Бытовой постмодерн – 2

 01-011«Всё в прошлом». В.М.Максимов, 1889.

Бытовой постмодерн – 2

Можно сказать, что мир состоит из тем. Когда темы интересные – и мир интересен, но когда темы становятся неинтересными – и мир становится неинтересным и далее унылым. У тем есть внутреннее свойство – они исчерпываются.

Все самое интересное в теме выводится сразу. То, что не выводится сразу – это детали. В детали нужно углубляться. Но детали и не так интересны, и имеют гораздо меньшую аудиторию, поскольку недоступны всем тем, кто не понял собственно тему. Обычно детали интересны только специалистам. Все информационные темы так или иначе уходят в детали, где эти детали перекладывают с полочки на полочку особые, интересующиеся люди.

В развитии темы сначала выявляются все крупные детали, далее они становятся все мельче и мельче. Инволюция – это закручивание темы в детали по обратной спирали. И получается, что закручивание происходит в ничто или в пустоту.

В этом материальном мире не так много тем. Но кто создает темы? Темы создает жизнь. Единственная большая неисчерпаемая тема – это развитие жизни, все остальное – подтемы. Но эта большая тема требует деятельности. Без деятельности сама жизнь становится невозможной. В невозможной жизни все темы становятся пустыми. Их можно бесконечно мусолить, доходя до деталей, переформатировать, но все равно это скатится в унылость и раздражение.

Буквально на днях закрылись три темы – «выборы», «митинги» и «коррупция». Они уже давно были исчерпаны как что-то действенное, и теперь они закрылись в сознании приверженцев. Они никогда не приводили к какой-либо деятельности; если бы к ним подходили в трезвом уме и не раскручивали эти темы искусственно, они бы закрылись давным-давно, сами. А сейчас они закрылись с большой печалькой, поскольку сожрали у своих сторонников время и энергию. В «теме» остались только оплачиваемые исполнители. А насчет деталей – если бы у людей была память, они бы помнили, что эти темы закрываются далеко не в первый раз.

В понедельник ты говорил, что любишь яичницу, во вторник ты говорил, что любишь яичницу, в среду говорил, в четверг говорил, и вдруг в пятницу ты неожиданно заявляешь, что не любишь яичницу!

Идеи, смыслы, проекты – это тоже темы. С тем, что написано, проблему можно решить просто. Книги и всё подобное можно просто сжечь. Но главная тема – это ведь не книги. Главная тема – это люди. А главная проблема с людьми – это то, что люди исчерпываются до пустоты, как и любая другая тема.

Человека можно представить как несколько тем, которые приходят, живут и проходят. А когда уходит последняя тема, человек остается пустым.

Сначала человек становится неинтересным себе. Потом ему становятся неинтересны окружающие, в которых он ищет для себя наполнение. И в последнюю очередь он сам становится неинтересным окружающим. Это тоже вариант деградации; возможно, определяющий вариант.

У врачей есть технология – как узнать, кто в палате умрет первым? Если примерно равны по состоянию? Тот, кто перестал следить за собой.

Народы подчиняются этому же правилу, только более жестко. И в России есть проблема: во всём этом приходится жить. Среди народов, которые перестали следить за собой. И развиваться, и жить в таких условиях можно только вопреки среде. Контркультура, анти-мейнстрим и т.д.

Темы, которые выбирают люди, неразрывно связаны с их мировосприятием, более, они из мировосприятия происходят. Миропозитивность («мир хорош») предрасполагает к действию. Миронегативность действия подавляет. В поздней цивилизации большинство людей тяготеют к миронегативности; но при этом все равно есть и миропозитивные люди, и люди, находящиеся на грани. Миронегативность заразна и свойственна большинству. И потому верный путь, который выбирают субкультуры – это быть против большинства. К сожалению, у многих желающих протестовать быстро садятся батарейки, не хватает энергии, но это тоже неотъемлемая черта позднего времени. Мировосприятие – иногда исправимо, но если сели батарейки – это всё. От современной молодежи энергией особо не подпитаешься, им самим мало.

В 30 умерли, в 70 похоронены. (с) Коупленд.

