Домики и те-кто-в-домике

Домики и те-кто-в-домике

Здесь черновик и идеи к тексту в комментах!

Когда заявляется, что страна, власть, государство или министерство чего-то хочет, то в большинстве случаев за абстрагированием ускользает смысл. То, что кто-то чего-то хочет – это запоминается, но кто именно и почему – это выявить оказывается почти невозможным. потому что бывает крайне сложно сказать, где субъект, который чего-то хочет, а где объект, который, может, и хотеть не может, но имеет волю к действию – через инерцию.

Технология домиков – это средство для понимания действий власти. Эта технология-методология раскладывает сложные действия на простые, что и способствует пониманию. С простыми действиями можно производить операции – логические и математические. Операция разложения на два элемента действительно примитивна; но она упрощает анализ систем на порядок.

Любая власть делится на домик и тех-кто-в-домике. Домик – это структура. Эта структура была создана, и люди подчиняются программе этой структуры. Домик есть машина, состоящая из запрограммированных деталей – людей, отношений, физических структур. Домик – это машина, исполняющая программу.

Домик – это машина, которая едет по инерции. Программа для него могла быть задана когда-то давно сразу, а могла формироваться постепенно. Возникли правила; а правила – это тоже программы: они состоят из операторов ЕСЛИ и ДЕЛАЙ. И люди выполняют программы, являясь элементами этой машинной конструкции. Это люди-детали. Люди-детали – это детали самого домика, в том числе детали программы домика. Они не задаются вопросами, они просто делают, что «надо». А «надо» исполнять программу. В этом контексте они и не люди вообще, а только детали.

Власть в стране, в министерстве, в фирме – это «домик» и «те-кто-в-домике». Собственно любая власть – это тоже домик и те-кто-в-домике. Власть, государство, режим, правительство, нация (в американском смысле, как государство), государство, страна – все эти понятия делятся на «домик» и «тех-кто-в-домике». Конкретика состоит в том, кто проявляет волю.

В стране могут обитать как отдельные люди, так и кланы, племена, нации, чужие нации, и вообще население. Любые из них и все сразу. Точно так же они могут обитать в домике-власти.

Любой человек – или в домике, или элемент домика, или просто около домика пасется, пока подоят-постригут и т.д.

Главная идея – домик тоже имеет волю (точнее – аттрактор). Эта воля инерционна, но она исполняется, причем обычно даже без отдельной команды. Исполняется обычно бюрократическим аппаратом, состоящим из людей. не имеющих личной воли в решении этих вопросов. Т.е. домик – это большая машина, большой автомат-агрегат, управляемый инерцией заданной программы.

В домике могут сидеть люди – владельцы этого домика, которые могут проявлять свою волю, в том числе навязывать ее вовне, в том числе через структуры домика. Только эти люди называются «те-то-в-домике».

Главный вопрос для анализа лица: реализует ли лицо свою волю или волю домика. Если обе воли, то в какой степени. Если у лица нет своей воли – то оно – деталь домика, если есть – то «тот-кто-в-домике».

Мелкий служащий относится к домику как сам домик, является деталью домика, как кирпич. Но как только он захочет что-то украсть, он становится тем-кто-в-домике. Один человек может выполнять две воли – собственную и собственно волю домика. Воли могут и конфликтовать, и не конфликтовать.

Как домик проявляет волю? Через инерцию. Например, идет война; офицер воюет в качестве собственно (детали) домика, но при этом ворует в качестве того-кто-в-домике. Причем он может воевать как деталь домика, а может саботировать как тот-кто-в-домике. То же самое и для холодной войны – в качестве переходной стадии, и для мирной службы, и далее, для государственной невоенной службы.

Россия – криптоколония Англии!.. Или Америки? Россия в данном случае – это территория, т.е. объект, который под контролем. А Англия или Америка делятся на домик и тех-кто-в-домике.
«Воля» домика происходит из его инерции.

Домик государства США есть мировая империя, основная задача – поддержание стабильности сложившейся системы. Причем и поддержание стабильности и через управляемый хаос также, поскольку это добавляет в мировую систему свободу и тем самым позволяет системе существовать, не схлопываясь под грузом структур. Потому что если будут одни структуры, то не будет свобод, а это это значит, что не будет ни шлюх, ни кокаина.

В домике США сидят главные акционеры – васпы и евреи, и множество акционеров мелких, в том числе племен и наций, которые нужны для поддержания стабильности системы через собственный «вес»-количество. Еще в домике есть работники, прислуга, рабы и нежелательные элементы; но они не управляют домиком, хотя иногда и имеют небольшие дивиденды – скорее, отступные от хозяев домика.

Чтобы домик направил куда-то вооруженные силы в своих интересах, не нужно собирать круглый стол кланов или что-то в этом роде. Домик работает по программе, и в абсолютном большинстве случаев его бюрократический механизм сам прекрасно справляется с задачами вроде применения небольшой корректирующей силы.
В домике Англия тоже сидят васпы и евреи.

В домике Европа, который в основном Франция-Германия, сидят евреи и немного аборигенов. Зачем отсоединили Англию? А объединенный домик слишком сложный получился, а сложный домик плохо управляем. И английские те-кто-в-домике и решили отсоединить.

Были времена, когда миром правили арийцы, персы, греки, римляне, арабы, персы, турки, монголы, норманны, испанцы… Сейчас миром правят васпы и евреи. Ненуачо? Миром всегда кто-то правил, и это не повод истерить.

