Бытовой постмодерн – 3

88241_900

Дорогие иммигранты, добро пожаловать в Болгарию.
Работы нет, денег нет, будущего нет.
Идите назад. Спасибо.

Бытовой постмодерн – 3

По каким признакам можно отличить цивилизацию людей от цивилизации биомеханических человьев? Люди выражают себя, в том числе через описание цивилизации. Люди пишут на темы цивилизации, люди поднимают большие проблемы. И вот сейчас читать нечего. Это касается не только России – это касается и всей цивилизации Запада. Пишут много, но эти писатели просто копают свои редукционистские ходы в человейнике; все мелко и скучно, и в общем не интереснее, чем ходы муравья.

Закат Запада – это закат всего. В том числе и литературы на большие темы. Хотя литература – это громко сказано… Хоть бы бложик какой был; но нету!… Но тогда закат каждого элемента цивилизации, в том числе и этой самой литературы – это тоже знаки, свидетельства общего Заката Запада. Всё-таки он закатывается. А закат литературы больших тем – это знак, произошедший на протяжении жизни последнего поколения. Да, теоретически, по Шпенглеру, эта литература должна была закатиться гораздо раньше.

Это плохо? Это плохо только для тех, кто привык жить в мире больших тем. Это плохо только для людей, чувствующих цивилизацию прежнюю. В новом мире им будет скучно, потому что в новом мире все закатывается, и в перспективе закатится всё и ничего не будет. (Денег, кстати, это тоже касается.) Да уже сейчас скучно. Но еще раз – людям, а не человьям. Те, кто не понимают механицизма жизни, и не понимают свободу, этого заката не понять; впрочем, это не мешает этим людям сходить от механицизма с ума.

Закатывается не только литература; закатывается еще и человек. Во всех своих аспектах – и социальном, и биологическом; в том числе заканчивается человек, с которым можно большие темы обсуждать. И тогда становится совсем скучно. Точнее, уже сейчас становится совсем скучно.

Ранее мир нуждался в людях. В смысле не в биороботах. Но старый мир прошел, закончился. А люди остались, и заняться им нечем. Поэтому людям скучно. А биороботы в общем нормально функционируют, выполняют свои маленькие задачи. Люди куда-то ушли, а «умная» человеческая техника занимается обустройством пустой человеческой среды.

358861_1000

Попытка изменить мир через товар? Учитывая, что это одномерный мир потребительства – эта идея кажется верной. Но предлагая товар, очень сложно получить что-то, кроме потребителей. Товар может и пойти – хотя это и редко бывает, но может – но мир точно никак не изменится. Че Гевара как товар идет, уныло, правда, и мир уже лет 50 как не изменяет.

Все нескучное отвергается массовым сознанием. Не потому что оно нескучное, а потому что оно иное и не вписывается в пределы понимания этого самого ограниченного сознания. Это сознание, заскучав, требует нового и интересного, но понять оно может только то, что уже было, а значит, старое и неинтересное – то, что неинтересно этому самому сознанию и от чего ему уже скучно. Второй ремейк – это приемлемо, но третий-четвертый-пятый – это уже скучно; но новое – вне пределов сознания-восприятия, новое смотреть никто не будет.

Мне хочется уйти, убраться туда, где я в самом деле окажусь на своём месте, на месте, где я прийдусь как раз кстати… Но такого места нет нигде, я лишний. (с) Жан-Поль Сартр

Некоторые книги пишутся, чтобы сказать, что писать в общем нечего. Поэтому Сартра можно не читать, он выражает суть времени, в котором читать в общем нечего; достаточно посмотреть и понять. Да, конечно, некоторые люди Сартра читают. Но некоторые и мышей едят.

Скучно – от пустоты. Пустота – от исчерпанности тем. Остается ничто. Ничто пришло и опустошает. Ничто страшное, вроде смерти, и потому пугает. Поэтому естественная идея – от ничто спрятаться. Куда? А замаскироваться, слиться с ничто, в идеале – раствориться в этом ничто. Вот каждый человек в меру сил и возможностей в этом ничто растворяется. Начинает копать ход в человейнике. Но опять-таки, для этого нужно иметь особые способности человека позднего постмодерна: так уметь не думать – это его особый талант.

