Тонкости насилия

86097dance

Тонкости насилия

В цивилизованном мире в среде человеческих отношений растет непонимание. Например, если раньше было понятно, что такое изнасилование, то сейчас становится непонятно. С крайними случаями всё пока что ясно; но в середине явно наметился крен считать насилием то, что ранее насилием не считалось. Такое становится возможным, потому что нет четко выраженных критериев насилия; эти критерии находятся в состоянии постоянной разработки. Тенденция очевидна.

Почему? Ведь раньше люди интуитивно понимали границу насилия. Проблема возникла именно в зоне интуиции, и эту интуицию теперь пытаются выразить с помощью слов. А слова понадобились, потому что размываются параметры человека. В свою очередь потому, что человека размывает цивилизация. Человек размывается в своих параметрах, и если назвать это простыми словами – деградирует и дегенерирует. От того прежнего человека, которым он когда-то был; с интуицией и другими достоинствами.

Размываются представления о том, что человек должен делать и что не должен. Насилие – это, конечно, плохо. Но это плохо только в той степени, в которой насилие не свойственно человеческой природе. Но если отказаться от той доли насилия, которое прописано в человеческой природе, то это значит – подвергнуть изменению собственно человеческую природу. И без того находящуюся в крайне плачевном состоянии вырождения.

У кошек секс, например, довольно насильственный. Как бы кошка не кричала, призывая кота к сексу, коту все равно обычно приходится держать ее зубами за шкирку. Сомнительно, что такое поведение кошек вызвано давлением патриархальной культуры или мужским шовинизмом. И что парадоксально – как бы кошка не хотела секса, всё равно получается «изнасилование».

Вопрос насилия у людей должен сводиться к тому, насколько это насилие прописано в человеческой природе, каков уровень естественного человеческого насилия. Конечно, для вырождающейся цивилизации это не будет аргументом, но для каких-то людей и групп это решение может быть полезным.

***

В женщине живут женщина биологическая и женщина культурная. Они же – набор программ и приобретенное в процессе жизни знание. В цивилизации биологическое и культурное (равно называемое социальным) постоянно конфликтуют. И не только на уровне групп, но и в каждой конкретной женщине. Да, любая женщина таким образом оказывается с состоянии хронического внутреннего конфликта.
Ситуация понимания женщиной самой себя усложняется еще и тем, что программы не умеют говорить. Программы включают в женщине состояния и заставляют этим состояниям следовать. При этом приходится так или иначе преодолевать сигналы и команды, задаваемые культурной женщиной.

Все даже ещё сложнее – даже биологические программы не говорят напрямую, что нужно делать. У многих видов программы заставляют танцевать. Да, совершать ритуальный танец – как у тех же журавлей. А танец кошки – это её вопли. Производимые в этом танце действия должны включить соответствующие программы у партнера. Такая сложность возникла как система фильтров на качество: танец сложный, и тот, кто правильно танцует, тот и правильный в остальном.

У людей танцует женщина. Её танец – это не танец как таковой, как принято; её танец – это совокупность взглядов, движений, вроде бы отвлеченных действий. А собственно танцы настолько окультурились, что с реальными биологическими танцами-провокациями перестали иметь что-то общее.

Танцем, например, может быть убегание с провоцированием преследования, в том числе нападение и убегание; это также используется шимпанзе. Или современная интерпретация убегания – снижение интенсивности света, уход в темноту.

Но зачем такие сложности?
Инстинкт «нет!» (“Секс и ранг” гл. 19) – один из самых мощных женских инстинктов – трудно преодолевается. К тому же существует самый обыкновенный страх чего-то нового. Страх тоже трудно преодолеть. Поэтому все функции преодоления возлагаются на мужчину. Женщина исполняет танец, а мужчина действует.

Молодая женщина не располагает культурой секса; она располагает только биологией, которая толкает ее на ритуальные действия. В общем, даже биологическая женщина не знает, что она хочет именно секса. А она и не может хотеть секса – женщина выбирает партнера, а не секс, а секс уже относится к его компетенции. К тому же начинающие женщины обычно фригидны, т.е. не способны получать физиологическое сексуальное удовольствие. Только удовольствие от того, что партнер находится рядом и что-то делает. Женщина воспринимает мужчину целостно (СиР-15), и за этой целостностью не фиксирует детали, в том числе секс как деталь.

Женщина даже не знает, что она исполняет танец. Она совершает действия, которые даже не анализирует. Команды на исполнение отдает биологическая женщина. Культурная женщина может только этим командам-состояниям удивляться. А инстинкт «Нет!» всегда работает. Если у таким образом танцующей женщины спросить насчет секса, она оскорбится и искренне скажет «нет!

Танец – это множество поведенческих деталей. Это собрание провоцирующих элементов поведения, причем каждый отдельный элемент нельзя назвать явно провоцирующим. Потому что инстинкт «нет!», потому что женщина в каждом конкретном случае не говорит «да».

Женщина передает всю самую важную информацию в мир через поведение, через особые знаки. Потому что это поведение сформировалось еще до появления речи. Кстати, как раз эти знаки и оказались утраченными. И когда женщина ложится рядом с мужчиной, она таким образом подает знак. А знак воспринимается мужчиной как более важный, чем речь. Потому что речь – это совсем позднее приобретение. Женщина не хочет секса, не думает, что хочет мужчину – она хочет «танцевать».

