Постинформационал

Здесь уже была и есть статья с таким названием. Но термин заслуживал большего. И поэтому – новая статья.

In English

Постинформационал

Каждый раз, когда появляется что-то новое, положительные ожидания людей оказываются несколько завышенными. Это традиция. О переходе к информационному обществу начали активно говорить с начала 70-х годов. Для этого были основания: информационные технологии действительно начали менять мир. Изменения были заметны невооруженным глазом, и это были качественные изменения во всех областях жизни.

Было принято считать, что технологические изменения приводят к социальным изменениям в обществе. Если технологии поднимаются на новую высоту – то это дает шанс и обществу в своем развитии подняться на новую высоту. Исходя из этой предпосылки, (а это марксистская предпосылка), общество должно было измениться в лучшую сторону.

Экономика знаний должна была создать рабочие места, где работа по производству знаний была бы интересной и творческой. Новая техника должна была освободить людей от рутины и дать им возможность работать креативно. Новые организационные средства давали бы людям возможности для социальной организации. Это должно было бы вызвать общий культурный рост самого общества. В общем, это был бы новый дивный мир.

Количественные достижения присутствуют. Но определенно, что-то пошло не так. С одной стороны, технически информационное общество построено. Но с другой, изменения не оказали какого-либо заметного влияния на развитие социальной и культурной жизни. Такая нестыковка не предполагалась.

Индустрия знаний? Если компания слишком велика, чтобы обанкротиться, то знания не нужны. Культурный уровень общества остался на прежнем уровне, если не упал. Уровень социальной активности снизился, атомизация общества усилилась. Вместо рабочих мест в области развития знаний и информации – рабочие места в фаст-фуде.  Конечно, бродяга с мобильным телефоном это лучше, чем бродяга без мобильного телефона. Киберпанк – это тоже достижение. Но в общем вышло не информационное общество, а какое-то информационное разочарование: информации много, но в основном она разочаровывает.

В свое время технологии не спасли Римскую империю. Технологии существуют в обществе. И потому нужно предположить, что проблема не в технологиях, а в обществе. Если общества нет – люди без общества  не могут поддерживать высокие технологии, в том числе и информационные. Когда есть телефон, но некому позвонить, это много хуже, чем когда есть кому позвонить, но нет телефона. Человек все-таки существо в первую очередь социальное.

Когда-то существовало общество, которое называли индустриальным. Большинство людей было занято в промышленности. Потом эффективность производства выросла, и число занятых в промышленности снизилось. После индустриального общества появилось постиндустриальное общество, где большинство занято в сфере услуг.

Идея модерна возникла как ретроспективная. Было замечено, что в мире произошло множество перемен, принципиально меняющих стиль жизни. Модерн – понятие культурного восприятия отличия настоящего от прошлого. Модерн и постмодерн – определители сути времени.

Национальные государства размываются, нации стираются, классы теряют классовое самосознание, идеологии исчезают, массовые производства уступают место массовой сфере услуг – это постмодерн. Одна из дополнительных идей постмодерна в том, что мир меняется, но большинство людей мыслит старыми понятиями модерна, их восприятие реальности живет в прошлом, несуществующем мире.

В модерне появляется массовое общество, а когда кроме массового общества ничего не остается, модерн заканчивается. Про массовое общество много написано, и что заметили почти все исследователи – это неприятие разного рода иерархий. Это особенно интересно тем, что человек по своей природе – существо иерархичное. Массовое общество состоит из людей массы; и можно предположить, что у человека массы снижены воля и энергия – т.е. то, что заставляет создавать иерархии, когда для воли и энергии становится мало места. Массовое общество еще называют обществом потребления. И еще его можно назвать пост-нацией.

Обычно слово «информационный» идет как прилагательное: информационное общество, информационная эра, информационные технологии. Потом добавляется приставка «пост-». Постинформационал объединяет все перечисленное в мир, в котором мы живем. Общество – это базис, информация – это надстройка. Постинформационал начинается, когда информационное общество пересекается с массовым обществом.

Когда-то, в очень далекие старые времена, информация имела практический жизненный смысл. Она использовалась для обеспечения выживания человека и его группы. Такая информация существует и сейчас, но только для некоторых. Для большинства людей, чье выживание и чья безопасность обеспечивается множеством государственных структур, информация не имеет никакого отношения к выживанию и безопасности.