408089_355163077844055_100000510973161_1409307_2003092966_n

Когда скучно, возникают ожидания, что что-то произойдет и что-то изменится, так, чтобы было не скучно. Произойти что-то может. Но измениться от этого – нет. Прибежит какая-нибудь атилла, всё переломает, если еще будет что, а потом в этой же постмодерновской пустоте растворится. Изменений не будет, это не будет изменением. Потому что человек – существо социальное. Социальность реализуется через связи. И что-то интересное может произойти только через социальные связи. И далее – через дальнейший процесс создания нового – через эти связи.  Вроде как это и есть жизнь.

Этот мир слишком стар, чтобы его изменять. Не получится его изменить. Только строить новый. Своими мозгами и руками. 

Advertisements

17 thoughts on “Бытовой постмодерн – 3

  1. rhizome

    Может на американском сегменте ЖЖ есть интересные блоги?

    Reply
  2. rhizome

    Такой вот надвигается мир: с демографическим взрывом в отсталых бедных странах (которые потому отсталые и бедные; впрочем, от того там и взрыв, что они всё ещё отсталые и бедные); с адаптацией микробов к антибиотикам, которые уже перестают действовать (будут, будут новые антибиотики… по цене в тысячи и миллионы раз дороже нынешних); с эпидемиями “ходячих мертвецов” a la бандеровцы и игиловцы; с опустошением госбюджетов, разворованных ТНК, в соответствии с новыми международными соглашениями, частью принятыми, а частью всё ещё продавливаемыми США. Мир без государств, с жесточайшим дефицитом ресурсов, со всё более недоступными бывшему “среднему классу” ценами и всё меньшим числом вакансий. Мир, отказавшийся от гуманизма в пользу либертарианства (в конечном счёте, права “10000 сверхбогатых” пожертвовать всеми остальными).
    И события будут нарастать, порой, рывками, скачкообразно, но с общей тенденцией к нарастанию скорости изменений и общего хаоса на планете. Готовимся…
    asterrot.livejournal.com/410376.html

    Reply
    1. Белая Ворона

      По сути всё это – ни много ни мало маргинализация будущего. Тотальный уход в текущую склоку, отказ от обсуждения и разъяснения больших сюжетов, в которых мы живём.
      Отсюда – неизбежное соскальзывание внимания граждан к сюжетам пусть маленьким, но по крайней мере живым и шевелящимся. С началом и концом.
      Это не только наша проблема, конечно – хотя у нас она выражена, пожалуй, сильнее, чем в большинстве держав. Планета, зависшая в нынешнем политическом безвременье и неясности, беременна проектностью так же, как сто лет назад революцией. Но условный “мировой медиакласс” старательно избегает проектного мышления и массовых обсуждений.
      http://ifc.livejournal.com/584498.html

      Reply
  3. rhizome

    Постмодерн – это, в первую очередь, комплексная реакция на катастрофические провалы эры модерна: холокост, ГУЛАГ, экологические катастрофы, Хиросима, кризис. Постмодерн предлагает модерн без его абстракций, несбыточных утопий, общественных идеалов и морализаторства. В постмодерне нет места будущему с его идеалами равенства. С этой поры бедняки будут брошены на произвол судьбы: если в модерне для них было место – будущее, в котором всем будет хорошо, – то в постмодерне такого места нет априори. Но одно дело избавиться от иллюзий модерна, а другое дело – научиться без них жить, более того, жить с тем, что они породили. Все, чтобы мы ни делали, к чему бы ни прикасалась наша рука, несет в себе отпечаток ужаса грядущего неизвестного: личной, локальной, планетарной катастрофы. Мы живем в мире меняющегося календаря и мыслим в парадигме катастрофы; прибываем в нервном ожидании, когда нам, изнасиловавшим природу, природа нанесет ответный удар. Апокалиптические нарративы – узнаваемая часть, которая легко упаковывается в постмодерн, и некоторые, вроде y2k, уже полностью сошли на нет. Огромное число подобных нарративов формируют и подготавливают почву для возрождения духовного бестиария: религиозных инстанций полицейского типа, сект, язычества и гностицизма.
    http://antonkorablev.com/pandemonium/articles/