Чтобы хотеть секса хотя бы на культурном уровне, женщина должна пережить положительный сексуальный опыт; а молодые женщины физиологически положительно секс не воспринимают, в основном нейтрально, как должное и произошедшее естественно. Женщина без этого опыта чувствует что-то вроде состояния дискомфорта и томления. Культурная женщина не знает, чего она хочет; она может только придумывать, что она хочет, она может только рационализировать эти дискомфорт и томление словами, которые не очень для этого подходят. Биологическая женщина не может знать, что она хочет секса, а говорить словами, еще раз, она не умеет; но так или иначе, совокупностью своих действий, своим танцем она создает для этого провоцирующие предпосылки. И набор этих действий предполагает именно агрессивное поведение мужчины. Выбирает всегда женщина. В сумме биологическая женщина выбирает «насильника».

Танцевать вне территории мужчины – можно, заходить на территорию мужчины – можно, но совмещать – танцевать на территории мужчины – это уже опасно, это уже не просто провокация, а серьезная провокация.

Сексуального инстинкта, скорее всего, нет. Есть сексуальная программа, состоящая из множества инстинктов. И влечение можно назвать программой; но никак не инстинктом. Центр включает множество подпрограмм одновременно, это можно назвать одной программой, но это невозможно привести к конкретным идентифицирующим признакам. И это юридическая проблема.

Исследования на индюшках показали, что не существует ничего, что, как целое, могло бы быть названо «материнским инстинктом» или «инстинктом заботы о потомстве»; более того, не существует даже врожденной «схемы» – врожденного узнавания своих детей. Напротив того, целесообразное с точки зрения сохранения вида обращение с потомством есть функция множества возникших в процессе эволюции форм движения, реакций и торможений, организованных Великими Конструкторами таким образом, что все вместе они действуют при нормальных внешних условиях как целостная система, «как если бы» данное животное знало, что ему нужно делать в интересах выживания вида и его отдельных особей. (Лоренц)

Некоторые женщины могут заниматься только жестким сексом. Некоторые вообще не занимаются сексом, поскольку могут заниматься только жестким сексом, но не допускают жесткого секса. А другие женщины, рационализируя свой опыт, думают, что им нравятся грубые мужчины; на самом деле это неверная рационализация естественного насилия, обычно при его недостатке – нехватка кажется большей, чем есть на самом деле. Хотя и на самом деле его может не хватать.
Обычно женщине физиологически не нравятся первые случаи секса. Но если нравятся, и они были достаточно насильственными, женщина может ориентироваться именно на такой секс. Когда женщина просит «пожестче», она стремится к повтору опыта прежнего, раннего переживания. Которое биологическая женщина воспринимает как положительное.

Так получается, что секс не прописан – ни в биологической женщине, ни в социально-культурной женщине – а прописано только провокационное поведение, ведущее к сексу, который, еще раз, не прописан. Если бы был напрямую прописан секс, то в провокационном поведении не было бы необходимости. Но ведь провокационное поведение есть. А единственная логика этого поведения – компенсировать то, что секс не прописан. И оно – значительная часть всего социального поведения. Сексуальному поведению женщина как раз обучается в процессе секса – путем собственного опыта. А с самого начала, выходит, что кроме «изнасилования» вообще никакого варианта нет.

В сумме, женский танец есть адресованная провокация насилия. Почти так же, как и вопли кошки; но у кошки это не адресованная провокация. Провокация-танец – это уже согласие на секс. А дальше начинается насилие. Потому что потом начинается секс, а регулировать секс в процессе секса – это уже не секс, это извращение.

***

Скрывание лица женщины на Востоке – это не результат какой-то дикости или архаики, это именно результат цивилизации. Дикий ритуал – это всегда последствие цивилизации, это ее фрагмент, смысл которого утрачен и который деформирован со временем. У диких народов диких ритуалов нет.
Сначала культура, а потом цивилизация из множества проявлений человеческой природы выбирают отдельные, а потом доводят их до абсурда. При этом все разнообразие человеческой природы, все прочие ее детали сначала игнорируются, а потом запрещаются.

Социальная и психологическая стерилизация европейцев и наказания для изнасилованных женщин в Саудовской Аравии – это явления одного порядка, это именно отдельные проявления человеческой природы, доведенные до абсурда.
В Саудовской Аравии считается естественным, что мужчина должен быть агрессивным – в этом его человеческая природа. В Европе считается, что свободный выбор женщины – это неотъемлемый элемент ее человеческой природы. И те, и другие правы. И те, и другие перегибают палку до извращений.

На Востоке считается правильным, что правильный мужчина правильно реагирует на женские провокации-танцы – насилием. Естественно, насилием безо всяких ударов. Когда женщина после изнасилования получает наказание плетьми – это кажется диким. Но наказание женщины следует не за то, что она была изнасилована, а за то, что она организовала провокацию. «А вот не танцуй, когда не нужно!» В случае, если провокации не было, женщина не наказывается, наказывается мужчина. В западной цивилизации понятие танца-провокации фактически утрачено, а юридически утрачено почти полностью. И восточные законы, которые кажутся дикими, на самом деле регулируют запрет провокаций. Нужно отметить, что большинство сообщений о наказании женщин за то, что они были изнасилованы – выдумки, женщина не наказывается, поскольку считается достаточным, что она и так была наказана собственно изнасилованием.

Все цивилизации заканчивают массовым навязыванием извращений, и какой вариант более извращенный – восточный, наказывающий женщину за провокацию, или западный, наказывающий мужчину за то, что повелся на провокацию – сложно сказать. Как говорится в таких случаях, оба хуже.