Но это было написано в 91 году, во времена легендарные Поколения Х. Новые поколения умирают еще до рождения, рождаясь от мертвых. Оттого и зомби.

Выходит, что не столь важно, насколько проект или идея дурна или хороша. Более важно, насколько она миропозитивна. Потому что все равно, насколько дурна или хороша миронегативная идея – все равно она ведет в никуда. И еще – и идеи, и проекты – это просто дополнения к мировосприятию. Жизнь – действие. Не жизнь – не действие. А если миропозитивная идея дурна – жизнь ее скорректирует в нужную сторону.

Людям свойственно обманывать и себя, и окружающих. «Мир хорош» означает не только статическое состояние, не только настоящее время, это означает, что мир может быть изменен к лучшему. Если человек говорит, что все хорошо, но на самом деле у него всё полный отстой и он ничего не делает, а только чего-то ждет – он уже вошел в стадию миронегативности, он смирился с негативом. Христианам можно приплюсовать грех уныния.

Смерть неизбежна, как и похороны. Но для миропозитивного восприятия все-таки нежелательна, и чем позже, тем лучше. Темы исчерпываются, но чтобы было позже, не стоит идти этому процессу навстречу.

Если люди строят, например, сарай, то у них возникает множество производных тем. Но если люди ничего не строят, то никаких тем у них не возникает. Стабильность невозможна; есть только эволюция и инволюция, развитие тем и их схлопывание. Схлопывание, естественно, в пустоту.

Сараи нужны далеко не всем. А политика – это как раз и есть то общее, что может направлять энергию и поддерживать миропозитивность. А миропозитивность находит среду приложения, в том числе людей. И если эта система есть – она поддерживает сама себя.

“Человек есть политическое животное (существо)” (с) Аристотель.

Разумеется, политика должна быть политикой. Унылые выборы ничтожных депутатов – это не то, это говнополитика. Политика должна быть на уровне, как минимум «и увидел я новое небо и новую землю». А варианты ниже в утилизируемой стране с утилизируемым народом просто теряются из-за несоразмерности народной трагедии и политической комедии.

Политика проводится не какими-то космическими силами, а конкретным человеком – тогда этот человек становится субъектом политики. В каком политическом космосе летают Обама и Путин и что они там делают – это вопрос третьестепенной важности, вопрос дополнительный к личной, «моей» политике. Первый субъект политики – исключительно «Я»; ручеек воли бежит именно от «Я», сливаясь с другими ручейками в реки «Мы». Иначе происходит переход от действия, в котором есть смысл, к потреблению чужой «политики», в котором смыслов нет, и начинается спектакль. Иначе это только программирование биороботов. Для биороботов, кстати, вопрос миропозитивности-миронегативности не стоит, потому что не существует.

Даже пьянки и компании делятся на миропозитивные и миронегативные. В первых говорят о политике и будущем; во вторых почти не говорят, потому что и так все ясно – всё закончилось. Говорят о прошлом, в основном о прошлых пьянках. О будущем не говорят, как будто о чем-то неприличном; прилично в будущее не верить и о нем не говорить – такой вариант миронегативной политкорректности.

Для того, чтобы жизнь двигалась вперед, количество обсуждаемого будущего должно превосходить количество обсуждаемого прошлого. А созидательному моменту достаточно быть – тогда потребительский момент может быть любым. (Потребительский момент – это да, плохо, но все-таки поскольку общество потребления дано, нельзя уж совсем от него отрываться, потребители не поймут, а других почти и нет).

Большой вопрос – происходит ли алкогольная деградация в результате алкоголизма или деградации? Скорее, в результате деградации. А когда деградация проникает в человека, тогда алкоголь добивает его окончательно. Люди, активно интересующиеся жизнью, не спиваются. Чтобы спиться, человеку нужно сначала устать.

Человек исчерпанный обычно работает в режиме ретранслятора чего-то. Такой зомби-радиоприемник. Выявляется он буквально парой вопросов за рамками дискурса. На поздних стадиях вещает вообще несмотря на вопросы, всё о своем. В общем, телевизор говорит больше нового. Поэтому в компаниях таких людей сами эти люди предпочитают телевизор. Они говорят, что в режиме фона; нет, на самом деле в режиме фона – это они, а не телевизор.

