Цивилизация. Машины. Специалисты

Цивилизация. Машины. Специалисты

Здесь черновик!

Civilization. Machines. Specialists. In English

Есть вещи, которые делаются быстро и хорошо. Потому что идут на одном дыхании. Эта работа делалась долго и плохо.

Этот текст не хотелось писать; и сам он писаться не хотел. Но во многих работах есть отдельные моменты, которые не хочется делать. Делать не хочется, но чтобы двигаться дальше, делать приходится. Этот текст – из этой серии. Он – как-бы шаг, который делать, может, и не хотелось, но сделать пришлось.

В тексте два дефекта: плохо состыкованные абзацы и главы; и отсылки назад, которых быть не должно. Но причинно-следственные связи образовывают кольца, и все их распрямить не удалось, поэтому для окончательно понимания после прочтения можно прочитать первую половину еще раз. В тексте есть короткие смысловые формулы, при непонимании их можно пропускать, далее всегда идет расшифровка. В тексте повторяется одна и та же история цивилизации, пересказанная каждый раз с несколько иного ракурса.

В этом мире цепочки причинно-следственных связей многомерно закольцованы. И следствие – терминология тоже. При расширении цепочек растет и сложность. Она вообще постоянно растет, с любым продвижением в темы. Этот текст, возможно, как раз и находится на грани сложности, которую ещё можно читать. Дальше пойдут только схемы.
Теоретически его было бы неплохо дописать. Но такой тип текста не знает предела совершенству. Его можно дописывать бесконечно.

Зачем вообще этот текст нужен? Есть много важных теоретических вещей, в которые упираются рассмотрения вещей практических. Чтобы практические вещи продвигались, теоретические нужно было определить. Этот текст как раз и определяет. Внятной, практичной социальной философии про машину нет, что удивительно. Поэтому пусть будет.

При создании этого текста считалось, что читатель знаком с текстами «О смысле структур» и «Нация и масса». Если нет, желательно ознакомиться. «Человейник», «Время техники» – желательно, но не обязательно.

Если в тексте встречаются сложные фразы, их можно пропускать, почти все такие фразы сразу же дублированы проще. Вообще сложные элементы можно пропустить, поскольку все, что важно или интересно, написано просто.

Термины «необщество», «мандаризм» и «восстание против машин» заслуживают жизни. Но это не главное.

Это вроде манифеста к «Восстанию против машин», но не манифест действия, а манифест времени и места.

И еще в этом тексте собрано всё, что нужно знать про цивилизацию. Не специалисту.

Очень не хотелось, чтобы этот текст оказался собранием разного рода малосвязанных мыслей – всех тех, которые куда-то не пошли и не пригодились; но с тем, как продолжалась работа, он таким становился все более и более. Он сокращался, потом его приходилось добавлять, он разрастался, и идеи в нем начинали теряться. Его снова приходилось сокращать, но при этом он всё рос. 260 000 знаков – всё-таки много, хотя на полноценную книгу не тянет; так, мягкая обложка.

Возможно, что его вообще невозможно нормально дописать. Собственно теме не помешало бы академическое исследование. Может быть, когда-нибудь…
Так что – что получилось – то пока и будет.

Скачать текст doc.

Другие книги тут.

Обсуждение в ЖЖ

157 thoughts on “Цивилизация. Машины. Специалисты

  1. sergeimorozov Post author

    Тема: измерения

    Сергей Калугин
    2 марта в 23:02 ·
    У хомо ( если он не выбрал животное существование, а хоть сколько-нибудь сапиенс) возможны три модуса : невер, язычник и мистик. Для невера нет сакрального, для мистика нет профанного, язычник делит мир на сакральное и профанное. Вся человеческая культура осуществляется в языческой сфере, все мифы, религии, мистерии , литургии, таинства, обеты, обряды, искусство , философия , наука, кулинария и спорт – всё это язычество. Потому, что культура оперирует формами, а форма и есть разделение на должное и недолжное, то, что снаружи и то, что внутри. Но такой подход неминуемо приводит к дуалистическому разделению мира и себя на желанное и нежеланное, возникают рай и ад, прявляются боги и демоны. Разорванный человек начинает во множестве продуцировать феномены в пространстве плюс-минус не понимая, что их источником является он сам, поклоняется святыням и борется с искушениями , будучи уверен, что и то и другое – есть нечто внешнее, чему можно угодить, чье расположение сыскать , против чего можно восстать. Поклонение язычника богохульство, ибо он поклоняется себе, думая,что поклоняется Богу. Борьба язычника с демонами – самоубийство, ибо борясь с ними он убивает себя. Благо тому, кого неожиданное просветление или лошадиная доза ЛСД внезапно вывели к недвойственности. Тех же, кто до конца дней пребывает в иллюзии, что их душа внутри а бог снаружи ( а не наоборот) к финалу ждёт довольно неприятный сюрприз в духе Терезы Малой или Серафима Роуза. В смысле действий язычник есть маг, и всё ,что он делает – чистая магия. Художник он или богослов, алхимик или архиепископ – он маг.
    Невера и мистика объединяет Адвайтайя. Невер потому столь агрессивен к попыткам его обратить ( это пытаются делать язычники, и справедливо получают по морде) , что интуитивно понимает – под видом движения к небу ему предлагается шизофрения, у него хотят отобрать то, что важнее любого неба – цельность взгляда, по сути пытаются отобрать бога. Язычники очень любят приманивать обещанием вечной жизни тех, кто и есть вечная жизнь.Они и сами вечная жизнь, но уверены, что нужно адски трудиться, чтобы ее достигнуть, причем достигнуть её невозможно, но трудиться надо, и лишь несказанным милосердием сотканной из их фантазий Вселенской Доброй Бабушки им может быть даровано то, чем они и так являются. Черт знает, что.
    Действуя в мире невер стихийно и самостоятельно , не называя это так, выделяет с оперативной целью сакральные зоны , но не вздумайте ему об этом сказать – засмеёт. Проблема в том, что действуя исключительно интуитивно невер рискует , в случае ошибки, диссолюцией личности , и в этом состоянии он легко может стать добычей язычника.
    Мистик же имеет два пути. Если он сидит под баньяном – это путь архата. А ежели оттуда вышел – то боддхисаттва, ну, это все знают. В мире мистик действует не как маг а как теург, осознанно и хирургически точно.
    Невер, если удачно минует языческую кастрюлю и не угодит в магический борщ, легко может стать мистиком. Собственно ему для этого и делать ничего не надо, просто открыть глаза.