Танец – элемент природы, элемент естественного. Западная цивилизация постепенно утрачивала понятия о танце, и в результате их утратила. В результате возникает массовое непонимание. Женщины совершают провоцирующие действия-танцы, но не считают эти действия провоцирующими. Потому что действия совершают внутренние биологические женщины, а внутренние культурные женщины об этих действиях не знают. И органы власти считают, что провоцирующие действия женщины должны оставаться без мужского внимания, поскольку если мужчина проявит должную биологическую реакцию, это может быть сочтено изнасилованием.

Но действие-танец – это просто включатель мужской сексуальной агрессии. Приучение мужчин не реагировать на женские действия – это культурно-биологическая стерилизация. После этого приучения все культурно-биологические параметры мужчины изменяются. Это уже не мужчина, это уже асексуал-психопат – в результате подавления. Подавление чего-то одного ведет обычно к подавлению всего – так люди устроены; если в человеке ломается сто-то одно, обычно это приводит к поломке человека как целого. А финальный вариант – изнасилованный норвежский депутат, плачущий по поводу, что его насильника-нелегального эмигранта выслали из страны. Если это цель – то к ней, конечно, надо идти тем же самым европейским путем подавления человеческой природы.

***
«Человек — это животное, которое сошло с ума. Из этого безумия есть два выхода: ему необходимо снова стать животным; или же стать большим, чем человек…» Юнг.

Насчет «большим, чем человек» – это сомнительно. А если из животного, которое сошло с ума, убрать «животное», то останется только «сошло с ума». Что как раз в современной цивилизации и наблюдается – такие, вроде и не животные, и вообще не пойми что кругом и бородатые женщины поют.

Танец и его применение – это сложные биологические элементы. Сложные элементы менее прочные, и при дегенерации ломаются в первую очередь; чистая системотехника. Биология перестает работать, мозги тоже постепенно утрачиваются. Закат Европы – это в том числе утрата биосоциальных природных норм, утрата элементов человеческой природы.

Нездоровые женщины танцуют перед теми и провоцируют тех, кого они не хотят; нездоровые мужчины видят танец-провокацию там, где его нет. Уровень цивилизации соответствует уровню массы ее людей, и наоборот. Детали усиливают общее, а общее воздействует на детали; это система с положительной обратной связью. Порочный круг вырождения замкнулся и набирает обороты. В общем, трудно жить, когда и люди дураки, и жизнь по-дурацки устроена.

Постепенное применение мужчиной силы приводит женщину в состояние слабости. Это необходимо для естественного сексуального процесса. Женщина начинает бояться, теряться, слабеть, впадать в ступор. Современное западное законодательство уже начинает ставить в вину «насильникам», что они воспользовались этим женским состоянием.

Стала феминисткой, поняла, что была 66 раз изнасилована. А почему так? А потому что восприятие стало иное. Какие-то программные детали не вспоминаются, что меняет всю картину. Женщина действует. А чего она хочет, она сама обычно не знает в силу множественности внутренних конфликтов, и может только потом придумать, что хотела. История – это креатив. Женщина пересоздает себя и свою историю постоянно. «Как я могла 10 лет любить этого козла!» А потому что памяти на состояния, заставляющие танцевать, нет.

При учете естественных факторов все действия по предотвращению секса должны происходить раньше во времени, именно на стадии танца. А то получается, что «я легла к нему в постель, а он меня изнасиловал». Как в случае с Ассанджем – да, его только в постель пригласили полежать, а он взял и изнасиловал. Коварным ненасильственным образом. Но и радикальная защита в виде мешка на голове тоже не совсем естественный вариант.

Теряя элементы биологического поведения, того же танца, люди утрачивают собственно понятие, что регулировать, и потому регулировать правильно в биологическом плане не могут. Потому что нельзя регулировать то, что непонятно, что из себя представляет, что утрачено. Происходят как раз новые цивилизационные перегибы, вроде мешка для предотвращения провокаций. Зато с запасом. Это ведь не только с танцем ситуация такая плачевная. Она по всем пунктам такая. Регулировать элемент можно, когда представление об этом элементе еще не утрачено. Потом – поздно.

С тем, как уровень дегенерации растет, растет и число конфликтных ситуаций, и в результате непонимания ритуалов любое действие будет воспринято как изнасилование. Таким людям действительно желательно согласовывать каждый половой акт в отделении полиции за несколько дней до этого – такой пока еще законопроект уже вроде как есть в Англии. Это кажется ненормальным, но с другой стороны цивилизация ненормальна, как и люди в ней, и с такими людьми иначе, по-человечески, нельзя – все «перенасилуют» друга и все друг друга посадят. В цивилизованном будущем главным будет после секса первым добежать до полиции и подать заявление об изнасиловании. Партнера, конечно, жалко, но хотя бы самого не посадят.

Обсуждение в ЖЖ – более удобное и оперативное.