Оказывается так, что какой бы ни была информация – корректной или не корректной – это ничего в жизни людей не меняет. А если корректность информации ничего не меняет, то она может быть любой. Сознание человека может обитать в модерне, а может в мире Толкиена. Кстати, протестные движения оперируют технологиями модерна, которые не работают.

Ситуация, когда информацией можно пренебрегать, усиливает возможность человека массового общества пренебрегать иерархичностью во всем. Как следствие, этот человек постепенно  теряет возможность выстроить иерархию информации. Он еще реагирует на явную опасность, например, на выстрелы и сирены, но менее явные признаки опасности он больше не различает, в том числе он не реагирует на будущие опасности – что, кстати, позволяет ему набирать больше кредитов.

У информации есть еще и глобальная иерархия: смыслы – идеи – технологии. Ранее было много схем реализации, и как пример одна из них была следующей: смысл жить лучше – идея марксизма – технология классовой борьбы. Массовое общество уже не может реализовывать такие схемы.

Одна из подсознательных задач мозга, которую он все время решает – это упорядочивание информации в иерархию. Мозг устроен так, что информация интересна, когда она иерархична. Неиерархическая информация становится скучной, как сборник «1000 анекдотов».  Массовое общество отвергает иерархичную информацию, но неиерархичная информация не интересна в силу человеческой природы. Как следствие происходит общее снижение интереса к информации.

Может показаться, что владельцы сми навязывают иерархию информацию обществу – определяя, что на первой странице, а что на последней. Это именно может показаться, поскольку не сми выбирает человека, а человек выбирает сми. Сми вынуждены давать человеку массы то, что он хочет, делая информацию комфортной.  Владельцы сми могут играть в определенных пределах, получая для себя и заказчиков какие-либо выгоды, но эти выгоды именно частные. Чтобы их читали, сми должны соответствовать ожиданиям человека массового общества, ожиданиям того, как он видит мир, какую проекцию матрицы он хочет наблюдать.

В массовом обществе, или в обществе потребления потребности не возникают, а создаются. Это идея французского философа Бодрияра. С информационными потребностями происходит то же самое, что и с материальными потребностями.

Жизнь человека массы – это потребление. Этот человек стремится к новому потреблению и к престижному потреблению. Кто-то потребляет новые автомобили, кто-то потребляет картинки новых автомобилей. Для того, чтобы поддерживать интерес  к потреблению, человеку массы нужно потреблять все время что-то новое: фильмы, музыку, страны, людей, ощущения. И информацию.

Массив мировой информации огромен. Человек физически не в состоянии его просмотреть. Информацию для обычного человека выбирают СМИ. Тем, кто работает в СМИ и выбирает информацию, прекрасно известно, что человек как потребитель информации ориентирован на комфорт. Человек из современного массового общества не любит плохих новостей. Средневековые короли на самом деле не отрубали головы гонцам, приносящим плохие вести. А современные читатели вполне могут отрубить неугодные СМИ. За дискомфорт. Возникает жесткая обратная связь между СМИ и потребителями информации. Весь процесс подачи и потребления информации становится инерцией ранее запущенных процессов.

Сложность предполагает иерархичность. Когда иерархичность отбрасывается, сознание единственно возможным способом тяготеет к простому восприятию. Самое простое, что есть – это повтор. Массовое общество и человек массы оказываются подвержены воздействию повторов. Именно отсюда возникает эффективность повторяющейся рекламы. А поскольку человек массы не может выстроить иерархию информации, то и политику он воспринимает на уровне рекламы. Поэтому далее рекламная технология повторов применяется в политике. Но управление путем повторов – это архаика. Это клановые и племенные структуры и методы – то, что вылезло наружу в некоторых арабских революциях. Таким образом, постинформационал начинает тяготеть к архаике, и круг развития замыкается. Архаика – модерн – постмодерн – архаика.

Одновременно с ростом влияния повторов идет рост значения подсознательного в восприятии в противовес сознательному, которое не анализируется или плохо анализируется. Без представления об иерархии критический подход становится невозможен. Акцент делается на эмоциях – что опять обращение к архаике, на этот раз к биологической архаике мозга.