И, конечно, далеко не все васпы и евреи правят миром, а только отдельные племена, объединенные в нации. Но даже остальным от этого идут некоторые преимущества, например, дополнительные возможности защиты от местных властей.

Домик – это не страна. Домик – это система власти, которая владеет страной. Домик может быть еще и подсистемой власти. Одно правило постоянно: уровень субъектности должен расти; тот, кто в домике, более субъектен, чем система власти; система власти относительно более субъектна чем то, чем она управляет – т.е. чем страна.

Страна и население тоже могут иметь аттракторы (точки тяготения), как и домик власти. Но эти аттракторы обычно легко выделяются, известны и слабы. И встречаются такие аттракторы стран и населений обычно у наций, а не у масс. Аттракторы домика-системы-власти эти аттракторы обычно перекрывают; в противном случае начинаются героические эпохи.

Например, «Англичанка гадит».
Но нет никакой Англии. Есть Англия-домик и есть Те-кто-в-домике-Англия.

Первый же вопрос – «англичанка» – это домик или «тот, кто в домике»? Между странами, и, следственно, между их властями иногда возникают естественные состояния антагонизма. Например, как в борьбе за европейское доминирование. И для Франции 18 века, и для Германии 20 века Англия была домиком. Не важно, кто в нем сидел – договориться бы не получилось. И англичане, которые были в домике, это прекрасно понимали и исполняли волю домика. Но что с Россией? Англия как домик – глобальный игрок, и поэтому она должна быть представлена во всех значащих странах. Значит, она должна быть представлена и в России, и именно как домик.

Россия хочет… А Россия – это домик или те-кто-в-домике?
Путин хочет… А Путин – это домик или те-кто-в-домике? Или это вообще что-то иное?  Маскировочная сетка, например. Но маскировочная сетка – это специфический «домик».

Следствие: если что-то/кто-то не подходит под категории «домик» или «тот-кто-в-домике», значит, это какая-то засада, или обман, или подделка. Субъект и объект-абстракция всё-таки различаются. В большинстве случае, если что-то вообще никак не подходит, то это просто абстракция. Если вдруг при анализе системы власти выясняется, что где-то домика нет, или тех-кто-в-домике нет, то значит, где-то дезинформация, спектакль и вообще заговор.

В домике российской власти живут гебисты (реально шире – русская ККС), евреи и Околосинагога. Иностранные евреи солидарны с внутренними евреями, и поэтому имеют финансовые дела только с внутренними евреями. У гебистов деньги они напрямую не берут, только через российских евреев-посредников. А российские евреи-посредники организуют себе группу поддержки из Околосинагоги. Которую поддерживают через заграничных евреев. Так что все три группы обладают реальной властью в домике Россия.

Для революций и переворотов есть разные варианты – например, вести борьбу со всей системой власти, т.е. воевать с домиком в лице каждого винтика-чиновника. Но гораздо эффективнее победить только тех, кто сидит в домике и занять их место. И домик начнет выполнять команды новых хозяев. Например, после революции большевики смогли захватить «домик Генштаб». И генштаб начал на них работать. Там вообще не было тех, кто в домике. Служащие генштаба не имели воли, они просто служили в качестве винтиков военной машины, т.е. были элементами домика, а не теми-кто-в-домике. Те-то-в-домике были над ними, их убрали, а машинка осталась.

Внутри домиков могут быть построены иные домики. Один и тот же субъект может находиться в разных домиках одновременно. Как евреи и васпы, например. Или гебисты – во всех домиках бСССР.

Может быть и система «домик в домике». Например, КГБ. Эта неформальная структура сидит в домике «власть», но при этом сама тоже является домиком. КГБ имеет интересы, но не имеет руководства, в результате руководствуется аттракторами, а не волей. КГБ не говорит: «я хочу»; КГБ говорит «Я не хочу», и дальше идет список нежелательного и список действий. А хотят денег те, кто в «домике КГБ», а не сам домик. Поменять правила, по которым живет домик КГБ, никто не может, даже те, кто в «домике КГБ».

Вопрос власти не однозначен: обычно управляет тот-кто-в-домике. Но на поздних стадиях истории домика управлять может и сам домик. Домик всегда есть инерционная машина, со временем набирающая силу, а те-кто-в-домике деградируют, превращаются в детали и теряют субъектность относительно домика. Например, воровать еще могут, но менять политику домика, которая инерционна, уже нет.

У домиков есть только заданная инерция; но в результате этой инерции некоторые домики экспансивны, хотят расширяться. Домики сами структуры, и хотят структурировать всё, или всё включить в себя.

Есть царь, а у царя есть двор. Царь в домике, двор – домик. Царь может к кому-то хорошо относиться, но сама совокупность инерционных моментов двора – отрицательно. Не так, что «жалует царь, да не жалует псарь». А именно двор может относиться иначе, чем царь, двор не как личность одного его представителя, не как группа, а как бездушная механическая система, машина. Например, «не любим мы тут, при дворе, немцев. Не любим просто, и всё». Царь может заставить подчиняться, но заставить любить он не может. Двор-домик мыслит инерционно, и соответственно поступает инерционно. И совокупное действие суммы мелких поступков-отношений вполне может перевесить властное действие хозяина домика. Когда «короля делает свита» – это значит, что домик управляет в большей степени, чем те, кто в домике.