34 thoughts on “Тонкости насилия

  1. Поехавший

    “Женщины созданы для того, чтобы их любили, а не для того, чтобы их понимали.” (Оскар Уайльд)

    Reply
  2. Anonymous

    Следователь из Челябинска Вячеслав Роп прокомментировал местному «31-му каналу» историю девушки, изнасилованной в собственной квартире мужчиной, которого она встретила в подъезде. Пересказывая обстоятельства произошедшего, следователь едва сдерживал смех.
    Девушка обнаружила 33-летнего мужчину в подъезде спящим. Он объяснил, что укрылся там после серьезной драки, а дверь с кодовым замком открыл благодаря «хакерским способностям». Она предложила незнакомцу привести себя в порядок в ее квартире. Там мужчина избил ее, изнасиловал и покусал.
    После случившегося насильник допил найденный в квартире алкоголь и уселся смотреть мультфильм, а потом уснул. Улучив момент, пострадавшая заперла его в квартире и вызвала полицию. Мужчине предъявлено обвинение в изнасиловании.
    https://lenta.ru/news/2016/09/08/cop_rop/

    Reply
  3. Белая Ворона

    Эрнст сделал Шурыгину популярнее Путина

    После участия в ток-шоу “Пусть говорят” на “Первом канале”, генеральным директором которого является Константин Эрнст, жертва изнасилования Диана Шурыгина с каждым днем бьет все рекорды популярности. Количество соответствующих поисковых запросов в системе “Яндекс” превысило аналогичный показатель для президента России Владимира Путина.Для сравнения, поисковой запрос “Путин” в систему за месяц ввели 3,4 миллиона раз. А бывшим президентом Дмитрием Медведевым интересовались 910 тысяч раз.О нарастающей популярности жертвы изнасилования говорит и продажа посвященного ей доменного имени. Адрес nadonyshke.ru, содержащий отсылку к уже ставшему мемом жесту Дианы Шурыгиной, был продан за 9,4 миллиона рублей.
    http://potsreotizm.livejournal.com/8707228.html

    Reply
  4. Лето Писец

    Женщина будущего – это одетая шлюхой феминистка под защитой карательного аппарата,стоящего из сексуально репрессированных мужчин.
    Пелевин,Бэтман Аполло

    Reply
  5. Голос из пустоты

    Из книги “Политкорректность: дивный новый мир” Леонида Ионина:
    В принципе умозрительное изнасилование также может стать предметом судебного преследования, хотя здесь могут возникнуть трудности с доказательствами. Впрочем, одним из доказательств может служить наличие чрезмерного зрительного контакта, а главным доказательством – как ни трудно кажется в это поверить – субъективное переживание самой женщиной факта умозрительного изнасилования. Так заставляет думать правовое признание возможности «посткоитального несогласия» (postcoital nonconsent). Посткоитальное несогласие – это формальный юридический отзыв и опротестование женщиной предварительного согласия на половой акт после его совершения. Признаваемыми судом уважительными основаниями посткоитального несогласия, как свидетельствует тот же самый словарь феминизма, являются:
    – получение мужчиной предварительного согласия в тот момент, когда женщина находится под воздействием алкоголя, лекарств или наркотиков,
    – психологическое принуждение к согласию (то, что прежде называлось «ухаживанием»), а также
    – несоответствие полового акта ожиданиям и желаниям женщины.
    Последнее напоминает ситуацию, когда покупателю товар не понравился или он решил, что на самом деле этот товар ему не нужен, и требует не то что деньги назад, а продавца под суд, причем без возврата товара. С одной стороны, все это находится на грани или даже за гранью абсурда. Но, с другой стороны, именно так и происходит формирование уже не воображаемой, а фактической, данной, так сказать, в опыте реальности политкорректной антиутопии.В антиутопическом романе «Приглашение на казнь», написанном в середине 30-х годов, когда современный феминизм даже еще не родился, Владимир Набоков предвосхитил понятие умозрительного изнасилования, так сформулировав один из пунктов «Правил для заключенных», вывешенных в тюремной камере, где сидел герой романа Цинциннат Ц.: «Желательно, чтобы заключенный не видел вовсе, а в противном случае тотчас сам пресекал, ночные сны, могущие быть по содержимому своему несовместимыми с положением и званием узника, каковы: роскошные пейзажи, прогулки со знакомыми, семейные обеды, а также половое общение с особами, в виде реальном и состоянии бодрствования не подпускающими данного лица, которое посему будет рассматриваться законом как насильник».Предположить, что это может стать реальной правовой нормой, а нарушение ее – основанием судебного преследования, Набоков, наверное, все же в то время не решился бы.
    https://www.litres.ru/leonid-ionin/politkorrektnost-divnyy-novyy-mir/chitat-onlayn/

    Reply
  6. Anonymous

    Предлагаем вашему вниманию перевод статьи испанского автора, который пытается рассказать англоязычным (а через них и всем остальным) читателям о той, на первый взгляд безумной ситуации, которая сложилась в Испании вокруг «гендерного законодательства», навязанного всему испанскому обществу феминистками и “Социалистической рабочей партией”. Несмотря на некоторые культурные препятствия между автором и русскоязычной аудиторией, которые могут сделать не все примеры из статьи хорошо понятными и близкими для отечественного читателя, статья в целом служит хорошим предостережением для нашего общества и отлично показывает куда может нас привести попустительское отношение к идеям современных “гендерных” теоретиков, которые добрались уже и до России.
    View at Medium.com