Когда социальные сети появлялись, на них традиционно возлагались большие надежды. Новые друзья, новое общение, возможности для творчества и социального развития, вызов традиционным сми… Но блогосфера при выборе информации из поля выбирала ту же самую информацию, что и сми. Отсутствие иерархии и эффективность повторов открыли суть человека массового общества. Он не интересен сам себе. Социальные сети превратились в еще более точное отражение этого усредненного человека, чем сми. Поскольку сам себе этот человек не интересен, то и собственное отражение в виде социальных сетей оказалось ему не интересным.

Цена – функция редкости. Мир постинформации скучен. Когда кругом все немного оригинальное, чувство оригинальности теряется, все становится пестрым, со временем переходщим в серое. От информации очень быстро устают и начинают воспринимать ее как шум, тем более что в информационном потоке большую часть действительно составляет ненужный шум, а иерархических фильтров нет. Собаки тоже сначала реагируют на телевизор. Но они распознают подвох за 3-4 просмотра.

Возможности человека по восприятию информации ограничены. Поэтому человек сам выбирает для себя информационный мир. Не просто одна матрица, а множество матриц. Со временем матрицы развиваются и с тем расходятся, в результате сначала группы, а потом и отдельные люди перестают друг друга понимать. Одновременно в разных матрицах сложные абстрактные понятия начинают по-разному упрощаться, что приводит к размытию понятий и запускает процесс распада языка.

Человек массового общества склонен высматривать детали, при этом теряя иерархическое целое. Атомная электростанция – это очень много очень сложных деталей. Доступную ребенку идею, что в выбранном месте ее смоет цунами, просто не приняли к сведению.

Когда нет иерархии информации, все мнения становятся равны. Это не то равенство, к которому когда-то стремились. Нет достаточно авторитетных людей, которые бы обращали внимание общества на информацию и тем самым бы ее иерархически структурировали. Нет иерархов, которые бы задавали направления развития социального знания, в том числе информационных направлений. Когда нет иерархов – невозможен и бунт против них, и невозможно развитие через бунт. Свободные места экспертов занимаются звездами кино и администраторами. Отсюда и происходит такой феномен, как диктатор – идейный лидер.

Новое общество всегда в чем-то пост-. Потому что чтобы запустить при ограниченных возможностях что-то новое, приходится отказываться от чего-то старого.

Первый в развитии – при прочих равных условиях – первый в деградации. В СССР состоялась удачная попытка построить новое общество. Но поскольку была нарушена некоторая естественность в развитии, то началось все с постмодерна – когда было заявлено об отрицании современных в то время институтов. Потом силовым решение был введен  постинформационал – его частью стала «матрица» информации, живущая по своим, не всегда совпадающим с реальностью правилам. А потом, при распаде СССР произошло, как катастрофа, постиндустриальное общество, когда индустрия просто развалилась. Сейчас на территории России сочетаются архаика и постинформационал. Российская стадия – это будущее для всех.

На последней стадии постинформационала картина приобретает клинические оттенки. Кажется логичным, что тот, у кого нет работы, должен бороться за создание рабочих мест, а тот, у кого нет жилья, за программы по его строительству. В России эта логика утрачена. В России, занимаясь «политикой», люди ведут борьбу за совершенно отвлеченные от их жизни цели. Участники протестов не могут толком объяснить, чего они хотят. Авторитарные режимы этим пользуются, поскольку это возможно.

Постиндустриал, постмодерн, постнация – это формы жизни и среды. Кто выигрывает в пост-мире? Выясняется, что это те, кто в постиндустриале, постмодерне и постнации владеют старыми технологиями, без приставки пост-. А если никто этими технологиями не владеет, то побеждают архаичные структуры.

Поскольку остановить распад прежних сообщество невозможно, единственным решением может быть только запуск новых сообществ. На базе новой иерархической информации, на базе новых социальных знаний.

Суть постинформационала: информация теряет свою суть и перестает быть информацией, не соответствует принятым определениям информации и становится не-информацией. «Пост-» происходит не только во временном смысле, это еще и «пост-» в смысловом смысле. Общество теряет возможность воспринимать сначала сложную иерархичную информацию, а потом информацию вообще и перестает быть обществом.

Все говорят, но никто не слушает. Потому что слушать говорящего – это иерархия. Можно продолжить, как ситуация будет развиваться. Далее будет: все требуют, но никто не исполняет. И последним шагом будет: все говорят – никто не понимает.

Добро пожаловать в постинформационал!