Когда-то Людовик ХIV говорил: “Государство – это я”. Это означало, что его, того-кто-в-домике,  воля определяет жизнь домика. Если посмотреть на сегодняшних монархов, исполняющих формальные регламенты, то ясно, что домики определяют жизнь тех-кто-в-домике. Теперь такой процесс происходит с новыми реальными правителями и акционерами. Домики получают все большую власть над ними. Жизнь так устроена, что власть домиков растет всегда, обычно до того, как они всех раздавят и рухнут. Но «свита» – это не люди, это система отношений, унаследованная и инерционная.

Домик – это именно не воля людей, это выраженная сумма ограничений их воли.

Миром правят васпы и евреи. Их системы передачи информации и действия устроены так, что это системы узлов. В обоих случаях сеть, грибница, ризома. Эта сеть заметна, и как она действует, тоже заметно. Эта система отрицает систему «домик и тот-кто-в-домике», которая ограничена уровнем стран. Следовательно, для домика «мирового правительства» не находится места. Потому что сеть находится на его месте, и сеть работает. Люди прекрасно управляют миром, находясь сразу в нескольких домиках; и при этом им даже не нужно совершать действий, мир так работает, что для управления им управлять особо и не нужно. Единственное – защищать свободы от структур, а именно защищать их от собственных домиков. При решении этой задачи домик высшего порядка ничего не даст во-первых – потому что всё уже есть, а бороться с ним будет сложнее во-вторых.

Свобода реализуется через преступность. Домик хочет ликвидировать преступность. Задача тех-кто-в-домике тогда – защитить преступность, или, что то же самое уровнем выше, поддержать управляемый хаос.

Те, кто в американском домике, имеют дивиденды от домика. Но управляет Америкой в большей степени сам домик. Потому что американский домик накопил инерцию, и одновременно стал большим, в результате он размером своих структур фактически ликвидировал свободы, ликвидировал то пространство свободы, где возможно собственно управление. И действия тех, кто в американском домике, все больше и больше направляются на то, чтобы обеспечить свободы, иначе не будет шлюх и кокаина, а будут только судебные процессы по сексуальным домогательствам. Эти действия сейчас все больше и больше направляются против американского домика. При том, что всё больше тех, чьи родители были в домике, становятся техническими деталями домика. Домик имеет большие шансы на победу, и обычно он всех, кто в домике, уничтожает, превращая в свои детали, а цивилизацию – в машину. Но в массе это будет не скоро, так что пока по мелочи, на счастливого.

22 thoughts on “Домики и те-кто-в-домике

  1. Anonymous

    В очередной раз спасибо за глубокие мысли.
    Описанная система весьма близка по своему функционалу к природе онкологии (тем более, учитывая ее особо безудержный рост в последние десятилетия).
    Если рассматривать систему в данном формате, то получается, что иммунитет полностью подавлен, процесс необратим, рак умрет вместе с носителем (ибо тоже – белок).
    Но есть версия: “не умрете вы все, но изменитесь…”
    Биосистема, в т.ч. генетическая, которую заложили в нас наши далекие предки, весьма универсальна, относительно устойчива и обладает колоссальным потенциалом, в ней есть элексир. Необходимо ей немного помочь, найти “золотой ключик” и открыть дверь.
    Возможно в реальности это будет “генетический вирус” – идеальное лекарство. Только тогда на улицах “домов” будут разлагаться десятки миллионов трупов, и наступит “Fallout”.
    Интересно, выживут ли гибриды с низким содержанием ДНК-носителя?..

    Reply
  2. sergeimorozov Post author

    К вопросу уровня власти:
    15 сентября сего года депутат Андрей Мерзляков установил в женском туалете здания МУП «Энергосервис» видеорегистратор, причём таким образом, чтобы он снимал интимные места. В пресс-службе Следственного управления СКР по Свердловской области поясняют, что снимающий прибор был со встроенной картой памяти, а объектив был направлен в сторону унитаза.

    Reply
  3. hanzira

    Сергей Борисович, а Вы давали свое определение понятия “аттрактор”?

    Reply
    1. sergeimorozov Post author

      Состояние, к которому притягивается система, точка притяжения – это из стандартного определения. так что скорее нет.

      Reply
  4. НЛО

    Ряды бюрократов растут, но государство уязвимо, потому что деятельность чиновника неотделима от соблазнов близости, характерных для родственных, соседских, дружеских сетей. Это логики малого дома, которые могут воспроизводиться даже при глубоких реформах или демонтаже большого династического дома. И здесь история дает нам очень важный урок. В борьбе с коррупцией нельзя преуспеть путем одних репрессий, санкций против архаичной логики малого дома. В той мере, в какой коррупция — элемент исторического генезиса государства, а само государство не просто силовая монополия, но коллективное верование, успешно противопоставить беспристрастность коррупции можно, лишь создавая альтернативные структуры, основанные на гражданском участии и доверии.
    https://gorky.media/intervyu/gosudarstvo-eto-illyuziya/