    Reply
  7. sergeimorozov Post author

    Женщины в стадии невроза на почве восприятия насилия:
    http://novayagazeta.livejournal.com/7644541.html
    Разговор зашел о сексуальном согласии. О чем же еще говорить после обеда в мужской компании, тем более когда кругом сплошной Харви Вайнштейн и голливудские разоблачения?
    «Было у меня целых три таких случая, — ​сказал один из нас, мой старинный приятель. — ​Вернее, два с половиной. Поскольку второй случай был похож на первый до степени полной неотличимости, поэтому первые два я считаю за полтора… Ухаживал я за одной девушкой, своей однокурсницей, и вот однажды, чувствую, наступает прекрасный момент: я ее провожаю из гостей, мы оба немного пьяные, веселые, на улице поздняя осень, почти уже зима, холодно, мы оба без перчаток, у нее замерзли руки, я их грею в своих ладонях, дышу на них, потом расстегиваю куртку, прижимаю себе к груди — ​в общем, все, как в советском фильме. Как-то так само вышло, что мы поехали не к ней, а ко мне, у меня как раз никого дома не было. Уже на подходе к дому целуемся. Ну что тут долго рассказывать: снимаем свитера или что там на нас было, бросаемся на кровать, она обнимает и гладит меня вполне, что называется, однозначно, я уже совсем готов — ​и вдруг она: «Не надо». Я, конечно, думаю, что это все игра, я что-то ей шепчу вроде «Надо, обязательно надо», а она свое: «Не надо!» И, главное, на полном серьезе!
    Я хоть и молодой совсем был, но все-таки умел различать, где человек притворяется, а где на самом деле правда. «Не надо, — ​шепчет, — ​прошу тебя». А я, значит, штаны с нее стараюсь стащить. Она отбивается и чуть не плачет: «Не надо, не надо, умоляю!» На этом слове меня как водой окатило. Девушка, которая мне нравится, с которой я уже полгода как дружу, хожу в кино, дома у нее бывал, знаю, как ее родителей зовут, — ​она меня умоляет. Умоляет, понимаете? Ну я же не скотина! Я ей говорю: «Все, все, моя хорошая, прости, не бойся…» Лег на спину, подложил руку ей под голову, погладил ее по макушке, по плечу. Лежим так минуту, две, пять. За окном ночь. Редкие машины проезжают. Какая-то вывеска на доме напротив мигает то зеленым, то синим, то красным. «Храните деньги в сберегательной кассе», типа. Она вдруг встает, натягивает свитер, идет к двери.
    — Ты куда? — ​встаю следом.
    — Лежи, слабак! — ​говорит через плечо и идет в прихожую.

    Reply
  8. Anonymous

    Пелевинские ужастики сбываются

    Парламент Швеции одобрил законопроект, согласно которому мужчина обязан получать однозначное согласие женщины перед сексуальным актом, в противном случае он может быть обвинен в изнасиловании даже при сексе по обоюдному согласию. Об этом сообщает Focus.Закон должен вступить в силу в июле 2018 года. Таким образом шведское правительство отреагировало на общественные дебаты о сексизме и сексуальном насилии, разгоревшиеся в связи со скандалами, связанными с домогательствами в США и других странах.
    https://www.fontanka.ru/2017/12/20/111/

    Reply
    1. Anonymous

      Этим летом верховный суд Швеции, кстати, впервые приговорил к двум годам тюрьмы местного мужчину за нарушение этого закона. Суд пришел к выводу, что в ходе совокупления один из партнеров не дал четкого согласия на секс. В приговоре говорилось, что пострадавшая «вела себя пассивно и не показывала явно, что она согласна».
      https://swamp-lynx.livejournal.com/385167.html

      Reply
  9. Капитан Очевидность

    Мы должны исправлять социальную несправедливость каждый раз, когда нам это под силу. Но есть некоторые вещи, которые мы изменить не можем. Существуют различия между полами, которые основаны на биологии. Академический феминизм заблудился в тумане социального конструктивизма, потому что он верит, что мы всецело являемся продуктом нашего окружения. Автором этой идеи является Руссо. Он ошибался. Воодушевленный глупой французской теорией, академический феминизм повторяет одни и те же пустые лозунги снова и снова. Их видение полов является наивным и ханжеским. Давать волю феминисткам в вопросах пола – это как отправить свою собаку на каникулы к таксидермисту.
    http://concepture.club/post/obrazovanie/seksualnoe-nasilie-i-sovremennaja-vojna-mezhdu-polami

    Reply
  10. Капитан Очевидность

    Во Франции будут штрафовать за домогательства на улицах, сообщает телеканал “Россия 24”.Национальная ассамблея Франции во втором чтении приняла законопроект, запрещающий сексуальные домогательства на улицах. Нарушителям будет грозить штраф до 750 евро.Инициатором законопроекта выступила министр по вопросам гендерного равенства страны Марлен Шьяппа. Она добавилась принятия поправок с осени 2017 года, однако рассмотрение ее проекта постоянно откладывалось.
    https://www.vesti.ru/doc.html?id=3045071

    Reply
  11. Anonymous

    Джоанн Берке (Joanne Bourke), авторка книги Rape: A History from 1860 to the Present (Изнасилование: История с 1860-го года до настоящего времени), обозревая ретроспективу этого понятия, утверждает, что феномен является историческим явлением: кто насилует, как часто и где — зависит от эпохи и этических норм, принятых в обществе. Во времена, когда женщина не наделена способностью волеизъявления, не может быть и сексуального насилия над ней, так как нет той черты, которую мужчина пересекает; объект, в отличие от субъекта, не может сказать ни «да», ни «нет». Когда у женщины появляется субъектность, возникает и понятие насилия: она говорит «я не хочу», мужчина выполняет сексуальные действия вопреки её желанию, и это считается насилием.
    https://22century.ru/popular-science-publications/rape-word-history