Advertisements

33 thoughts on “Постинформационал

  1. Pingback: Непересекающиеся реальности | zitcom

  2. Anonymous

    известия: Роман построен в форме интернет-чата. Часто общаетесь в сети?

    Пелевин: Нет. И вообще стараюсь пользоваться интернетом только в случае необходимости — после того как обнаружил у себя симптомы интернет-зависимости. Знаете, я, как и все, долгое время думал, что интернет — это такая чистая земля, где нет цензуры и можно найти неискаженную информацию. А потом, когда у меня стали проваливаться в эту дыру целые дни, я задумался — что такое информация? Это код, набор сигналов, сообщающих о чем-то. Допустим, на горе зажгли костер — и вы понимаете, что приближается вражеская конница. В блогосфере, если продолжить аналогию, костров очень много, но они сообщают не о приближении конницы, а о том, что на соседнем огороде вчера видели суслика. Там уйма информации, но эта информация имеет очень низкий ранг и называется прекрасным русским словом «лытдыбр», которое получается, если напечатать «дневник» на английской клавиатуре. Информация высоких рангов в блогосферу не попадет, потому что имеет денежный эквивалент, и чем она ценнее, тем лучше ее прячут. Это экономическая аксиома. Тем не менее ковыряться в шелухе — удивительно затягивающее и уютное занятие. Каждая такая сессия программирует вас на следующую. В сознании формируется что-то вроде троянской программы, которая начинает ломиться в сеть каждые пять минут — вам ничего там не нужно, но вы все равно подключаетесь. А делать это не стоит, потому что поглощение бессмысленной информации сокращает жизнь — я имею в виду не количество прожитых лет, а ее субъективную протяженность. Жизнь — это ведь и есть восприятие информации. У человека ограниченная емкость.
    http://pelevinlive.ru/40

    Reply
  3. Pingback: ЗИТ.КОМ – революционный проект | zitcom

  4. Anonymous

    В итоге исторически реализованного трехстадиального расщепления сложился современный парадокс. Уровень специализированных знаний населения мира, казалось бы, стремительно возрастает. Однако их цельность при этом неуклонно разрушается. А усеченное знание есть знание деформированное. В силу своей усеченности, оно трансформируется в незнание, приобретает характер заблуждения
    http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1115

    Reply
  5. Anonymous

    Daily Mail опубликовало статью, в которой норвежский режиссер Lars Klevberg признался, что один из самых слезливых роликов о гражданской войне в Сирии, где мальчик спасает девочку, которую хочет убить снайпер Башара Ассада на самом деле постановка с профессиональными актёрами, которую режиссёр снял на Мальте по заказу “неназванной правительственной организации”
    http://sokol-ff.livejournal.com/869502.html

    Reply
  6. sergeimorozov Post author

    В ходе судебного процесса над отстраненным президентом Египта Мохаммедом Мурси прокуроры потребовали для него и других лидеров «Братьев-мусульман» смертной казни, передает Associated Press.
    Свергнутый президент и его сподвижники предстали перед судом по обвинению в шпионаже. Прокурор в заключительном слове заявил, что Мурси и его помощники передали секретные документы иранским разведывательным службам. Также, по его словам, подсудимые, в том числе лидер «Братства» Мохаммед Бади и 34 остальных, сотрудничали с группировками боевиков, в том числе ХАМАС в Газе, чтобы дестабилизировать Египет.
    http://www.rbc.ru/rbcfreenews/546cfbd9cbb20f0539a583ba#xtor=AL-%5Binternal_traffic%5D–%5Btop.rbc.ru%5D-%5Blenta_body%5D-%5Bnews%5D