    Reply
  5. sergeimorozov Post author

    Парадокс Абилина (англ. Abilene paradox) заключается в том, что группа людей может принять решение, противоречащее возможному выбору любого из членов группы из-за того, что каждый индивидуум считает, что его цели противоречат целям группы, а потому не возражает.
    Парадокс был описан Джерри Харви (англ.) в статье The Abilene Paradox and other Meditations on Management. Имя парадоксу дано по мотивам анекдота, описанного в этой статье:
    В один жаркий техасский вечер некая семья играла в домино на крыльце до тех пор, пока тесть не предложил съездить в Абилин отобедать. Жена сказала: «Звучит неплохо». Муж, несмотря на то, что поездка обещала быть долгой и жаркой, подумал, что надо бы подстроиться под других, и произнёс: «По-моему, неплохо; надеюсь, что и твоя мама не откажется». Тёща же ответила: «Конечно, поехали! Я не была в Абилине уже давно».
    Дорога была жаркой, пыльной и долгой. Когда же они наконец приехали в кафетерий, еда оказалась невкусной. Спустя четыре часа они, измученные, вернулись домой.
    Один из них произнёс неискренне: «Верно, неплохая была поездка?». Тёща на это сказала, что, на самом деле, она бы лучше осталась бы дома, но поехала, раз уж остальные трое были полны энтузиазма. Муж сказал: «Я был бы рад никуда не ездить, поехал лишь чтобы доставить остальным удовольствие». Жена произнесла: «А я поехала, рассчитывая на радость остальных. Надо было быть сумасшедшим, чтобы добровольно отправиться в эту поездку». Тесть ответил, что он предложил это лишь потому, что ему показалось, что остальным скучно.
    И они сидели, ошеломлённые тем, что поехали в поездку, которой никто из них не хотел. Каждый из них предпочёл бы спокойно наслаждаться тем днём.

    Reply
  6. НЛО

    В теории информационных систем, последовательно разрабатываемой в работах группы Переслегина С.Б., утверждается существование информационных структур – административных големов. [1] Они обладают поведением, способностью к саморазвитию и не зависят от своих носителей. Голем можно определить как самоорганизующуюся информационную структуру.Впервые големы были описаны в статье А.Лазарчука и П. Лелика “Голем хочет жить”[2] .В данном конкретном случае государства, она выражена в административном аппарате. Именно големная структура вырабатывает управленческие решения: приказы, распоряжения.Трудно представить нечто, лишенное физического воплощения, однако простое наблюдение может подтвердить существование голема. Достаточно заметить, как изменяется поведение человека, помещенного в мощное информационное поле (например, после просмотра телепередачи об инопланетянах многие верят в их существование, хотя сами их никогда не видели). Информационное поле государственного голема во сто крат мощнее поля телепередачи. Да и человек пребывает в нем большую часть жизни.
    https://taira-koremochi.livejournal.com/868.html#cutid1

    Reply
  7. Anonymous

    Вот уже как несколько тысячелетий государство является ключевым бюрократическим Големом – продуктом длительного процесса социогенеза. Оно оперирует на множестве Големов – своих функциональных подсистем, которые в свою очередь настраивают взаимодействие всех прочих Големов сверхбольшой системы. В лице государства мы подошли к понятию мета-голема:мета-голем – интегральный оператор над множеством Големов, воздействующий посредством их на большую или сверхбольшую социальную систему.Мета-голема следует понимать как единую систему из оператора и множества подчиненных ему Големов-подсистем, при этом ее содержание определяется исключительно оператором. Последнее качество мета-големов метко подметил в свое время Людовик XIV: «Государство – это Я».
    Голем с высокой глубиной иерархии и сложным функционалом неизбежно трансформируется в мета-голема, поскольку таков энергетически целесообразный способ управления сверхбольшими социальными системами. Любая попытка создать сверхбольшую административную систему в виде монолитного суперголема имеет следствием лавинообразный рост потоков индикативной информации к вершине пирамиды, что приводит к катастрофической потере качества управления.
    http://www.aonoprienko.ru/?p=4825

    Reply
  8. Anonymous

    Вот величайшая опасность, угрожающая сейчас цивилизации: подчинение всей жизни государству, вмешательство его во все области, поглощение всей общественной спонтанной инициативы государственной властью, а значит, уничтожение исторической самодеятельности общества, которая в конечном счёте поддерживает, питает и движет судьбы человечества. Массы знают, что, когда им что-либо не понравится или чего-нибудь сильно захочется, они могут достигнуть без усилий и сомнений, без борьбы и риска; им достаточно нажать кнопку, и чудодейственная машина государства точно сделает, что нужно. Эта лёгкая возможность всегда представляет для масс сильное искушение. Масса говорит себе: «Государство — это я» — но это полное заблуждение. Государство тождественно с массой только в том смысле, в каком два человека равны между собой, потому что они оба — не Петры.
    Сегодняшнее государство и массы совпадают только в том, что оба они безымянны. Но человек массы действительно верит, что он — государство, и всё больше стремится под всякими предлогами пустить государственную машину в ход, чтобы подавлять творческое меньшинство, которое мешает ему всюду, во всех областях жизни — в политике, в науке, в индустрии.Это стремление кончится плохо. Творческие стремления общества будут все больше подавляться вмешательством государства; новые семена не смогут приносить плодов. Общество будет принуждено жить для государства, человек — для правительственной машины. И так как само государство в конце концов только машина, существование и поддержание которой зависит от машиниста, то, высосав все соки из общества, обескровленное, оно само умрёт смертью ржавой машины, более отвратительной, чем смерть живого существа.
    Хосе Ортега-и-Гассет, Восстание масс