В трезвом виде выносить всё это «падение человеческого» сложно. А особенно самого себя выносить сложно. Потому опять и снова алкоголь. И люди – опять и снова в режиме фона.

Теперь назад, к идеям и проектам, к информации вообще, которая, как известно, рождает власть. Обычно в постмодерне информация служит чисто для потребления, как кто-то потребляет музыку, так кто-то потребляет информацию. Да, вот хороший текст, например. И что дальше? А дальше или что-то делать, или ничего не делать.

Деконструкция – как метод изучения – в позднем постмодерне убивает вещи. Это происходит, поскольку вещи уже сами по себе истертый обветшалый хлам, и когда их начинают пристально изучать, весь их негатив выявляется и внушает отвращение. По ходу изучения происходят настоящие деконструкции вещей – начиная от высоких идей и заканчивая собственно человеком. И это происходит вне намерений изучающего, и иногда вопреки этим намерениям; хотели как лучше и т.д. Хотели, например, восстановить и утвердить «человек – это звучит гордо», а пока восстанавливали – он в блевотине захлебнулся. Склонность же зрителей к негативу добивает вещи окончательно – зрители видят только то, что может их разочаровать; во времена позднего постмодерна разочаровываться – это уже привычка. Или, если кому угодно, «новая традиция».

*(Деконструкция – понимание чего-то путем разрушения стереотипа или включения в новый контекст. А других методов уже и нет, не осталось.)

Текст в постмодерне живет своей текстовой жизнью, не выходя за текстовые рамки – это с одной стороны. С другой стороны, текст находится в пределах рамок потребления, в результате текст становится только текстом и ничем более. «Ах, какой текст» – это не жизнь текста и его темы, это их смерть. Потому что на этом всё кончается. Когда-то было слово, оно было выше текста. Теперь остался только нарратив, он ниже текста.

Литература – это суррогат действенного преобразования мира (с) Сартр.

Можно добавить, что не только литература, но и вообще текст как таковой – в широком смысле.

На самом деле всё хорошо в меру, и главное – не обожраться. Почитал – преобразовал, почитал – преобразовал. А если только читать, действительно, «тошнота» наступит. От исчерпания. Касается к тому же любой информации вообще.

Текст и тема – это средства, а не цель. Нет цели – и средства не нужны, и текст не нужен. Анализировать? А что-то еще осталось, что нужно проанализировать? И для чего это «нужно»?

Поэт в России больше чем поэт. (с) Евтушенко.

Нет, это не про взаимодействие с органами, это про общество. А писатель вынужден быть больше, чем писатель. Потому что в стране, уставшей от текста, просто писать недостаточно. От собственно писательства писателей здесь устают раньше, чем писатель что-то напишет. Все что-то пишут, а в массовом обществе все равны; кроме Пелевина, конечно.

У информации, скопленной в человеке, есть эффективный пик, когда информации накоплено достаточно для действия. Дальнейшее накапливание информации приводит к растворению необходимого информационного массива в избыточном, по сути мусорном, и вся информация обнуляется, становясь мусорной. Когда человек начинает догадываться, что информация превратилась в мусор – тогда он и устает окончательно, тогда батарейки и садятся.

Исчерпанно бродить среди исчерпанного мира, фиксируя УГ – это, наверно, скучно. А чтобы мир не исчерпался, как снаружи человека, так и внутри, мир нужно регулярно пересоздавать заново. В том числе включать новые темы.