    Reply
  2. sergeimorozov Post author

    Это первый миф. Второй миф — это про архаизм. Никакой архаики не существует в природе. О чём мы говорим? Сегодняшний мир гораздо более архаичен, чем мир ислама, по той простой причине, что все парадигмы современного мира, современной Европы воспроизводят позднюю античность. Это тот же промискуитет, это тот же религиозный синкретизм, тот же атеизм, тот же скепсис, это поздняя античность времен такого предельного разложения римской империи, когда восточные культы заполонили римскую империю, митраизм и так далее…
    ©Гейдар Джемаль

    Reply
  3. sergeimorozov Post author

    «Подавляющее большинство населения земного шара вынуждено (или должно поневоле) выполнять работу, которая не приносит ни личного, ни финансового удовлетворения. Большинство становятся просто рабами обстоятельств, в которых оказались. Свобода воли, кажется, не более чем иллюзия. Это одна из самых прискорбных реалий нашего времени; трагический удар по человеческому достоинству и преступное подавление человеческого потенциала.
    Одна из причин, по которой специалисты на протяжении всей своей жизни остаются в этой ситуации заключается в том, что еще на ранней стадии они делают конкретный профессиональный выбор – либо потому, что в тот момент это было востребовано, либо (что встречается чаще) из-за различных социальных и финансовых обстоятельств, которыми они связаны. Это нерушимый цикл; каким бы ни был ваш первоначальный навык, вы будете типизированы (как обществом, так и по иронии судьбы вашим собственным «я») и впоследствии пойманы в ловушку. Например, работодатель определит в заявлении работника то, что кажется наиболее близким к «основному навыку» или области, как правило, в виде академической квалификации или опыта работы. Следующий работодатель сделает то же самое, и этому не будет конца. Таким образом, шансы найти работу значительно повышаются, если соискатель демонстрирует исключительный и неизменный фокус на одной-единственной специальности. Эта глубоко укоренившаяся культура, эта невидимая сила затягивает человека все глубже и глубже в сужающуюся дыру, из которой через некоторое время невозможно будет выбраться. Это своего рода рабство, негласное человеческое рабство. В лучшем случае оно вселяет в сознание сотрудника понимание того, что эта пожизненная специализация – единственный способ выживания и прогресса, однако нередко оно приводит к тотальному разочарованию в системе».
    Вакас Ахмед. Полимат

    Reply
  4. sergeimorozov Post author

    к главе интеллиоты
    Таланты и гении большею частью бывают односторонни: одни их способности развиваются за счёт умаления других.
    В жизни они иногда слабее и ограниченнее всех. Пушкин, этот глубокий психолог, говорил про талант: «…и всех детей ничтожных мира, быть может, всех ничтожней он». Для слуги великого человека его господин незаметен, даже презренен, так как он видит только его слабости.«Только великие люди обладают великими недостатками», — говорит Ларошфуко. Жорж Санд выражалась в таком духе: «Вот где сидят у меня эти великие люди. Хорошо читать их жизнеописания, приятно посмотреть на них, отлитых из бронзы или высеченных из мрамора, но плохо иметь с ними дело. Они злы, взбалмошны, деспотичны, желчны, подозрительны».Шопенгауэр говорил: «Гении не только невыносимы в жизни, но безнравственны и жестоки, трудно этим людям иметь друзей. На высотах мысли царит одиночество». Прибавим, что сам Шопенгауэр избил одну старуху и должен был по суду платить ей всю жизнь пенсию.Мы думаем, что найдётся 50% великих людей с противоположными свойствами. Но будем продолжать о недостатках. Если они и есть у некоторых, то вполне извинительны, так как заглаживаются высокими свойствами ума и страстным стремлением осуществить свои высокие замыслы.
    https://olegchagin.livejournal.com/3484111.html

    Reply
  5. sergeimorozov Post author

    К теме авторитетная обезьянка
    Сотрудники Йеркса давно уже сделали чрезвычайно интересное, поистине удивительное наблюдение: шимпанзе, которые, как известно, вполне способны обучаться путем прямого подражания, принципиально подражают только собратьям более высокого ранга. Из группы этих обезьян взяли одну, низкого ранга, и научили ее доставать бананы из специально сконструированной кормушки с помощью весьма сложных манипуляций. Когда ее вместе с кормушкой вернули в группу, обезьяны более высокого ранга пытались отнимать у нее заработанные бананы, но ни одной из них не пришло в голову посмотреть, как работает пария, и чему-то у нее поучиться. Затем таким же образом научили работать с кормушкой обезьяну наивысшего ранга. Когда ее вернули в группу, остальные наблюдали за ней с живейшим интересом и мгновенно переняли у нее новый навык. (с) Лоренц