    Reply
  9. Anonymous

    Вряд ли большевики осознанно стремились к воссозданию империи. Все-таки они произошли от демократического движения – социал-демократии и искренне ненавидели самодержавие. Однако, действуя реактивным образом, «по обстоятельствам», не желая, да и не умея вести дискуссию не только с оппонентами, но и со своими партнерами – левыми эсерами, а уж тем более делиться с ними властью, будучи наглухо зашоренными догмами «классового подхода», большевики в итоге, как в известном анекдоте, вновь оказались «с автоматом Калашникова».Но главной причиной реинкарнации мегамашины стало, так сказать, сопротивление материала, то есть огромного большинства (до 80%) сельского населения, политически абсолютно неграмотного и в основной своей массе признававшего над собой только власть сильной руки.Мегамашина, как птица феникс, самовозродилась, обретя новую цель, предложенную большевиками, – построение нового, справедливого общества, практически рая на земле.Как и при царизме, мотором новой мегамашины стала бюрократия, в полном соответствии с учением Маркса приватизировавшая новое государство. Как бы оправдываясь, Ленин на закате жизни писал: «Можно прогнать царя, – прогнать помещиков, – прогнать капиталистов. Мы это сделали. Но нельзя «прогнать» бюрократизм в крестьянской стране, нельзя «стереть с лица земли». Можно лишь медленным, упорным трудом его уменьшать». Уменьшать его он предлагал в своем излюбленном стиле – путем репрессий. «А к суду за волокиту привлекали? … Сколько вы посадили их в тюрьму за волокиту?». Вот уж в чем в чем, а в умении «привлекать к суду» бюрократии нет равных на всей земле, игра с ней на этом поле была заранее проигрышной.
    https://pravo.ru/news/205031/

    Reply
  10. Anonymous

    Бюрократия никогда не была ни властителем, ни народом. Она была создана для того, чтобы управлять подданными, но с течением времени стала достаточно сильна, чтобы править самостоятельно, даже в отсутствие сюзерена, который делился бы с ней своей властью. В какой-то момент она вышла из-под контроля своих создателей и начала управлять ими. Вы можете наблюдать это по всей Европе в XVII веке. Происходило это везде по‑разному — и с разной скоростью. Началось во Франции, Британии, Австро-Венгерской империи и Пруссии. Сперва только в крупных странах, потому что маленькие, и в Германии, и в Италии, сохраняли персональную власть много дольше. При этом такая огромная страна, как Россия, вполне вероятно, стала государством только к концу XIX столетия: даже тогда там было меньше чиновников, чем в Пруссии столетием раньше.
    https://esquire.ru/archive/5356-martin-van-creveld/

    Reply
  11. Anonymous

    Слово «государство» люди начали использовать в XVI столетии. Макиавелли понимал под государством механизм осуществления власти, с помощью которого правители выполняют свои функции. Постепенно он становился все более мощным, расширялся, стало все больше властных госструктур. Механизм стал сильнее человека, который им управляет. Чем больше становилось бюрократов, тем больше у них было коллективной власти. Бюрократия стала сильнее даже правителей. Изначально армия была армией правителя (короля или князя), дороги были его дорогами, на английском даже железная дорога называлась королевской. Царю принадлежало и казначейство.Все это стало меняться в начале XVII столетия. Впервые государство и правителя разделил в 1652 г. Томас Гоббс, написав, что правитель принимает на себя функцию, бремя государства как искусственного субъекта. Но правитель при этом остается отдельной личностью, а государство – абстрактной единицей. Полвека спустя Людовик XIV все еще мог говорить: «Государство – это я». И никто не мог ему сказать, что он ошибается. Но сама эта фраза показывает, что «государство» и «я» – это две разные сущности даже в случае правителя. Еще полвека спустя, в середине XVIII в., Фридрих Великий сказал: «Я первый слуга государства».
    https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/10/24/menshe-gosudarstva

    Reply
  12. Anonymous

    Итак, я абсолютно убежден в том, что сегодняшнее понимание исторических процессов, проходивших в последние три столетия, в значительной степени навеяны потребностями левой идеологии. Они как бы призваны оправдывать её существование. За всей этой внушительной картиной, где нарисованы национальные герои-освободители, крупные баталии и флаги разных расцветок — картины, которой так любовались европейцы всё это время и строили на основе её свою внешнюю и внутреннюю политику — скрыто что-то более важное, глубоко европейское и родное нам, то, что составляет основу европейской христианской цивилизации: самобытные вольные города, маленькие и богатые, гордые торговые республики Апеннинского полуострова и Иллирийского побережья, древние королевские традиции франков, развитые социальные институты, сдерживавшие и дополнявшие друг друга, и многое другое, что так быстро исчезло в XIX веке, но внесло подавляющий вклад в европейскую культуру. Это традиции свободы и вольности, которые следует начать чаще упоминать и к ним апеллировать. Не французские «просветители», оправдавшие в своих трудах абсолютизм королей, и не такие, как Гарибальди, создали европейские ценности. Европа была едина и в эпоху “раздробленности”, которой никогда не было. “Просвещенные” государства породили огромные этатистские машины, которые привели мир к кровопролитным войнам и беспрецедентному вмешательству государства в экономику, а их руководители руководствовались прежде всего интересами своих “доменов”.
    View at Medium.com