Со временем исчерпываются и закрываются все темы, все информационные проекты. И здесь два варианта – или на их место приходят проекты не информационные, проекты действенные, или наступает окончательная пустота

Advertisements

14 thoughts on “Бытовой постмодерн – 2

  1. rhizome

    И народ в курсе дела тоже. Народу ведь 100% доказательства для уверенности не нужны. Народ знает, что там все воры — и принял это. Почему принял — очень интересно, но в двух словах не расскажешь. Именно поэтому разоблачения Навального улетают в пустоту — все уже в курсе, что так оно и есть на самом деле.
    http://imed3.livejournal.com/3916035.html

    Reply
  2. Anonymous

    Нашёл текст на форуме, в виде ряда комментариев, близкий к вашим предыдущим текстам. Назовём “Генерация гиперреальности при помощи смертей и трупов рандомного быдла”:
    http://9e-maya.com/index.php?topic=14531.msg1037807#msg1037807
    Интересные идеи поднимаются. Возможно, кое-что из этого, вам сгодится.

    Reply
  3. rhizome

    29. [Способы одурманивать себя.] В глубине сердца не знать, где исход? Пустота. Попытка преодолеть это состояние опьянением — опьянение как музыка, опьянение как жестокость в трагическом самоуслаждении гибелью благороднейшего, опьянение как слепое и мечтательное увлечение отдельными личностями и эпохами (как ненависть и т. д.). — Попытка работать, не задумываясь, в качестве орудия науки; уметь находить себе ряд маленьких наслаждений, между прочим и в деле познания (скромность по отношению к самому себе); отказ от обобщений, относящихся к самому себе, возвышающийся до некоторого пафоса; мистика, сладострастное наслаждение вечной пустотой; искусство «ради него самого» («Le fait»), «чистое познание» как наркотики против отвращения к самому себе; кое-какая постоянная работа, какой-нибудь маленький глупый фанатизм; все средства вперемежку, болезнь, вызванная общей неумеренностью (распутство убивает удовольствие).
    1) Слабость воли как результат.
    2) Крайняя гордость и унижение от сознания своих мелких слабостей, ощущаемые благодаря контрасту.

    Reply
  4. sergeimorozov Post author

    Большинство людей, в сущности, умирает в двадцать-тридцать лет: перешагнув этот возраст, они становятся лишь своею собственной тенью; всю остальную жизнь они подражают сами себе, повторяя с каждым днём всё более механически и уродливо то, что уже когда-то говорили, делали, думали или любили в те времена, когда они ещё были они.
    Ромен Роллан

    Reply
  5. Поехавший

    Все покемоны должны собраться в Единый день голосования 18 сентября на участках и привести за собой избирателей, пытающихся их найти и поймать, тогда волей-неволей граждане примут участие в голосовании за ту или иную партию, заявил РИА Новости вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев.
    http://ria.ru/politics/20160719/1471129402.html#ixzz4Ew1gr63h

    Reply
  6. Крот

    Сложно оставаться лишь созерцателем пустоты. Когда сознание, что он не существует, доставляет человеку удовольствие, то всецело удовлетворить свою наклонность он может лишь путем абсолютного уничтожения существования.

    Эмиль Дюркгейм
    https://vk.com/wall-68248151_51

    Reply
  7. Крот

    Отсюда девальвация текста. Текст — мусор, spam. Много текста — много мусора, — #многабукф, #ниасилил. Бумажная пресса — бумажный мусор — давно умерла. Сетевая пресса — отработка финансирования, реклама, seo. Длинное больше не читают. Короткое — если нет картинок — тоже. Если есть — то попроще. Сложное — не читают. А можно ли уложить сложное в 140 знаков? Для мысли места нет, да и не нужно никому. #tupizm. Весь контент, любой, будь то картинки, текст или видео, пролистывается одним пальцем, очень быстро, во время просмотра телевизора или разговора по телефону. Никто никогда не открывает «Полный текст» и не просматривает «Видео». Если комментируют, то только то, что на поверхности — затравку, картинку, скриншот. Глубже нет смысла лезть в обществе поверхностного восприятия.
    http://www.sensusnovus.ru/opinion/2016/12/22/24449.html