    Reply
      1. Нигилист

        Понимаете, чуваки, вещи, которые происходят с философией, обществом и культурой — они не оттого происходят, что какой-то хуй в очках сидел-сидел в своем кабинете, да и подумал: а нехай у нас теперь будет постмодернизм, щас я про это статью умную напишу, а все и поверят. Так не бывает, ребзя. В жизни все немного сложнее. Как правило, изменения в социальной и культурной жизни вызваны определенными историческими событиями. Как правило, эти события очень страшны. Вот то, на что вы поплевываете через зуб, называя «заумной фигней» — оно на самом деле вырастает из крови, трупов и ужаса. Так Столетняя война когда-то «убила» Средневековье и «создала» Возрождение. Так вышеупомянутые сентиментализм и романтизм выросли на богатом удобрении из отрубленных гильотинами французской революции голов… Постмодернизм же — это «ребенок» двух мировых войн. Его «субстрат» — это кровь, выхарканная после отравления фосгеном, кишки, намотанные на гусеницы танков, трупы в газовых камерах и умирающие от лучевой болезни японские дети. Просто подумайте об этом, когда в следующей раз соберетесь называть его вторичной бессмысленной пургой. Об этом и о том, что я напишу ниже.
        http://sherlock-series.livejournal.com/1137763.html

  4. rhizome

    Если переход от смерти одной культуры (классической) к жизни другой культуры (европейской) уже случился однажды в истории, нечто подобное произойдет и в наши дни, хотя теперь переход будет уже к чему-то большему, чем иная культура. Последняя включает три крупных периода человеческого существования: период первобытного общества, естественной культуры, третий же период только начинается. Шпенглер, как мы видели, высмеивает трех-эпохальный взгляд на историю, состоящую из античности, Средних веков и современности, и не без большой доли справедливости. Он также замечает, что представление о трех эпохах всегда обладало большой властью над умами людей фаустовской культуры, начиная с Иоахима Флорского в 13 веке. И возможно, что то, что теперь начинает оформляться, и есть подлинный «Третий Рейх», который нацисты превратили в такую жуткую пародию.
    http://www.igrunov.ru/vin/vchk-vin-civil/tradition/vchk-vin-civil-tradition-spengler.html

    Reply
  5. Anonymous

    Сейчас проекты «будущего» окончательно дискредитированы и через ранних проектировщиков — конструктивистов и футуристов; мечтания панков и феминисток оказались так же раздавлены катком современного капиталистического мира «здравого смысла». О будущем мыслить больше немодно и неактуально. Плоские фрески гламурных пейзажей в стиле хай-тек больше никого не впечатляют, как и прочая чепуха, закамуфлированная в оболочки снов о «будущем», в которых роботы с лицами моделей журналов мод делают «всё, что вам угодно». Кажется, что нет ничего нового в том, что дрон приносит тебе еду, пока ты работаешь на корпорацию. И даже в том, чтобы видеть «виртуальную реальность», пока всемирное правительство пользуется твоим телом, как в фильме «Матрица». Что в этом действительно, по-честному, кардинально нового?
    http://spacemorgue.com/budushhee-nevozmozhno-ili-besposhhadno/

    Reply
    1. Лето Писец

      О будущем не пишет вообще никто. Просто никто. Хотя не совсем так. Никто не пишет о «светлом будущем». Пишут о грядущем конце Европы под натиском цветных, о гибели Америки, так и неуспевшей войти в стадию «зрелости», о том, что эра социализма закончилась и скоро все вернется к старым неофеодальным порядкам, что массовое внедрение роботов сделает не нужным подавляющее число людей, в общем, не будет ничего хорошего. Дальше будет только хуже и хуже. Одним словом футуристический дискурс исчез как таковой, а позитивный футуристический – полностью.
      http://www.budyon.org/pro-totalnoe-obsuzhdenie-proshlogo/

      Reply
  6. Летописец

    Двадцать первый век очень похож на древние времена, когда Христос и его последователи узрели скорую гибель чахнущего мира и осознали, что грядёт новый порядок; порядок, который ещё только предстоит создать в борьбе течений, смыслов и идей. Сегодня человеческая цивилизация, как и две тысячи лет назад, переживает точку бифуркации – момент, когда старая Система разрушается и её Смыслы теряют созидательную силу. В такие моменты определяется судьба мира на несколько поколений вперёд, и поколению Перестройки повезло стать героями именно такого выдающегося момента. Фактически речь идёт о перезагрузке Системы, о созидании новых правил игры, о придании нового импульса коллективному человечеству, запутавшемуся в противоречиях старой эпохи. Определяющим фактором в этой ситуации является формирование нового мировоззрения или философии, которая могла бы структурировать реальность миллионов людей, создавая новое будущее, взамен умирающему прошлому, лишённому энергии и смыслов, и существующему не в силу жизнеспособности, но по инерции, подобно телу курицы с отрубленной головой, которое ещё какое-то время сохраняет активность, несмотря на отсечённую голову, как это когда-то случилось с Римской Империей. Осознав это мы понимаем, что лидер нашей эпохи должен прежде всего уметь создавать новые смыслы, направляя мир вперёд и вверх, в соответствии со своим уникальным видением происходящего. Миром правят Идеи, и тот кто подчинит жизнь служению Идеи, обретёт силу способную изменить Мир. Страждущему остаётся понять как стать Мессией и действовать: Миссия и Крест уже готовы и ждут очередного героя.
    https://vk.com/wall152241027_1990