    Reply
  6. Anonymous

    В современной цивилизации всё стремится задушить героический смысл жизни. Всё более или менее механизировано, духовно обеднено и сведено к благоразумному и упорядоченному объединению существ, нуждающихся и утративших свою самодостаточность. Контакт между глубинными и свободными силами человека и силами вещей и природы был прерван; столичная жизнь окаменевает всё, синкопирует каждое дыхание и загрязняет каждый духовный “колодец”.
    Юлиус Эвола

    Reply
  7. Anonymous

    Понижение жизнеспособности у растений и животных в искусственных условиях по И.И. Шмальгаузену
    «Для нас чрезвычайно важно, что некоторые признаки распада корреляционных систем имеются уже у домашних и лабораторных животных, так как это облегчает нам установление факторов, определяющих этот распад. Первым ясным выражением доместикации является вообще накопление всевозможных мутаций. Мы не можем утверждать, что большинство этих мутаций является новыми мутациями, не существовавшими у диких животных. Однако в естественной обстановке большинство мутантов мало жизнеспособно и потому не распространяются в популяции. У домашних животных, размножающихся и развивающихся под охраной человека, многие мутанты не только выживают, но нередко даже сознательно распространяются. Уже то обстоятельство, что многие мутации обладают пониженной жизнеспособностью, показывает, что дело здесь не в изменении отдельных только признаков, а в изменении соотношений, т.е. в ряде коррелятивных изменений в самой организации и в связанных с нею жизненно важных функциях. При этом возможен и разрыв нормальных корреляций. У домашних животных бросается в глаза прежде всего разнообразие окрасок, затем изменение роста шерсти, приводящее к курчавости, длинношерстности, или потеря шерсти (такие мутации известны у собак, овец, коз, лошадей, кроликов, морских свинок, мышей и т.д.). Известны безрогие формы овец, крупного скота, известна четырехрогая мутация у коз и т.д. Очень часты бесхвостые мутации, а также коротконогие.»
    Шмальгаузен И.И., Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии.
    https://vikent.ru/enc/7377/

    Reply
  8. Anonymous

    Про мандаризм
    Муравьиный лжесоциализм создался в Китае, тогда только что ставшем на путь социалистического развития,путем захвата власти маленькой группой, которая с по­мощью недоучившейся молодежи разгромила государствен­ный аппарат и выдвинула как абсолютно непререкаемый авторитет «величайшего», «солнце подобного» вождя. В том и другом случае конечным результатом была бесчеловечная олигархия с многоступенчатой иерар­хической лестницей. Подбор на этой лестнице проис­ходил по признаку бездумной и безответственной предан­ности, подкрепляемой дешевым подкупом. Монополисти­ческий государственный капитализм невозможен без олигар­хии, ибо при неизбежном падении производительных сил можно хорошо обеспечить лишь привилегированную вер­хушку. Следовательно, создавалось усиление инфернальности. Бесчисленные преступления против народа оправды­вались интересами народа, который на деле рассматри­вался как грубый материал исторического процесса. Для любой олигархии было важно лишь, чтобы этого материала было побольше, чтобы всегда существовала невежествен­ная масса — опора единовластия и войны. Между такими государствами возникло нелепое соревнование по росту народонаселения, потянувшее за собой безумное расточи­тельство производительных сил планеты, разрушившее вели­кое равновесие биосферы, достигнутое миллионами веков природной эволюции. А для «материала — народа — бес­смысленность жизни дошла до предела, обусловив нарко­манию во всех видах и равнодушие ко всему… Чеди помолчала и закончила: Мне думается, что на Тормансе мы встретили олигар­хическое общество, возникшее из государственного капита­лизма, потому что здесь есть остатки религии и очень плоха поставлено дело воспитания. Капитализм заинтересован в техническом образовании и поддерживает проповедь религиозной морали. Муравьиный лжесоциализм, наоборот, тщательно искореняет религию, не заинтересован в высоком уровне образования, а лишь в том минимуме, какой необхо­дим, чтобы массы послушно воспринимали «великие» идеи владык — для этого надо, чтобы люди не понимали, где закон, а где беззаконие, не представляли последствий своих поступков и полностью теряли индивидуальность, становясь частицами слаженной машины угнетения и произ­вола….В этот период начали формироваться госкапиталистические формации с тенденцией распространиться по всей планете. Именно в фазе государственного капитализ­ма выявилась вся бесчеловечность такой системы. Едва устранилась конкуренция, как сразу же отпала необхо­димость в улучшении и удешевлении продуктов производ­ства. Олигархия властвует лишь ради своих привилегий. Существо этой формы в неравенстве распределения, не обусловленном ни собственностью на средства производ­ства, ни количеством и качеством труда. В то же время во главе всего стоит частный вопрос личного успеха, ради ко­торого люди готовы на все, не заботясь об обществе и будущем. Все продается, дело только в цене.
    http://nemenskii.narod.ru/index/0-27

    Reply
  9. sergeimorozov Post author

    Человек, ведущий себя, как машина, никогда не задумывается над тем, кто он есть. Он видит себя таким, каким ему положено быть. Искусственная улыбка заменяет ему естественный смех, поверхностная болтовня заменяет полноценное общение. Осознавая себя лишь через функциональные, физические реакции на мир, он не в состоянии переживать глубокие эмоции радости или душевной боли.
    Эрих Фромм