    Reply
  8. Крот

    Каждое общество имеет свою картину мира. Более того, в плюралистическом обществе у разных социальных групп разная картина мира. Эти группы борются между собой за утверждение собственной картины мира в качестве доминирующей в данном обществе. От характера картины мира данной социальной группы зависит масса жизненных деталей: отношение к правам человека, налогообложение, программа школьного образования, и так далее.
    Надо пояснить, что картина мира в обиходе называется «верой». Вопрос: «Кто ты по вере?» фактически означает: «Какого стандарта картины мира ты придерживаешься?» В наше секулярное время картина мира может быть совсем не религиозная, так что в определенном смысле можно говорить о разнообразных «верах»: православной, либеральной, коммунистической, консервативной, националистической и т. д. Наличие разнообразных «вер», то есть различных картин мира, различных систем ценностей, — это нормальная вещь.
    Эти веры различны, но они имеют общую важнейшую черту — они включают в себя представление о некоем «завтра», которого надо достичь. Что такое это «завтра»? Это некая главная ценность в данной картине мира и одновременно способ ее достижения: если сегодня ты поступишь так-то, то «завтра» тебе (или всем) будет лучше: спасешь свою душу, укрепишь порядок в государстве, прославишь свой этнос, раскрепостишь личность, приблизишь коммунизм, и так далее. Наличие этого «завтра» в общественном сознании исключительно важно, именно вера в него гарантирует, что оно наступит и в реальности. В первую очередь, именно к обществу относятся слова: «По вере твоей воздастся тебе!»
    А ежели веры нет? Тогда другое воздаяние — смерть, уничтожение, небытие. Общества, в которых разрушена, заснула, умерла вера в свое будущее, — эти общества становятся в очередь на вылет. Прежде империи умирает ее «душа».
    Вот здесь открывается простор для спекуляций: так уже умерло или еще не умерло общероссийское видение своего будущего?
    Отвечу кратко: оно не умерло, потому что оно никогда и не существовало.
    Строительство социализма и коммунизм в перспективе — это была грандиозная мистификация, которая посредством безграничного государственного насилия создавала видимость единства и равенства народов и людей Советского Союза; вместе с тем созидание общего будущего объявлялось важнейшей целью. Когда чугунная плита коммунистической власти внезапно испарилась и коммунистическая цель исчезла, то возникла серьезная проблема — пустота.
    http://afterempire.info/2017/01/18/letter1/

    Reply
  9. Крот

    Собственно, страх и скука потому и стали доминирующими чувствами у детей эпохи постмодернизма – потому что это одинокие люди без цели. Жизнь задыхается без цели, как говорил Достоевский. Скука – это состояние отсутствия цели, мучительное состояние неопределённости в отсутствие дела. Человек без цели – это человек скучающий, человек, живущий в скучном и сером мире. Это также очень одинокий человек. Оберегая и защищая свою свободу, человек получает в довесок к ней и одиночество. Одиночество – это обратная сторона свободы, неизбежный спутник свободы. Это как в отношениях: если ты свободен, то это означает, что ты один, а если хочешь отношений – придётся отказаться от свободы. Так же и в общественных отношениях – хочешь быть частью коллектива – признавай правила этого коллектива, хочешь быть свободным от правил коллектива – катись вон. Со своим уставом в чужой монастырь не ходи. Мы не хотим признавать никаких навязанных нам уставов, поэтому мы неизбежно одиноки. Мы, дети эпохи постмодернизма, не можем перестать быть одинокими и в те моменты, когда мы вместе, потому что нас ничего не связывает. Да, мы едины во мнении, что этот мир летит ко всем чертям, что в жизни нет смысла, мы можем развлечь друг друга сексом, болтовнёй и совместными развлечениями, но у нас нет общих целей, которые могли бы подлинно объединить нас. Мы свободные люди и мы уважаем свободу друг друга. У каждого из нас есть СВОЁ мнение и мы уважаем право на СВОЁ мнение, поэтому у нас нет авторитета, который бы мог объединить нас. У каждого своя правда и свои интересы. Ничего общего. Мы ироничные пессимисты и не строим иллюзий. Мы одиноки и это данность.
    https://vk.com/wall-31158930_4112

    Reply
  10. Anonymous

    Наше общество — это общество хронически несчастных людей, мучимых одиночеством и страхами, зависимых и униженных, склонных к разрушению и испытывающих радость уже от того, что им удалось «убить время», которое они постоянно пытаются сэкономить.

    Эрих Фромм

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s