    Reply
  7. Pingback: ЗИТ.КОМ и анунахи | zitcom

  8. Anonymous

    Постмодернизм, это к сожалению не абстрактная концепция некоего французика,
    и даже не источник прикольных слов типа симулякра, которыми можно блеснуть в приличном обществе.
    Это социальная реальность, в которой мы живем.
    Реальность абсолютно шизофреническая, созданная из взаимоисключающих параграфов.
    Где Запад с одной стороны культурный ориентир, образец для подражания во всем, от дизайна йогурта до представления об элитарном, с другой стороны – враг и жупел.
    Где существуют такие представления как “богатый, изобильный СССР” и “православный коммунист”.
    Где ракеты освящают перед полетом в космос.
    И апогей, конечно – “фашистско-фашистская война”, идиотский цирк с кровавыми жертвоприношениями на арене.
    Мир действительно стал слишком сложен и никто не может знать, как оно “на самом деле”. Чем и вызывается эта мозаичная картина мира, собранная из противоречащих друг другу частей.
    Так есть. И речь не только о России, у нас все процессы просто носят более яркий характер, а неразрешимые противоречия накопились в мире в целом. Но очевидно, что так продолжаться не может. Итогом всего этого неизбежно явится то, что одна часть мира начнет активно выпиливать другую, а третья вообще изолирует себя от реальности. Любой сценарий развития по существующим трендам ведет к деградации или коллапсу.
    Это с одной стороны.
    С другой стороны, прогресс не остановить, и весь этот идиотский постмодерн – переходный этап. Вот любопытно – что должно произойти в мире, чтобы социальная реальность нормализовалась, и стала конструктивной, притом глобально? Чтобы глобальное сотрудничество стало нормой?
    Нашествие инопланетян или 3ю мировую войну не предлагать.
    http://comprachikos.livejournal.com/267077.html

    Reply
  9. Anonymous

    Шпенглер прям какая-то неиссякаемая жила))

    Сегодня мы живем в эпоху рационализма, которая началась в XVIII веке, в XX веке быстро подходит к своему завершению. Все мы являемся ее созданиями независимо от того, знаем и хотим ли этого или нет. Это выражение знакомо всем, но кто знает, что с ним связано? Это надменность городского, лишенного корней, более не движимого сильными инстинктами духа, который свысока смотрит на полнокровное мышление прошлого и на мудрость древних крестьянских родов. Это время, когда всякий может читать и писать, и потому хочет сказать свое слово, считая, что он все понимает лучше других. Этот дух одержим понятиями, этими новыми богами своего времени, и пытается критиковать мир: тот никуда не годится, мы можем сделать его лучше, так давайте сочиним программу лучшего мира! Нет ничего проще, когда у человека есть разум. Тогда она осуществится сама собой. Между тем, мы называем это «прогрессом человечества». Если что-то имеет название, значит, оно имеет место. Кто в этом сомневается, тот является ограниченным, реакционером и еретиком, по крайней мере, человеком без демократических добродетелей: убрать его с дороги! Так страх перед действительностью преодолевается духовным высокомерием, чванством — из-за сомнений во всех жизненных делах, духовной нищеты и недостатка почтения; наконец, из-за оторванной от жизни глупости, ибо нет ничего глупее лишенного корней городского рассудка. В английских конторах и клубах она называется common sense (здравый смысл), во французских салонах — esprit (дух, ум), в каморках немецких ученых — чистый разум. Плоский оптимизм филистеров от образования начинает уже не столько бояться элементарных фактов истории, а презирать их. Каждый всезнайка хочет встроить их и в свою чуждую опыту систему, сделать их понятийно более совершенными, чем они есть на самом деле, сделать их подвластными своему разуму, потому что он больше не пережинает их, а лишь познает.

    Reply
  10. Anonymous

    Ныне в мире вырос новый, не столько географический, сколько духовный полюс. Идеальное его название «Юг», ибо он отстаивает ценности Юга, его образ и идеал, — вечное валяние на пляже, безделие и деградацию, падение. Вся современная потребительская цивилизация, вся эта угроза миру в лице толпы людей без ценностей и без души, не имеет никакого отношения к классическому Западу, который автор этих строк жутко не любит, но величие которого не признать не может. Юг — вот она мечта современного постмодернового разложенца. Вечное безделие и потребление в теплых странах. Теплые острова, проститутки на пляже, потягивание коктейлей и сексуальный разврат, — это мечта и образ, идеал современного мира, мира Юга. Скажите, это имеет какое-либо отношение к Востоку или Западу? Этим заражены все в современном мире. Юг, а не Запад — вот географически-ментальное определение современной эпохи.
    http://endy-korol.livejournal.com/779462.html

    Reply
  11. Anonymous

    >Человек массового общества склонен высматривать детали, при этом теряя иерархическое целое. Атомная электростанция – это очень много очень сложных деталей. Доступную ребенку идею, что в выбранном месте ее смоет цунами, просто не приняли к сведению.

