которыми наделило их новое государство, приглашая в свою Игру, и придали эпохе «государства-диджея» весь ее блеск и великолепие. Когда Людовик XIV говорил «Государство – это я», он не шутил и не преувеличивал: как «верховный диджей» Франции, он и был сердцевиной этого проекта.Эта великая эпоха «свернулась» в течение XVIII, когда на смену блестящим личностям пришел бюрократический «аппарат», а государство из конфедерации полуавтономных владений превратилось в унитарного монстра, желающего управлять всем и вся. Остатки полисной жизни были окончательно задавлены. Государство, реформировав систему образования, начало строить себе «фабрики человеческого материала». Отныне оно штамповало именно тех людей, в которых нуждалось – исполнительных винтиков, способных идеально встраиваться в институты модерна. На место «государства-диджея» к концу XVIII века пришло «государство-муравейник».
    http://www.inache.net/filos/145

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s