    Reply
  13. Anonymous

    Предположим, что прогнозирующий блок («подсистема») «чёрного ящика» замечает опасность, грозящую состоянию гомеостатического равновесия, благополучно достигнутому наконец после многих качаний. Опасность возникает из-за того, что прирост населения превышает имеющуюся в данный момент у цивилизации возможность удовлетворять человеческие потребности. Именно, пусть при нынешнем приросте начиная с будущего года или же по прошествии тридцати лет уровень жизни станет неуклонно понижаться. Пусть одновременно по одному из «входов» в «чёрный ящик» поступила информация об открытии некоего химического соединения, которое вполне безвредно для здоровья и вызывает такое падение возможности овуляции, что при постоянном употреблении этого средства женщина может зачать лишь в считанные дни. Тогда «чёрный ящик» принимает решение ввести необходимые микроскопические дозы этого соединения в питьевую воду во всех водопроводных сетях государства. Разумеется, для успеха операции её нужно держать в тайне; в противном случае прирост населения снова проявит тенденцию к увеличению, так как многие люди наверняка будут стараться пить воду без этого средства, например воду из рек или из колодцев. Следовательно, «чёрный ящик» станет перед дилеммой: либо информировать общество — и наткнуться на его противодействие, либо не информировать — и тем самым сохранить (для всеобщего блага) состояние существующего равновесия. Допустим, что для охраны общества от стремления «чёрного ящика» к подобным формам «криптократии» программой «ящика» предусмотрена обязательная публикация всех намеченных изменений. Кроме того, у «ящика» есть специальный «стоп-кран», который пускается в ход всякий раз, как только возникает ситуация вроде вышеописанной. Благодаря всему этому регулятор, принимающий решения (и состоящий из людей), отменит план, выработанный «ящиком». Трудность, однако, в том, что столь простые ситуации будут довольно редки, а в огромном большинстве случаев «орган, принимающий решения», не будет знать, не пора ли как раз дернуть за «стоп-кран». Впрочем, от слишком частого применения этого тормоза вся регулирующая деятельность «ящика» стала бы иллюзорной, а общества поверглось бы в совершенный хаос. Не говоря уже о том, что в высшей степени неясно, чьи, собственно, интересы представлял бы этот «орган». Например, в нынешних Соединённых Штатах Америки подобный «орган» наверняка заблокировал бы введение бесплатной медицинской помощи и системы пенсий (как это в действительности и сделал Конгресс, тогда как роль предложившего такие изменения, но остановленного при помощи «стоп-крана» «ящика» сыграл президент Дж. Кеннеди). Чьи бы интересы ни представлял этот орган, не следует недооценивать способностей «чёрного ящика». Один, другой, третий раз «заторможенный» в своих начинаниях, он, вероятно, выработает новую стратегию. Он будет, например, добиваться, чтобы люди как можно позже вступали в брак, а малое количество детей было особенно выгодно экономически.
    А если и это не даст желательных результатов, он постарается уменьшить прирост населения ещё более окольным путём. Допустим, что некое лекарство предотвращает кариес зубов. Пусть употребление этого лекарства в определённом проценте случаев вызывает мутацию генов, и пусть новый мутировавший ген сам по себе ещё не уменьшает плодовитости, а делает это лишь при встрече с другим, также мутировавшим геном; последний возник благодаря применению другого лекарства, употребляемого довольно давно. Это второе лекарство избавило, скажем, мужскую половину рода человеческого от терзаний, связанных с преждевременным облысением. Тогда «чёрный ящик» будет всячески распространять лекарство против кариеса, и в результате он добьется своего: по прошествии некоторого срока количество обоих (рецессивных) мутировавших генов в популяции возрастет и они будут соединяться довольно часто, а это уменьшит прирост населения. Он не станет информировать общество вовсе не из «хитрого» или «демонического» расчета, а попросту потому, что он сам не будет знать, что, собственно, делает. «Чёрный ящик» — отнюдь не «электронный сатана», не всеведущее существо, кое рассуждает как человек или сверхчеловек, а всего лишь устройство, которое непрерывно ищет связи, статистические корреляции между отдельными общественными явлениями, исчисляемыми миллионами и тысячами миллионов. Как регулятор, он оптимизирует экономические отношения, поэтому состояние высокого жизненного уровня населения является и состоянием его собственного равновесия. Прирост населения угрожает этому равновесию. В какой-то момент «ящик» обнаружит положительную корреляцию между падением прироста населения и применением лекарства от кариеса. «Ящик» информирует об этом «совет», там проведут исследования и установят, что данное лекарство не уменьшает плодовитости (учёные «совета» будут экспериментировать на животных, а те ведь не употребляют средств против облысения). Даже и этот пример грешит упрощённостью, хотя и не является неправдоподобным (как свидетельствует скандал с талидомидом). В действительности «чёрный ящик» будет идти ещё более окольными путями, шаг за шагом, «не ведая, что творит», поскольку он стремится к состоянию ультрастабильного равновесия, а открываемые им и используемые для поддержания этого равновесия корреляции явлений отражают очень сложные процессы, которых он не изучает и о причинах которых ничего не знает (то есть не обязан ничего знать). В конце концов лет через сто может оказаться, что ценой, которую пришлось заплатить за рост жизненного уровня и уменьшение безработицы, служит хвостик, вырастающий у каждого шестого ребёнка, или общее падение показателя интеллекта в обществе (ведь более умные люди в большей мере мешают регулирующему действию машины, и она будет стремиться уменьшить их число). По моему мнению, совершенно ясно, что «аксиоматикам» машины не в состоянии учесть заранее всех возможностей; от «хвостика» до всеобщего кретинизма. Тем самым мы совершили reductio ad absurdum — привели к нелепости теорию Чёрного ящика как Верховного регулятора человеческого общества
    https://gtmarket.ru/laboratory/basis/4511/4516#t48