    Reply
  10. sergeimorozov Post author

    К теме интеллиотов
    Перед вами один из пяти кандидатов, претендующего на место умершего в середине августа Бориса Патона в НАН Украины. Точнее на его интервью “Граниту науки”.
    Если кратко – это кошмар.
    Есть такой кандидат, академик Владислав Гончарук. Он автор полутора тысяч научных публикаций, доктор химических наук. Публикуем выдержки из его недавнего интервью. Предупреждаем сразу – такого вы еще не видели, здесь впору предупреждать о риске необратимых повреждений мозга после прочтения.
    “Я только что закончил писать «Новое объяснение устройства Вселенной — Солнечной системы – планет – Земли», где расшифровал каждый библейский день творения с научной точки зрения. Знаете, сколько лет Земле? 15 тысяч всего лишь, не миллионов, не миллиардов.
    — Это официальная научная версия?
    — Моя. Её пока не разделяет никто. Но все, кто не разделяют, все ошибаются. Он мне вложил в голову ночью, Бог. Около года назад. И я по этим снам написал большую статью о таблице Менделеева – как не просто о таблице, а о законе периодичности химических элементов. Это ведь не просто набор элементов, а они располагаются строго по закону. Самое интересное, и у Менделеева, и у учёных после него самая большая проблема была – где поставить водород. Менделеев открыто признал, что ему это приснилось во сне. Весь мир до сих пор оспаривает, а Менделеев был прав. И я доказал его правоту абсолютно точно.
    – “Я вам могу сказать, кто построил пирамиды. Да-да, я позавчера об этом узнал. Бог! И сделал он это во время Великого Потопа. Это было 9-е тысячелетие. В понедельник народ совокуплялся, развращался, а на девятый день Богу это надоело и он выгнал Адама с Евой”.

    Reply
  11. Anonymous

    “Заключительный тоталитаризм соберет лохмотья человека и перемелет их в последний цемент. Человек завершающей эпохи внешне похож на человека начального периода. Тот был внутренне стихийный, этот – внутренне сосредоточивается и замыкается в себе в попытке такого же сосредоточения первоначальных идей.
    Всякое тоталитарное государство ускоренными методами создает религию; человеческое существо единично, и в этом все религиозное поведение человека. Желанная, симулированная единичность, заменяющая древнее единство: ничего лучшего ждать не приходится…”
    Пьер Дриё ла Рошель
    9 августа 1944 года
    https://vk.com/wall-55515853_7617

    Reply
  12. Anonymous

    Капитализм в своей основе хочет, чтобы люди были взаимозаменяемыми винтиками, а различия между ними, например, по признаку расы, обычно не признаются им В долгосрочной перспективе вы можете ожидать, что капитализм обязательно будет антирасистским — просто потому, что он античеловечен. А раса, на самом деле, является человеческой характеристикой и я не вижу причин, почему это должно считаться чем-то отрицательным. Таким образом, идентификация, основанная на расе, мешает базовому идеалу капитализма, согласно которому люди должны быть доступны, как потребители и производители, они должны стать взаимозаменяемыми винтиками, которые будут покупать все это барахло — это их конечная функция, и любые другие свойства, которые они могут иметь, являются неактуальными.
    Ноам Хомский

    Reply
  13. Anonymous

    Как говаривал классик китайской мысли Шан Ян — чем слабее народ, тем сильнее государство, поэтому люди должны быть слабы. Господство группы в целом требует полного подчинения отдельных её частей. Трагедия человеческой истории заключается в том, что покорные винтики ноют, но крутятся, приводя в движение огромную машину, сминающую всех гордых и свободных. И возможностей остановить рост этой машины пока не видно, за исключением совсем уж глобальных катаклизмов, способных уничтожить сами основы индустриальной цивилизации.
    https://vk.com/wall-43113086_33582

    Reply
  14. Anonymous

    В действительности ни головы, ни руки ничего не могут изменить в судьбах машинной техники, развившейся из внутренней, душевной необходимости и ныне приближающейся к своему завершению, к своему концу. Мы стоим, сегодня на вершине, там, где начинается пятый акт пьесы. Падают последние решения. Трагедия завершается. Каждая высокая культура есть трагедия; трагична история человека в целом. Злодеяния и крушение фаустовского человека, однако, превосходят всё то, что могли изобразить Эсхил или Шекспир. Творение поднимается на творца. Как некогда микрокосм-человек поднялся на природу, так восстаёт теперь микрокосм-машина против нордического человека. Властелин мира сделался рабом машины. Она принуждает его, нас, причём всех без исключения, ведаем мы об этом или нет, хотим или нет — идти по проложенному пути. Взбесившаяся упряжь влечёт низвергнутого победителя к смерти.
    Освальд Шпенглер: Человек и техника
    https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3131