    Reply
  12. Anonymous

    В социальной сети Facebook обновились правила публикования спорного контента, связанного с сексуальными домогательствами.
    Новый регламент гласит, что социальную сеть можно использовать для обсуждения проблем сексуальной эксплуатации и насилия, однако контент не должен «побуждать к половым контактам» или каким-либо образом им способствовать.
    В частности, через Facebook нельзя будет искать сексуального партнера, координировать людей для «выполнения действий сексуального характера», домогаться до собеседника, а также упоминать о половом акте с эротическим подтекстом. Например, сообщение с порнографическим изображением будет расценено как явное сексуальное домогательство, а фраза наподобие «хочу развлечься сегодня вечером» — как неявное.
    https://lenta.ru/news/2018/12/09/no_sex/

    Reply
    1. Капитан Очевидность

      Когда я прочел на BBC-news статью, инициированную запретом всего, хоть как-то касающегося секса и эротики в социальной сети Tumblr (последней из “Большой Четверки” соцсетей, где это еще допускалось), то сразу вспомнил: “Секса у нас нет, и мы категорически против этого” . Я вспомнил социализм, СССР, КПСС и “Воспитание нового человека”.
      https://alex-rozoff.livejournal.com/71978.html

      Reply
    2. Капитан Очевидность

      Британские законодатели определили механизм проверки возраста пользователей на порносайтах. Нормативный документ был принят палатой общин, сообщает издание Metro. Среди нововведений — карточки для доступа к сайтам с эротическим контентом.
      С апреля 2019 года посетители сайтов «для взрослых» с британскими IP-адресами должны будут предоставить порталам доказательства их совершеннолетия, а именно — предъявить удостоверение личности, водительские права или специальную карту «возрастной верификации» (их можно будет приобрести в магазинах). Карточки верификации в ближайшее время поступят в 60 тысяч торговых точек.
      https://lenta.ru/news/2018/12/20/porn/

      Reply
  13. Капитан Очевидность

    Причем если, скажем, в какой-нибудь жутко лицемерной и ханжеской викторианской Англии, также состоящей из массы условностей, для любителей архаического МЖ-секса оставалась хотя бы одна лазейка – брак! – то сегодня и она перекрыта: брак с некоторых пор секс не легитимизирует ни в какой степени – для мужа; муж остается точно так же тотально беззащитен перед обвинением в «сексе не по согласию», как если бы он видел свою супругу первый раз в жизни.Складывается впечатление некой устойчивой тенденции на если не полное прекращение, то полную минимизацию межполового спаривания в современном западном обществе. Если обычный секс всячески ставится вне закона, а «безопасный» – то есть гомосексуальный – наоборот, поощряется, то какой еще вывод можно сделать? Да взять то же уголовное преследование за апскертинг: если попытка взглянуть на женское БЕЛЬЕ уже приравнивается к преступлению – не следует ли из этого, что для истинных ревнителей на самом деле является преступлением вообще сама попытка мужчин смотреть на женщин, причем уже неважно – на низ или на верх? В конце концов, что с того, что мужчина смотрит женщине, к примеру, на подбородок или, не дай бог, на обнаженную шею? Разве это не означает, что при этом он в душе лелеет планы ее изнасиловать? Конечно, означает, тут и спора давно нет.В итоге мы получаем новое интересное общество, так сказать, «Запад в противоположность Востоку», или «Два пути к одной цели»: если на Востоке самих женщин закутывают в специальные мешки с головы до пят, чтобы мужчины не могли их видеть – то на Западе наоборот: женщины ходят вполне открыто и даже откровенно, но мужчинам смотреть на них НЕЛЬЗЯ – за этим следит полиция, и это карается неслабой отсидкой.
    https://sapojnik.livejournal.com/2851631.html

    Reply
  14. Anonymous

    То, во имя чего якобы ведётся борьба нынешних феминисток – а именно, «права женщин» и вообще «права угнетённых» — оказывается, в условиях триумфального шествия феминизма по США и прочим странам Запада, глубоко профанированным. Точно так же, к слову, оказались – после прихода к власти коммунистов – профанированными права рабочих, за которые якобы бились радикальные марксисты. Водя за нос доверчивых, но недалёких пролетариев, коммунисты пытались доказать им, что в обществе существует фундаментальное зло – эксплуатация рабочих капиталистами. И что общество «капиталистического угнетения» поэтому должно быть разрушено «до основанья, а затем…»Но, как наглядно показала история, буржуазия и рабочие являлись частями единого социально-экономического целого, и уничтожение одного «класса» («эксплуататорского») приводило к моментальному превращению второго класса («угнетённого») – в бесправных и на сей раз по-настоящему угнетённых и забитых рабов тоталитарной секты, захватившей контроль над социумом.Точно так же попытка «покончить с засильем патриархата» сегодня, – это, на мой взгляд, попытка превратить всех людей в унифицированных персонажей замятинского романа «Мы» и оруэлловского «1984».
    http://gorod-812.ru/kak-iz-storonnika-feminizma-ya-stal-ego-protivnikom/

    Reply
  15. Anonymous

    – «Упадок» Запада, «разложение» общества, ценностей, уход в личную жизнь (privatisation) и апатия граждан, не есть ли все это результат того, что сложность общества стала чрезмерной? Может быть, мы граждане без компаса.