    Reply
  14. Anonymous

    Американский социолог Джеймс Скотт известен своей теорией, объясняющей, по каким принципам бюрократии организуют управление подчиненной им системой. Под бюрократиями (Скотт использует термин ”state”) он понимает крупные институты — государственные структуры, корпорации, глобализованный капитал и т. п.
    Эти бюрократии могут управлять только тем, что они могут «увидеть». Другими словами, для управления им нужна такая информация, которая может быть обработана в их сложных, многолюдных, многоуровневых структурах. Коммуникации в таких структурах — самое сложное дело: мало того, что информации надо без искажений пробиться «снизу вверх» через пирамиду начальников, так еще и на каждом уровне пирамиды она должна быть сопоставимой между разными источниками.
    Решение этой проблемы — стандартизация и унификация метрик, которые используются в управлении. Чем проще и «шаблоннее» информация, тем больше ее шанс пройти бюрократические «жернова» без искажений и потерь. А то, что система не в состоянии обработать, ее не волнует вовсе. Обратной стороной такой стандартизации является потеря «лишней» информации, сокращение её богатства.
    https://giovanni1313.livejournal.com/92099.html

    Reply
  15. Anonymous

    Историю человечества согласно Л. Мамфорду можно рассмотреть совершенно по-новому, если анализировать распространение машины, как общего организационного принципа. Такой конструктивистский подход позволяет проследить весь исторический ряд сменяющих другу друга машин. Первые машины царской власти соединенные религиозными предписаниями разрушались, в случае роста недоверия или же когда терпели военное поражение. Из их обломков затем выстраивались новые феодальные или городские машины. Л. Мамфорд отмечал, что машины при всей своей властной мощи, постоянно функционируют на грани поломки, управляя множеством элементов — они принципиально нестабильны.
    https://syg.ma/@tomin-lieonid/sotsialnyie-mashiny-istoriia-i-sovriemiennost

    Reply
  16. Anonymous

    Современные общества предстают пред нами как инертные тела, пронизанные гигантскими процессами десубъективации, которым более не соответствует никакая реальная субъективация. Следствием этого является закат политики, всегда предполагавшей наличие реальных субъектов и подлинной идентичности — таких, как рабочее движение и буржуазия — и триумф экономики — этой активности управления в чистом виде, стремящейся лишь к собственной репродукции. Левые и правые, сменяющие друг друга в осуществлении властных функций (gestione del potere) и не имеющие поэтому ничего общего с политическим контекстом, из которого происходят эти термины, ныне обозначающие лишь два полюса одной и той же правительственной машины: тот, что без зазрения совести ставит на десубъективацию, и тот, который, напротив, стремится прикрыть ее лицемерной маской добропорядочного демократического гражданина.
    …Вопреки провозглашенному концу истории, мы, на самом деле, становимся свидетелями непрестанно работающей вхолостую машины — этой своеобразной ужасающей пародии на теологическую экономику, перенявшей наследие промыслительного управления миром. Вместо спасения мира она ведет его к катастрофам, тем самым пародийно сохраняя верность первоначальному эсхатологическому призванию провидения. Вопрос о профанации диспозитивов, то есть о способе возвращения к всеобщему использованию связанного и выделенного при их посредстве, является поэтому неотложным. Те, кто возьмется за его решение, призваны быть способными вмешаться в процессы субъективации и в сами диспозитивы, для выявления в них того Не–управляемого, что представляется началом и одновременно точкой исхода всякой политики.
    https://predanie.ru/book/218989-chto-sovremenno/

    Reply
  17. Anonymous

    Мы строим наши здания, а потом наши здания строят наc
    (c)Уинстон Черчилль

    Reply
  18. Anonymous

    Сколько в стране чиновников? Численность работников административно-хозяйственного аппарата названа: восемнадцать миллионов человек. Если мы приплюсуем к этому освобожденных и не освобожденных партийных, комсомольских, профсоюзных работников, органы внутренних дел и госбезопасности, управленцев средних и низших рангов непосредственно на предприятиях, армию, работников средств информации и пропаганды, – то можем смело называть цифру пятьдесят миллионов, не боясь ошибиться в сторону преувеличения. Чем же они занимаются, помимо исполнения своих обязанностей, с которыми, судя по положению дел в стране, не справляются? Перекладыванием бумажек? Отработкой строевого шага? Сложением и вычитанием натуральных чисел? Созданием шедевров абсурда, которым позавидовали бы Ионеско и Беккет? Да, и этим тоже. Но главным делом, делом, жизненно важным для аппарата, является только сохранение состояния гомеостаза. Структура, создавшаяся в начале пятидесятых годов, должна быть сохранена любой ценой. Это не проявление чьей-то злой воли, это инстинктивное стремление, это врожденное, имманентное свойство гигантского, всезнающего, но примитивного, негибкого интеллекта Голема; свойство обретшего свободу поступков исполинского арифмометра.В чем специфика положения Голема на этапе гомеостаза? В том, во-первых, что он полностью подчинил себе Пользователя, превратив его в собственную подструктуру, которая по определению не способна выдавать идеи, хоть как-то подрывающие гомеостаз. Во-вторых, аппарат приобрел такую степень автономности, что может игнорировать реальное информационное поле, имея в своем полном распоряжении миф. Голем из образования подчиненного и зависимого стал доминирующей системой, полностью пренебрегающей не только общественными интересами, но и обществом как таковым.
    http://lazandr.lib.ru/web/books027.html