    Reply
  15. Anonymous

    Целое придает организму новое качество. Это качество невозможно найти ни в составляющих, ни в комбинациях этих составляющих. Когда целое – идея и принцип – уходит из организма, его составляющие принимаются враждебно, разрозненно и беспрерывно… действовать. Таков modus vivendi современной цивилизации. Реклама функционирует независимо от товара, полицию заботит, прежде всего, собственная безопасность, кабинеты не устают тешиться “оружием массового уничтожения”, “благом человека” и прочими игрушками, композиторы предназначают музыку для ушей своего клана, информаторов менее всего беспокоит достоверность информации… И они правы, поскольку ложь не имеет антитезы. Проверить какие-либо сведения нет ни малейшей возможности, так как массовая цивилизация всегда оперирует большими цифрами. Скажем, какой-нибудь премьер оглашает сумму военных расходов, которую его недостойные предшественники скрывали от народа. Насытит ли точная цифра миллиардов или триллионов любопытство обывателя? Ни в коей мере. Он просто почувствует, что обман имеет антитезой… другой обман. Но здесь интересно следующее: откуда взялась эта детективная мания проверки предположительно ложных данных с цепью выяснения истинной ситуации? Проверить можно работу механизма, но не “истинную подоплеку” каких-либо деклараций, происшествий, событий. Столь ценимый прагматиками детерминизм, один из “теоретических моментов” цивилизации “действительности”, более или менее пригоден только для разработки и эксплуатации механических систем, но совершенно бесполезен для объяснения жизненных коллизий.
    Евгений Головин
    http://golovinfond.ru/content/vokrug-da-okolo-neistinnyh-gorizontov

    Reply
  16. Anonymous

    С одной стороны, пробуждены к жизни такие промышленные и научные силы, о каких и не подозревали ни в одну из предшествовавших эпох истории человечества. С другой стороны, видны признаки упадка, далеко превосходящего все известные в истории ужасы последних времен Римской империи. В наше время всё как бы чревато своей противоположностью. Мы видим, что машины, обладающие чудесной силой сокращать и делать плодотворнее человеческий труд, приносят людям голод и изнурение. Новые, до сих пор неизвестные источники богатства благодаря каким-то странным, непонятным чарам превращаются в источники нищеты. Победы техники как бы куплены ценой моральной деградации. Кажется, что, по мере того как человечество подчиняет себе природу, человек становится рабом других людей либо же рабом своей собственной подлости. Даже чистый свет науки не может, по-видимому, сиять иначе, как только на мрачном фоне невежества. Все наши открытия и весь наш прогресс как бы приводят к тому, что материальные силы наделяются интеллектуальной жизнью, а человеческая жизнь, лишенная своей интеллектуальной стороны, низводится до степени простой материальной силы
    https://syg.ma/@spectate/dmitrii-khaustov-vsio-tvierdoie-rastvoriaietsia-v-vozdukhie-marshalla-biermana

    Reply
  17. sergeimorozov Post author

    Идея дивидуума уже здесь
    Жрец, потеряв свою магическую силу, превратился в клерикала, герой-рыцарь, всем обязанный своей доблести и мужеству, — в дворянина, зависящего от своих предков и своего класса. Индивид стал распадаться на “сумму дискретных качеств”; лишенные внутренней связи компоненты индивидуального микрокосма принялись объединяться в групповой и социальный макрокосм
    Евгений Головин

    Reply
  18. Anonymous

    Про самодоместификацию человека в условиях цивилизации
    Попробую, однако, вернуться к теме обычного человеческого интеллекта. Зайду с другой стороны. С собак. Какие собаки считаются “умными”? Обычно “умными” называют собак обучаемых, легко поддающихся дрессировке. А собак упрямых, самодостаточных считают туповатыми. Примером одной из самых “умных” пород считают пуделя – традиционную цирковую породу, сособную быстро усваивать новые трюки, формируя устойчивые, тонко дифференцированные рефлексы. На противоположном полюсе собачьего ума – молоссы (овчарки, бульдоги, мастифы и те де). Особенно, горные пастушьи собаки, например, пиренейская, а ткж родственный предположительно ей ньюфаундленд. Такие собаки упрямы, самостоятельны, обучаются медленно и прихотливо, одни трюки выучивают легко, а другие не учат совсем. Зато в критических ситуациях способны действовать самостоятельно и принимать продуманные, верные решения.Что такое вообще домашняя собака? Биологически, это волк. Но волк особенный, прошедший селекцию на атрофию нек. присущих этому виду качеств и инстинктов. Многие породы даже внешне имеют щенячьи черты – округлость очертаний, иногда маленькие размеры. В биологии такое застревание в детских формах фенотипа называют неотенией (это слово может иметь и более широкий смысл). Пастушьи собаки управляющего (не сторожевого) типа в наибольшей степени сохраняют волчьи повадки. Атрофии подверглись лишь финальные фазы охотничьего поведения, свойственного волкам (собственно, забой и поедание добычи).
    Высокая обучаемость у собак – черта детская, щенячья. Обучаемые породы собак – те, что неспособны повзрослеть. Главное свойство этого ума – обучаемость – в действительности есть послушание, дрессируемость. В то время, как ум пиренейской горной собаки или ньюфаундленда более самостоятельный, взрослый. Собака такой породы сама решает, чему она хочет учиться, а чему нет. Зато она незаменима при выполнении сложных работ, требующих способности к принятию решений, наприимер, спасательных.
    Но разве не то же самое мы видим и у людей? Широко известно, что отличники редко достигают высот в сферах, требующих самостоятельного мышления – научные исследования, бизнес, управление, особенно в сложных условиях с высоким уровнем ответственности, когда малейшая ошибка может приводить к печальным последствиям. Вчерашние отличники чаще всего находят себя в сферах с рутинным характером деятельности, где можно действовать по шаблону, а желательно, получая ткж исчерпывающие инструкции.Ум, характерный у собак горных пастушьих пород, а у людей в научных исследованиях и бизнесе, характеризуется не послушанием, а любопытством, как характеризующей и доминирующей чертой. Ученик с таким умом во всём пытается разобраться, он может доставать учителя своими вопросами, даже спорить с учителем. Многие учителя считают таких учеников тупыми (точно так же, как многие считают тупыми ньюфаундлендов и пиренеев). Ткж такие ученики (не обязательно дети) отличаются нек. медлительностью в обучении – им требуется время, чтобы вникнуть, обкатать новую информацию в разных контекстах, сверить с уже имеющимися сведениями.
    ..Неотеники инфантильны, вся жизнь для них – игра. Они не способны провести грань между игрой и реальностью. Эти цирковые пудели жаждут получать и производить впечатления. У них беззаботный нрав и патологически-доверчивое отношение к реальности. А оттого постоянно приподнятое настроение, вернее, склонность переходить в приподнятое настроение при всяком удобном случае. Абсолютно отсутствует понимание трагичности, дисгармонии и нестабильности мира, в котором мы живём. Обратите внимание на нарочито-детские логотипы американских IT-гигантов, типа гуглА, диснеевско-игровую атмосферу офисов, штаб-квартир.
    https://asterrot.livejournal.com/501115.html