    В итоге решили построить 400км стену..
    http://www.independent.co.uk/news/world/asia/japan-to-build-250milelong-four-storeyhigh-wall-to-stop-tsunamis-10131013.html

    Reply
  12. Anonymous

    >Все говорят, но никто не слушает. Потому что слушать говорящего – это иерархия. Можно продолжить, как ситуация будет развиваться. Далее будет: все требуют, но никто не исполняет. И последним шагом будет: все говорят – никто не понимает.

    имхо,уже сейчас дошли до последней стадии ,когда стал невозможен какой-либо конструктивный диалог и вообще возможность договариваться вследствии рассыпавшейся картины мира на фрагментарные кусочки,поэтому в инете да и вообще в жизни становится мейнстримом монолог по сути в пустоту.

    Reply
    1. Anonymous

      Я хочу в ЖЖ обсуждать интересные тексты.
      Планку невысоко ставлю: даже если не так уж и самобытен текст, но представляет интерес – нередко делаю перепост у себя в ЖЖ – в надежде на обсуждение.
      Но пиши свои, копируй чужие – не получается обсуждения.
      Захожу в чужие ЖЖ – оставляю коммент в той же надежде, что возникнет интересное обсуждение – нет, быстро всё сходит на короткие реплики.
      В Фейсбуке нашёл интересных авторов – пытаюсь с ними выйти на обсуждение – нет.
      Такое впечатление, что каждый автор – в СМИ, на сайтах, в сетях – хочет лишь “показать себя” – свои размышлизмы (во как я мыслю), начитанность-эрудированность, хочет “распустить перья”.
      Культуры обсуждения по сути нет.
      в РФ эпоха индивидуализма (ну, есть ещё “междусобойчики”-тусовки меж своих, где нет серьёзных обсуждений тоже).
      Потому и с командных играх в спорте РФ часто проигрывает.
      Каждый сам за себя, максимум – за клан или тусовку.
      А всё в 90-х трепались про “общиннность” россиян.
      Не было и нет никакой общинности.
      http://verybigfish.livejournal.com/2053743.html

      Reply
  13. Anonymous

    Мне кажется, говорить становится много затруднительнее. То есть горизонт мышления подавляющего большинства носителей языка таков, что почти ничего уже нельзя сказать. Если слова “наука”, “личность”, “вера” и “неверие” и прочие более не понятны носителям, то, в общем, их использовать можно лишь с манипулятивными целями. Например: “наука – это хорошо, назовем нечто научным, люди к этому потянутся”. Видимо, возможны даже на элементарном уровне только личные контакты – упореблять слово “наука” можно лишь в личном разговоре с тем, кто, по предварительным данным, это понимает, попытки считать это слово общепонятным приводят к множественным ошибкам. Нет такого общего слова, есть специальный эзотерический термин, известный немногим.

    Кажется, это следующий этап. Известно, что из науки ушло слово “истина” – точно таким же манером, потому что оперировать этим словом стало в общем случае невозможно – практически никто не понимает, о чем именно идет речь, это стало называться “областью господства мнений” и из общего языка науки слово ушло. Осталось, конечно, в личном языке – ученый имеет право так выразиться на свой страх, скорее всего, его не поймут и именно в этом месте будут очень критиковать и предлагать более объективные замены. Ну вот, а теперь из общего языка ушли еще многие слова. Не знал, что до такой степени…
    http://ivanov-petrov.livejournal.com/1951350.html

    Reply
  14. Anonymous

    Во времена Аристотеля было относительно большее число верующих, чем в наши времена и неизмеримо большее число объектов веры. Но это не помешало создать науку логику и эффективно пользоваться её инструментами в течение многих веков. А сегодня в спорах между людьми, в изложении их мыслей, в построении логическим путём следствий на основе очевидных фактов, логика практически всегда мертва. Происходит это от того, что доступность информации непрерывно возрастает экспоненциальными темпами и те, которые от природы сильно обижены возможностью логически мыслить, в силу присущего им ассоциативного стиля мышления прекрасно запоминают и быстро извлекают факты, которые быстро и легко раскалывают логику на тысячи осколков, что позволяет им заговорить зубы любому, кто привык по-старомодному думать и рассуждать.
    http://systemity.livejournal.com/3115529.html

    Reply
  15. rhizome

    Постмодерн – это уникальное время ,когда одновременно существуют и взаимодействуют с друг другом реальности миллионов людей ,сливаясь все это в один горизонт событий как в черной дыре ,что делает ее тождественной сингулярности.