    Reply
  19. Anonymous

    Но своё завершение социология аппарата получила в социологии Пьера Бурдье. Бурдье весьма подробно исследовал, системно переработал и обобщил социологию «аппарата» и его институтов как ключевой феномен 20-го века не только во всех «политических партиях», но и во всех государствах Нового Запада, начиная с СССР, Италии, Германии и Франции, и во всех корпорациях европейского типа.
    В результате Пьер Бурдье пришёл к выводу о необходимости использования слова «Аппарат» (именно с заглавной буквы) как категории социологии, политики и культуры западных цивилизаций, теоретически и эмпирически обосновав этот вывод.
    Возвращаясь к тому, что обобщил Михаил Шевелев в качестве существенных признаков состояния современного «Аппарата» РФ, Пьер Бурдье показал прямо обратное этому в качестве существенного признака «Аппарата».
    А именно П. Бурдье показал не просто способность Аппарата к «коллективным действиям» по исполнению единой воли, но что его (Аппарата) главное функциональное предназначение заключается именно в том, чтобы организовывать и обеспечивать «коллективные действия» масс, организуемых и управляемых Аппаратом.
    То, что внутри Аппарата, необходимо и неизбежно имеет место конкуренция со всеми её методами, как резюмировал Бурдье, существенного значения не имеет до тех пор, пока Аппарат остаётся самим собой.А самим собой Аппарат остаётся лишь до тех пор, пока он способен подчинить себе, исполнению своих функций всякую конкуренцию внутри самого себя.Ибо изначальной доминирующей тенденцией саморазвития Аппарата как раз и является тенденция к монополизации («олигархизация» по Михельсу) и предельной централизации (пресловутая «вертикаль») до состояния «машины, механизма», в котором все органы и индивидуальные члены Аппарата — не более чем функционально различные «винтики» этой единой и целостной «машины».
    https://new-rabochy.livejournal.com/1158488.html

    Reply
  20. sergeimorozov Post author

    Неутомимый Гинцбург сообщил, что разработан тест, позволяющий проверить, поддельный ли сертификат о вакцинации у человека или нет. Тут, конечно, встает вопрос о том, что тест может и ошибиться: человек принял чудо-вакцину, а тест показывает, что нет. И как быть?
    Но более интересно здесь другое. Система начинает жить своей жизнью. А значит — создавать функционал, пригодный лишь для обслуживания самой себя. Для нас это означает лишь одно: вся жизнь начинает вертеться вокруг одной-единственной задачи. Мы живем, чтобы сделать укол, который затем нужно будет доказывать с помощью куар-кодов, тестов, а потом, конечно, придумают что-то еще новенькое. Полгода — и всё заново. А в промежутке между уколами — ежедневная доза промывки мозгов и заряд ненависти из телевизора. Эдак скоро привитых начнут собирать на собрания с целью пятиминутного скандирования здравиц в честь Гинцбурга и Путина, и еще пять минут — на проклятия уклоняющимся. А раз так — то нужны будут специальные люди, бдительно следящие за искренностью воплей. Неискренним будут заламывать руки и волочь на тестирование — а не куплен ли у тебя сертификат, сволочь?
    Именно так возникает самодостаточная система, которая работает сама на себя, у которой нет никаких других целей и задач, кроме обслуживания себя и захвата новых территорий и рынков «сбыта» своей продукции и своих навязанных принудительных услуг. И если кому-то это может показаться излишним алармизмом, то стоит вспомнить — мог ли сегодняшний кошмар всерьез рассматриваться года два назад?
    https://el-murid.livejournal.com/4937963.html

    Reply
  21. sergeimorozov Post author

    Пример работы машины:
    Подробности того, что произошло в приемном покое детской больницы, по версии семьи, рассказывает тетя девочки в своем Instagram.
    Вечером 13 ноября младшеклассница почувствовала себя плохо – у нее заболел живот. Приехавшие на вызов медики провели анализ на коронавирус, тест показал положительный результат.
    Уже в приемнике 8-летней девочке провели повторное тестирование, а также сделали КТ-исследование. В результате COVID не подтвердился.
    “Но хирург все равно отказался прийти и осмотреть ребенка из-за боязни ковида. Девочка с мамой просидели в приемном отделении 2-3 часа, на просьбы и мольбы матери помочь ее ребенку дежурная сказала, что беспокоиться не о чем, и попросила не лезть в их работу”, – пишет тетя погибшей девочки.
    По словам родственницы, малышка скончалась на руках у матери около 2-х часов ночи. После этого, как утверждает женщина, маму ребенка попросили подписать документ о том, что она не имеет претензий к больнице.
    “Как? Им не оказали помощь, у ребенка подозрение на аппендицит! Нужна была срочная операция, а врачи бездействовали, перекидывая ответственность друг на друга”, – пишет родственница.
    Гибель ребенка в приемном покое подтвердили в Минздраве Хакасии, как пишет “КП”.
    https://ren.tv/news/v-rossii/903623-semia-v-khakasii-obvinila-vrachei-v-gibeli-8-letnei-docheri

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s