    Reply
    1. Anonymous

      Доместикация как деградация проявляется в вырабатывании ею всего двух факторов: она стёрла внешние различительные признаки у видов и она погасила многие эндогенные желания организмов. Первый фактор проявляется у бройлерных куриц, конечного продукта доместикации, которые способны ухаживать вообще за всеми цыплятами, в то время как дикие или даже деревенские курицы способны убить своих конкурентов иного окраса, к этому стоит прибавить абсолютную апатию у бройлеров к окружающим — их вечная сытость буквально блокирует гормоны агрессии, поэтому их, в отличии от бойцовских петухов, можно запросто брать на руки. Второй фактор присутствует вообще у всех одомашненных птиц, в котором притуплено эндогенное желание каждой птицы взлететь как можно выше (кроме голубя). Опять же, как и в случае с собаками ранее, в двух этих примерах легко можно провести параллели с человеком.
      https://vk.com/wall-150962667_18067

      Reply
  19. Anonymous

    Рассматриваются понятия “культура” и “адаптация” как прямо противоположные по смыслу. Предложен онтологический подход к культуре, который требует ее концептуализации через понятие “антиадаптации”. Культуротворческий акт трактуется как проявление неадаптивной активности, которая имеет диалогический интерсубъективный характер и связана с самопроблематизацией субъекта. Базовая онтологическая “протоструктура” культуры как таковой выражается схемой: жизнь – смерть – воскресение, отражающей самый глубинный слой общечеловеческого опыта.
    https://cyberleninka.ru/article/n/kultura-kak-antiadaptatsiya-k-nereduktsionistskomu-opredeleniyu-kultury/viewer

    Reply
  20. Anonymous

    Главной чертой техники является её рассудочность. Согласно Ясперсу, техника является частью общей рационализации, начавшейся в XVII веке. Техническое мышление («рациональность, автономность — рост на собственной основе, универсальность», — Эллюль) распространяется на все сферы человеческой деятельности. Существует представление об абсолютном превосходстве механической предначертанности, исчисляемости и надёжности над человеческой нелогичностью и ненадёжностью. Всё, что задумано для осуществления какой-либо деятельности, должно быть построено по образцу машины, — то есть должно обладать точностью, логичностью, и так далее. Самая большое воздействие оказывает самая совершенная и большая машина. Вследствие уподобления всей жизненной деятельности работе машины общество превращается в одну большую машину, организующую жизнь людей (как об этом мечтал Юр). Все, связанное с душевными переживаниями и верой, допускается лишь при том условии, что оно полезно для цели, поставленной перед этой общественной машиной. Человек сам становится одним из видов сырья, подлежащего целенаправленной обработке. Поэтому традиция, в той мере, в которой в ней коренятся абсолютные, вечные и нелогичные требования, уничтожается, а люди в своей массе уподобляются песчинкам. Когда люди оторваны от традиции, лишены корней, они могут быть использованы наилучшим образом. Если традиция хранит их в нерациональном, историческом, целостном, то исчезновение культурной традиции — это самый верный и лёгкий способ манипуляции. Горизонт человеческой жизни сужается, как по отношению к прошлому, так и по отношению к будущему. Когда человек теряет традиции, он начинает жить лишь настоящим. В пустоте и усталости от бессмысленного труда действуют только инстинкты, потребность в развлечении и сенсации. Игры и развлечения становятся технически организованными.
    https://gtmarket.ru/library/articles/3169/3175

    Reply
  21. Anonymous

    Для Гуссерля «технэ» означает пропуск смыслосозидающих актов, забвение в научном мышлении процедур идеализации, имеющих почву в жизненном мире, но ведущих к созданию символических сущностей, формул, моделей, с которыми в дальнейшем теоретическое мышление оперирует как с чем-то в себе основанным и само-собой разумеющимся. Гуссерль пишет: «Метод, ставший методом постепенного решения задачи, будучи методом искусства (техне), наследует задачу, не сохраняя, однако, её действительного смысла. Теоретическая задача и все достижения естествознания (и мировой науки вообще), которое овладевает бесконечной тематикой лишь с помощью бесконечности методов, а бесконечность методов может стать доминирующей лишь благодаря техническому мышлению, утратившему смысл, и благодаря технической деятельности, могут остаться действительно и изначально осмысленными лишь в том случае, если учёный сформирует в себе способность постоянно ставить вопрос об изначальном смысле всех своих смыслообразований и методов — об их исторически первоначальном смысле, прежде всего о смысле всего того, что принимается нами без всякой проверки и равным образом всего наследуемого нами последующего смысла… В реальной сфере своих исследований и открытий он не постигает того, что все, проясняющее эти размышления, само нуждается в прояснении, что наивысшим, наиболее важным интересом для философии и для науки является интерес к действительному познанию самого мира, самой природы. Это и было тем, что было утрачено традиционной наукой, ставшей техне, поскольку оно определяло её исток».
    https://gtmarket.ru/library/basis/3152/3155#contents