    – То, что граждане остались без компаса, это правда, но это и следствие этого упадка, этого разложения, беспрецедентного износа социальных воображаемых ценностей (significations imaginaires sociales). Можно констатировать это еще на одном примере. Сегодня никто уже не знает, что такое – быть гражданином, но никто даже не знает, что такое – быть мужчиной или женщиной. Сексуальные роли растворились, мы больше не знаем, в чем они состоят. Во всяком случае, они были известны различным уровням общества, категориям, группам. Я не говорю, что это хорошо, моя точка зрения описательная и аналитическая. Например, ложный принцип: «место женщины – у очага» (который возник за тысячи лет до нацизма) предписывал женщине одну роль: заслуживающую критики, отчужденную, бесчеловечную, все, что угодно, но во всяком случае женщина знала, что ей делать – быть у очага, следить за домом. Также и мужчина знал, что он должен кормить семью и руководить. То же касается сексуальной игры: мы, французы, посмеиваемся (и я думаю, вполне справедливо) над нелепым юридизмом американцев с историями о сексуальных домогательствах (которые представляют собой не более чем злоупотребление авторитетом, положением руководителя и т. д.), детальными правилами, публикуемыми университетами о явном согласии, выраженном женщиной на каждом этапе процесса и т. д., – но кто не видит глубокой физической неуверенности, утраты меток половой идентичности, которые этот юридизм трогательно пытается облегчить. То же самое происходит и в отношениях родителей и детей: сегодня никто не знает, что такое быть матерью или отцом.
    https://aktyvist.livejournal.com/60828.html

    Reply
  16. Anonymous

    Цивилизация была основана на насилии над невинными жертвами, угнетении и разрастании страдания. С чем мы сталкиваемся — это возмездие уже даже не эксплуатируемого класса, который всегда был склонен к волнениям, но неизменно безмолвных жертв, подлинного фундамента человеческого общества. Тем более половое разделение, то есть первейшее из вообще возможных разделений среди людей — это даже не фундамент, это основа основ общества, его ось. И когда разрушается она, рушится всё. Если это так, то может действительно жертвенный принцип уже приказал долго жить, и настал конец времён, когда насилие свободно курсирует между людьми и уже даже возрастающий поток жертв не сможет спасти нас от Дней Гнева? Цивилизация медленно, но целеустрёмлённо начинает пожирать сама себя. И тогда нелепые, по мнению многих, обвинения в том, что кто-то кому-то что-то показал или за что-то потрогал — это первые признаки грядущей катастрофы.Впрочем, в каждый момент истории кто-нибудь заявляет, что цивилизация прогнила и сейчас окончательно развалится. До сих пор этого почему-то не случилось. Да и едва ли случится когда-нибудь. Апокалипсис давно уже случился и прошёл, а нам остаётся жить на руинах и делать вид, что нам есть, что сохранять. Имитировать жертвоприношения, воображать себя жертвой, отыгрывать вовне иллюзорное насилие, хотя ничего святого уже не осталось. И всё бы ничего, но настоящие живые люди продолжают страдать и становиться жертвами реального насилия.
    https://dystopia.me/post-zhertva/

    Reply
  17. Anonymous

    Одна из трех самых скандально известных статей Бодрийяра (наряду с «Заговором искусства» и «Духом терроризма»), ранее не переводившаяся на русский язык.
    В то время как слово политкорректность еще только входило в наш лексикон, Бодрийяр уже со всем своим апокалиптическим сарказмом обрушивался на это постчеловеческое понятие, равно как и на пресловутые «права человека». Под раздачу попала и творческая интеллигенция во главе со Сьюзен Зонтаг, которая призывала Бодрийяра съездить в осажденное Сараево с «гуманитарной миссией». Вместо этого, философ опубликовал данную статью, вызвавшую такое возмущение «демократических душ», что его даже лишили авторской колонки в “Libération”. Однако в народе протест Бодрийяра нашел свой отклик, свидетельством чему известный американский анекдот о том, что «следующим президентом станет одноногая чернокожая лесбиянка, больная СПИДом», представляющий собой немного перефразированную цитату из данной статьи.
    https://syg.ma/@exsi-exsistencia/zhan-bodriiiar-nie-zhaliei-saraievo

    Reply
  18. Anonymous

    Вот сценарий – вы здоровый и упитанный в меру мужчина 36 лет, состоящий в законном браке и время от времени занимающийся натуральным и вполне традиционным сексом со своей супругой.Именно за это на вас навешивают ярлык сексуального преступника и лишают права заниматься медицинской практикой на пять лет.Не может быть! – скажите вы, – или может быть, ну, скажем там в России или в Северной Корее с Ираном.
    И ошибетесь. И может быть, и не там, а здесь. В Канаде. Специалист по гигеене зубов (dental hugienist) Alex Tanase был лишен лицензии и заклеймен ярлыком “sexual abuser” именно за это – секс со своей вполне законной женой.Три года он боролся с этим решением, но в связи с переучетом шницелей и общей нехватки денег он не может осилить аппеляцию этого вполне идиотского и вполне законного решения.
    Законы в Онтарио, которые регулируют обязанности и ответственность медицинских работников, включая и гигиенистов, четко запрещают этим медицинским работникам находиться в сексуальных отношениях со своими пациентами, даже если все идет по любви и согласию.Причина здесь очевидна – между врачем и пациентом существует определенная психологическая зависимость (как между учителем и ученицей/учеником) и чтобы избежать всяких подозрений по поводу она сама пришла или нет решили применить простое решение – низзя и все.Потом до некоторых думающих людей дошло, что это глупо – наказывать врача, если он лечит свою жену или мужа….и стали делать исключения из правил. Так зубных врачей исключили, а до гигиенистов не дошли, бюрократия….Так что теперь Алекс либо не будет лицензии иметь, либо секса.
    Такие дела, а ты читай инструкции.
    https://bar-chk.livejournal.com/4565536.html