    Reply
  7. Летописец

    Проект Просвещения, подаренный Европой миру, отнюдь не был связан с натаскиванием личности на определенные полезные общественные функции. Боль­шая культура – а Просвещение создало Большую культуру — может развиваться при условии, что ее ценности носят не служебно-подчиненный и функ­циональный характер, а являются самоценными. Эта логика самоценности культуры действует в области развития науки, образования, искусства. «Человек Просвещения» в сравнении с современ­ным «экономическим человеком», зацикленным на отдаче и пользе, выступает как романтик, но этот ро­мантизм оказывается более продуктивным в культур­ном смысле, чем рыночный прагматизм. Вырождение проекта просвещения с его культом больших фунда­ментальных идей угрожает современной цивилизации тотальным застоем. Новым изданием азиатского в его худшем варианте как стоящего на месте, без развития способа производства, а современным элитам — превращением в мандариниат или чиновничью прислугу древнекитай­ского образца, которая выдавала инструкции и регла­менты, но не была способна инициировать большие творческие новации и открывать новые горизонты развития.
    http://oko-planet.su/fail/failbook/18012-as-panarin-narod-bez-yelity.html

    Reply
  8. Anonymous

    > Вот каждый человек в меру сил и возможностей в этом ничто растворяется. Начинает копать ход в человейнике.

    Напомнило сцену из Ну погоди

    Reply
  9. Крот

    Переслегин:
    Но самое страшное даже не это. Сейчас у нас возникает коллапс новых идей будущего. Мы живем в не очень большом числе идей. Это конструкция галактической империи, азимовская конструкция конца 1940-х — начала 50-х. Это конструкция ноосферного коммунизма Вернадского, Леруа, де Шардена, а уже в позднее время Ефремова, Стругацких и другой советской фантастики 1960-70 годов. Это концепция устойчивого развития, полуэкологический «зеленый» бред о безуглеродных городах, который формировался в 1990-е. И концепция технологической сингулярности Вернора Виджа. Собственно, вот все базовые конструкции будущего. Ни одна из этих конструкций с проблемой справиться не может. Кстати, для гуманитариев масса работы: какие еще концепции могут быть?
    https://www.znak.com/2017-01-09/znamenityy_futurolog_nyne_zhivuchie_pogibnut_v_adskoy_voyne_lyudey_i_kiborgov

    Reply
  10. Нигилист

    (наблюдая из кабины бульдозера):

    А ведь это похоже на лабиринт для домашнего хомячка чтобы он не скучал

    Reply
  11. Нигилист

    Сергей Капица:
    Раньше, начиная ещё со времён Гомера, существовала устная традиция: люди сидели и слушали старцев, которые в художественной форме, через сказания и легенды прошедших эпох, передавали накопленные поколением опыт и знания. Потом возникло письмо и вместе с ним — чтение. Традиция устного сказа угасла, а теперь угасает и традиция чтения.Вопрос потери интереса к чтению — это вопрос о том, что сейчас происходит с людьми. Мы упёрлись в очень сложный момент развития человечества в целом. Темпы развития техники сегодня очень высоки. А наша способность это всё осмыслить и разумно в этой технической и информационной среде жить от этих темпов отстаёт. Мир переживает сейчас очень глубокий кризис в сфере культуры. Так что ситуация в нашей стране довольно типична и для всего остального мира — в Америке и в Англии тоже мало читают. Да и такой крупной литературы, которая существовала в мире 30-40 лет назад, сегодня уже нет. Сейчас властителей умов вообще найти очень сложно. Возможно, потому, что никому не нужны умы — нужны ощущения.Нам сегодня не к чтению нужно отношение менять, а коренным образом поменять отношение к культуре в целом.
    http://www.sensusnovus.ru/idea/2016/02/06/22706.html

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s