    Reply
  22. Anonymous

    Именно в «Русских ночах» впервые появилось меткое выражение «денежный феодализм», весьма точно схватывающее суть того нового общественного устройства и порождаемых им человеческих отношений, которые возникли вследствие господства идеи «пользы». На эмпирическом уровне В.Ф. Одоевский усматривает «механизм» саморазрушения цивилизаций в процессе сгнивания сущности и окостенения пустой формы. В качестве исторического примера он использует Китай: «Любопытна эта страна вообще и важная указка для формалистов. Недаром ею восхищались философы XVIII в; она точь-в-точь приходилась по мерке их разрушительному учению; все в ней высказано, выражено; есть форма всего; есть форма просвещения, форма военного искусства; даже форма пороха и огнестрельных орудий – но сущность сгнила, и сгнила так, что трехсотмиллионное государство может рухнуться от малейшего европейского натиска» [20, с. 145]. При этом весьма характерно то, что автор усматривает идентичность «сгнивания» как на Западе, так и на Востоке.
    http://www.intelros.ru/readroom/problemy-civilizacionnogo-razvitiya/problemy-civilizacionnogo-razvitiya-t-2-1-2020/43229-russkaya-filosofiya-kak-faktor-civilizacionnoy-identichnosti-v-xxi-veke.html

    Reply
  23. Anonymous

    Э. Фромм когда-то написал, что страсть сделать живое неживым, разрушать во имя одного лишь разрушения, что повышенный интерес ко всему чисто механическому, стремление расчленять живые структуры – это некрофилия. Модерн начала ХХ века провозгласил, что скорость и газующий гоночный авто много прекраснее Ники Самофракийской. Индустриализация производства в ХХ веке строилась на механическом расчленении природных, живых процессов и на обратном сочленении их механических и кибернетических дубликатов. Поэтому везде, куда доставала мегамашина индустриализма, непременно происходило «расчленение живых структур» и омертвление. Книга В.А. Кутырёва сигнализирует о том, что этот процесс подступил (или уже переступил границу?) к заповедной ранее территории – к территории человеческой телесности-и-культурности. Именно это определяет тревожную новизну атмосферы XXI века, именно это обстоятельство высвечивает «Время Mortido». Когда-то К. Маркс, говоря о «производстве первого рода» и «производстве второго рода», обосновывал свою социальную теорию с опорой на то, что «производство людей» одинаково во все века, а «производство вещей» меняется и является источником всех социально-политических перемен в обществе. «Время Mortido» говорит о том, что заповеданность «производства людей» также может быть вскрыта индустриальной постмодернистской мегамашиной прогресса. Действительно, взять хотя бы недавно принятый во Франции закон о легализации однополых браков: рост кластера однополых семей будет стимулировать рост объемов применения технологий искусственного деторождения и рынка торговли детьми. Это реальная альтернатива традиционного естественного-и-культурного способа воспроизводства людей. В.А. Кутырёв показывает, что речь не об отдельных случайных эпизодах. Дело в том, что по всему периметру заповедной зоны человека уже производятся микро-вскрытия и микро-проникновения. Это вызывает тревогу автора книги. Эмоциональный строй текста сопоставим с такой известной вещью, как «Третья волна» Э. Тоффлера, но имеет обратный знак. Книга Тоффлера влечёт, втягивает в информационное будущее, как большой пылесос втягивает песок. Книга Кутырёва – это реверсный поток, стремящийся притормозить переход заповедной границы, притормозить, чтобы успевать осмысливать происходящее и вовремя делать осознанный выбор.
    https://swamp-lynx.livejournal.com/621251.html

    Reply
  24. Anonymous

    Если мы хотим предотвратить дальнейшее управление мегатехникой и деформацию каждого аспекта человеческой культуры, мы сможем сделать это только с помощью радикально иной модели, полученной напрямую не от машин, а от живых организмов и органических комплексов (экосистем). . То, что можно узнать о жизни только в процессе жизни – а это является частью даже самых скромных организмов – необходимо добавить ко всем другим аспектам, которые можно наблюдать, абстрагироваться, измерять…. Как только органическая картина мира находится на подъеме, рабочая цель экономии полноты будет состоять не в том, чтобы вводить в машину больше человеческих функций, а в дальнейшем развитии неисчислимых человеческих возможностей для самоактуализации и самопересечения, возвращаясь в сам сознательно многие из своих действий он слишком лениво отдавал механической системе.
    В отличие от [мегатехники], органическая система стремится к качественному богатству, амплитуде, простору, свободному от количественного давления и тесноты, поскольку саморегуляция, самокоррекция и самодвижение являются такими же неотъемлемыми свойствами организмов, как и питание. , размножение, рост и ремонт. Равновесие, целостность, завершенность, непрерывное взаимодействие между внутренним и внешним, субъективным и объективным аспектами существования – все это определяющие характеристики органической модели; и общее название экономики, основанной на такой модели, – экономика изобилия.
    Льюис Мамфорд
    https://en.wikiquote.org/wiki/Lewis_Mumford