    Reply
  19. Anonymous

    В Аргентине феминистки объявили войну национальному достоянию страны — танго, пишет газета The New York Times. Как отмечается, представительницы движения усмотрели в этом танце сексизм и отсылки к патриархату.
    Группа активисток Tango Feminist Movement представила новый взгляд на культурный феномен Аргентины. Одна из участниц движения хореограф Сорайя Гонсалес считает, что танго — это карикатура на патриархат. По ее словам, в самых ранних видеозаписях этого танца молодые люди обращались с девушками, как с тряпичными куклами. Несмотря на то что в будущем отношение к партнершам поменялось, танцовщицы по-прежнему остались в танго ведомыми.Но лидерство мужчин в танце вовсе не единственное, что не устраивает феминисток. Им также не нравится правило, согласно которому танго могут исполнять исключительно разнополые пары. Кроме того, феминисток не устраивает постоянное желание молодых людей держать свои руки ниже талии партнерши.
    https://woman.rambler.ru/psychology/42963836/?utm_content=rwoman&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

    Reply
  20. Anonymous

    “Мне хочется плакать от боли или забыться во сне
    Где твои крылья, которые так нравились мне?”(с)

    Иран до исламской революции 1979 года был совсем не той страной, которую мы видим сегодня. Он был светским, ориентированным на Запад и давал достаточно культурной свободы. После революции Иран превратился в исламское государство, соблюдающее законы шариата. Это изменило не только внешние связи, политический климат и экономику страны, но и жизнь простых людей, не говоря уже о том, как это изменило роль женщин в новом обществе.
    https://zen.yandex.ru/media/ingirlswetrust/posmotrite-kak-vygliadeli-iranskie-jensciny-do-islamskoi-revoliucii-1970h-godov-oni-velikolepny-5daad73eddfef600af46fc73

    Reply
  21. Anonymous

    «Неужели нам стоит лишить всё эротическое его очарования? В каком же скучном времени мы живем! Феминистки хотят освободить женское тело от стигм патриархата: даже вульву следует отвоевать обратно. Методы этой освободительной войны выглядят в большинстве своем несексуальными», – так считает Славой Жижек. Concepture публикует перевод эссе Жижека, в котором речь идет о том, как борьба феминисток с патриархальными мистификациями приводит к уничтожению эротики как таковой.
    http://concepture.club/post/obrazovanie/zizek-on-repressive-desublimation-of-the-erotic

    Reply
  22. Anonymous

    В копилку девиаций – когда ситуация зашла слишком далеко

    В Южной Корее за групповые изнасилования к тюремным срокам приговорены две звезды кей-попа – Чон Джун-ёна (на шесть лет) и Чхве Джон-хуна (на пять лет). 30-летний Чон Джун-ён также признан виновным в съемке и распространении видео преступления.
    Осужденным также придется пройти специальный 80-часовой курс для сексуальных насильников, направленный на предупреждение рецидива подобных преступлений. Отныне им запрещено работать с детьми.Однако многие в Южное Корее указывают на то, что это нашумевшее уголовное дело – лишь один из тревожных симптомов серьезной проблемы, которой поражено южнокорейское общество.Судья, председательствовавший на процессе, сообщил, что Чон Джун-ён насиловал девушек, находившихся в состоянии алкогольного опьянения и неспособных дать отпор. Он снимал секс с ними на видео и распространял эти записи в групповых чатах.Проблема сексуального насилия в Южной Корее весьма серьезна, скандалы со звездами кей-попа – лишь частное отражение этой проблемы.На волне разбирательств в обществе заговорили о необходимости перемен и в частности – об изменении отношения к женщине.
    https://www.bbc.com/russian/news-50601597

    Reply
  23. Anonymous

    На фото, сделанных во время процесса, Вайнштейн выглядит как узник гестапо. Он невероятно постарел, исхудал и с трудом передвигается, опираясь на ходунки. У него есть некоторые шансы выиграть свой процесс. Однако глядя на него, любой «белый мужчина» может убедиться, до чего может довести неосторожное обращение с противоположным полом.Немудрено, что еще одним итогом MeToo стал стремительный рост депрессий среди мужчин. Психиатры отмечают увеличение числа фобий – в частности, популярным страхом стало навязчивое воспоминание о каком-нибудь сексуальном акте. Мужчина прокручивает его в голове и боится, что партнерша может обвинить его в изнасиловании. Не важно, сколько прошло лет, не важно, что партнерша выглядела довольной. Пациент все равно подозревает, что она может притворяться, а потом выступить со своими разоблачениями и разом уничтожить его репутацию и карьеру.
    Мужчины начинают понимать, что после MeToo жить как раньше не получится – нужно наплевать на гордость и изображать из себя жертву. И тут в ходе процессов начинает выясняться, что женщины действительно очень часто проявляют себя в отношениях, как агрессоры [примечание: далее в статье – эпическая драма судебных процессов между Джонни Деппом и его бывшей женой Эмбер Херд].
    В общем, если целью MeToo было превратить мужчин и женщин во враждующие классы общества, то, надо сказать, кукловодам движения это удалось сполна
    https://alex-rozoff.livejournal.com/219784.html

    Reply
  24. Anonymous

    Политкорректность не узаконивает толерантность; а только разжигает ненависть.
    Жак Барзен

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s