    Reply
  16. rhizome

    Сетевое общество, сетевая экономика, сетевая культура… Очень многие возлагали и продолжают возлагать надежды на то, что сетевые технологии сделают мир лучше. Но раздаются и скептические голоса. Сеть деградирует и превращается в копию оффлайнового общества. Продолжится ли эта деградация дальше – зависит от разработчиков сетевых решений и от того, каким решениям отдадут предпочтение пользователи. Свою позицию на этот счет аргументирует для читателей блога «Идеи из будущего» ИТ-предприниматель Дмитрий Гончаров.
    http://2academy.livejournal.com/81523.html

    Reply
  17. rhizome

    71. «Современность», изображенная в образе питания и усвоения пищи.

    Чувствительность несказанно обострена (под моралистическими прикрасами: увеличение сострадания); количество разрозненных впечатлений больше чем когда либо:космополитизм языков, литератур, газет, форм, вкусов, дажепейзажа. Темп этого потока — prestissimo(самый быстрый); впечатления смывают одно другое; инстинктивно остерегаешься воспринимать чтолибо, воспринимать глубоко, «переваривать» — отсюда как результат ослабление пищеварительной силы. Происходит известного рода приспособление к этому перегружению впечатлениями — человек отучается от активности,— все сводится к реагированию на внешние раздражения. Он расходует свою силу частью на усвоение, частью на самооборону, частью на борьбу. Глубокое ослабление самопроизвольности: историк, критик,аналитик, толкователь, наблюдатель, коллекционер, читатель — все «реактивные» таланты; все — наука!

    Reply
  18. rhizome

    Порой в общении возникает путаница между тем, что собеседник сообщает буквально, тем, что он имеет в виду на самом деле, и тем, что он желает донести. В результате мы можем оказаться в дезориентирующем потоке противоречивых сигналов. Рассказываем о принципе «двойного послания», злоупотребление которым не только рушит отношения, но и, как считают ученые, ведет к шизофрении.
    http://theoryandpractice.ru/posts/8347-double-bind

    Reply
  19. rhizome

    Это не банальный конец романа, нет. Будет написано ещё множество хороших, необычных, славных произведений. Они будут читаться тысячами людей, но роман уже не будет системообразующим культурным явлением. Вот насмешливая пикировка в «Twitter», ограниченная ста сорока символами, моментальные ВК-сообщения, лайки, видео-блоги, да, кстати, и сами блоггеры – это всё элементы одного глобального интерактивного романа, который можно читать бесконечно, в любой момент времени, с любой страницы и никогда не дойти до конца, потому что его попросту нет. Многие люди интуитивно понимают ситуацию, но не могут её отрефлексировать и защищаются смехом: посмотрите сколько критики обрушилось на новое украинское правительство из-за того, что оно делает официальные заявление в «Facebook». Хотя это всего лишь дань времени. А роман, как настоящий фашист, слишком чужд современности, когда литературное творчество практически не создаёт новых моделей поведения.
    https://vk.com/wall-60854067_45745

    Reply
  20. rhizome

    Клиповое сознание, создаваемое в процессе такого обучения, моделирует человека, в чьей памяти содержится огромное количество кусочков паззла, которые не могут (и не должны) сложиться в единую, цельную картинку.
    Объясняю на пальцах, как это происходит на практике. В учебнике истории, например, даются две, три, четыре взаимопротиворечащих друг другу версий события.
    1. Николай 2 – кровавый сатрап.
    2. Николай 2 – православный мученик, который хотел вернуться к традиционным устоям Руси.
    3. Николай 2 – Модернизатор и инноватор и если бы он не погиб Россия стала бы ведущей мировой державой.
    4. Николай 2 – подставная фигура, на самом деле страной правили масоны англо-саксы.
    И фишка не в том, что 4 варианта ответа противоречат друг другу, а в том, что они все правильные! Они все правильные и все стратегически имеют право на жизнь – а почему бы и нет?
    В итоге, человек вырастает с твердым убеждением, что жизнь многовариантна и он может себе выбрать любую “версию”, которая ему больше понравится. То есть, если мы отвергаем “истину” в последней инстанции (которая предполагает лишь один правильный ответ), то мир в голове человека распадается на кучу равнозначных фрагментов, клипов, которые рационально согласовывать между собой уже никто не требует.
    Чисто технически, из экономии ресурсов, человек выбирает те фрагменты, которые проще в усвоении. Таким образом, при выборе между Пушкиным и Пушкиным для чайников, однозначно будет выбран “чайник”.
    И в системе образования “для бедных” мы к этому обязательно придем.
    http://antona1976.livejournal.com/117248.html