    Reply
  25. Anonymous

    Бруно Латур обращается к Мамфорду и Мегамашине, когда обсуждает развитие социотехники, особенно моделирование нечеловеческих машин при крупномасштабном разделении труда . Латур соглашается с Мамфордом в том, что «прежде чем иметь какое-либо представление о колесах, шестернях, работах и ​​движениях, вам сначала нужно создать саму возможность крупномасштабной организации». Мамфорд также рассматривает мегамашину в отличие от широко распространенного представления о человеке как о животном, производящем орудия труда, впервые описанном Томасом Карлайлом в его романе 1836 года « Sartor Resartus» . “При любом адекватном определении техники должно быть ясно, что многие насекомые, птицы и млекопитающие сделали гораздо более радикальные инновации в производстве контейнеров с их замысловатыми гнездами и беседками, геометрическими ульями, урбанистическими муравейниками и термитниками, своими бобровых хаток, которых предки человека делали в изготовлении орудий труда до появления Homo sapiens “. Опираясь на Платона , который «приписывал выход человека из примитивного состояния в равной мере Марсию и Орфею , создателям музыки, похищающему огонь Прометею или Гефесту », Мамфорд утверждает, что уникальная идентичность человека проистекает из его «способности сочетать широкая идентичность животных склонностей в возникающую культурную сущность: человеческую личность “. Мамфорд также цитирует понятие Homo ludens Йохана Хейзинги , поскольку «игра, а не работа, была формирующим элементом в человеческой культуре». https://ru.qaz.wiki/wiki/The_Myth_of_the_Machine

    Reply
  26. Anonymous

    Приобретая всё больше жизненности, машины отрываются от человека. Компьютер представляет собой пространство мутации мысли. Машины увлекают за собой человека, мышление которого становится машинным. Научно-техническое мышление уже представляет собой механизацию мышления и знаковых систем. Нетрудно заметить сходство этих идей Гваттари с тем, что Ж. Бодрийяр говорил в «Системе вещей». Каждый предмет нашего быта, утверждает Бодрийяр, связан со структурными элементами технологии, но при этом ускользает от технологической структурности в сферу вторичных значений, из технологической системы в систему культуры. Вещи из нашего окружения функционально разобщены, и только человек заставляет их сосуществовать в едином функциональном контексте, малоэкономичном и малосвязном. «Предметы переглядываются между собой, сковывают друг друга, образуя скорее моральное, чем пространственное единство».Человек, говорит Бодрийяр, «отстаёт» от своих вещей, уступая им в связности. Вещи как бы идут впереди человека в организации его среды и тем самым влекут за собой те или иные поступки человека. Функциональность вещей порождает функционального человека.
    Дьяков А.В – Феликс Гваттари. Шизоанализ и производство субъективности. Глава Машины.
    http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000917/st000.shtml

    Reply
  27. Anonymous

    На том первом пути, который сейчас уже совершенно обозрим, возникает приспособление, выравнивание, оплощение, высшая китайщина, доведённая до инстинкта скромность, довольство человека в самоумалении — своего рода застой в развитии человека. Если нам и впрямь неизбежно предстоит жить в единой всемирной экономической системе Земли, то на службе ей человечество как машинерия может обрести наилучшее себе применение: а именно, как чудовищный шестерёночный механизм из всё более мелких, всё более тщательно подогнанных друг к другу колёсиков; как всё более ощутимая ненужность каких-либо командных, доминирующих элементов; как чудовищной силы целое, отдельные факторы которого составляются из минимальных сил и минимальных значений. В противовес этому умалению и приспособлению людей к специализированной полезности требуется и обратное движение — производство синтетического, суммирующего, оправдывающего своё назначение человека, для которого вышеописанная машинализация человечества есть предпосылка к существованию, опора, на которой он сможет разработать высшую форму своего бытия…
    Ему это противодействие толпы, «нивелированных», чувство дистанции в сравнении себя с ними нужно точно так же; он на них стоит, он за их счёт живёт. Эта высшая форма аристократизма принадлежит будущему. — «Морально» рассуждая, эта совокупная машинерия, солидарность всех колёсиков, представляет из себя верх эксплуатации человека: но она предполагает существование таких людей, ради которых эта эксплуатация обретает смысл. В ином случае оно бы и вправду было только общим умалением, обесцениванием человека как типа, — феноменом регресса в самом крупном масштабе.Нетрудно заметить: то, против чего я ратую, есть экономический оптимизм, согласно уверениям которого рост невыгоды всех и каждого с необходимостью сопровождается приростом общей пользы. Мне представляется, что верно как раз обратное: невыгоды всех суммируются во всеобщий убыток: человек становится всё мельче, так что вообще непонятно, ради чего вообще весь этот чудовищный процесс понадобился? «Ради чего?», новое «Ради чего?» — вот что нужно человечеству…
    (с)Ницше
    https://fil.wikireading.ru/39781

    Reply
  28. sergeimorozov Post author

    “Структурализм по Леви-Строссу это, конечно, прежде всего техника проведения границ: границу между единицами наблюдения определяет возможность складывать паззл по определённым правилам, граница наступает там, где эти правила перестают выполняться.” Андрей Игнатьев.

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s