    Reply
  21. Anonymous

    Согласно исследованию, 82 % учащихся не смогли назвать разницу между естественной рекламой и реальной новостной заметкой на одном и том же сайте. Около 70 % учеников средней школы считают, что у них нет причин не доверять спонсорской финансовой статье, написанной генеральным директором банка. Помимо этого, многие учащиеся оценивают надёжность твитов по уровню их подробности и размеру прикреплённых к ним изображений.
    http://www.3dnews.ru/943162

    Reply
    1. Anonymous

      Если это новая норма (а провозглашение «постистины» словом года подводит именно к этому), то пора официально объявить, что цивилизованный мир окончательно вступил в эпоху постмодерна. Философские дебаты об относительности истины и о множественности интерпретаций как минимум полвека были уделом немногих интеллектуалов. Выражение «это какой-то постмодернизм» фактически означало «это какая-то отвлеченная чушь и словоблудие». Однако теперь это уже вопрос не только эпистемологии, а самой что ни на есть текущей политики и прикладной социологии. Люди, которые понятия не имеют о Жан-Франсуа Лиотаре, Мишеле Фуко, Ролане Барте, Жане Бодрийяре, оказались в описанной ими вселенной — вселенной, в которой Бог умер, автор умер, нет больше ничего абсолютного, а вместо одной на всех истины — множество правд, равноправных с точки зрения общественного мнения.
      https://nplus1.ru/material/2016/11/21/post-truth-world

      Reply
  22. Крот

    Доступ к Интернету — великое благо. Однако информация эта мимолетна и призрачна. Если вы не знаете точно, что ищете, если не сохраняете найденного, не подыскиваете верного контекста — считайте, что потратили время впустую. Никакого смысла нет иметь доступ к необъятным данным, если вы не способны разобраться в них. А для этого нужно думать, рассуждать, изучать. Полагаю, в сегодняшнем мире способности к этим действиям постепенно увядают. Измерить степень деградации нельзя, но бьюсь об заклад: именно деградация ныне и происходит.

    Ноам Хомский

    Reply
    1. Крот

      Конечно немного грустно за этим наблюдать – Человечеству был дан мощнейший инструмент развития – возможность высокоскоростных групповых коммуникаций, причем с механизмами достоверизации и как оно его использует?
      Расцвет конструктива пришелся наверно на бибиэски с форумами 2000ых. Сейчас же все засирают профессиональные манипуляторы или же самомотивируемые своими комплексами социопаты. SEО, смысловые спамеры, SMM, пиарщики, жмурналисты … все эти “профессии” лично у меня вызывают отвращение, при всем уважении к отдельным представителям.
      Есть вполне разумный естественный инстинкт – делиться информацией со своей стаей – так себя ведут даже животные- те же вороны орут, когда найдут что нибудь вкусное и наверняка получают какую то гормональную стимуляцию за это 🙂
      Только за все более громкими криками современных блохеров вкусного все меньше и меньше ))
      https://romansmirnov.org/?mode=blog_view&id=530

      Reply
  23. Нигилист

    Ценность посредников в доставке контента до потребителя будет стремительно снижаться. На горизонте 5 лет большинство посредников либо умрут, либо сильно трансформируются. Посредниками я называю большинство традиционных СМИ, которые по сути берут информацию от агентств и ньюзмейкеров, переваривают ее и доставляют аудитории. Уникальный контент создают единицы.
    http://varlamov.ru/2373398.html

    Reply
  24. Голос из пустоты

    Чтобы человек оставался человеком, его сознание должно постоянно предпринимать усилия. Человек организует хаос переживаний, мыслей, вторжения бессознательного, волевых импульсов и собирает их в некие структуры порядка. 99% работы сознания состоит в том, чтобы выделить важное и отбросить то, что не имеет значения, построив ментальную иерархию.Культура, образование, анализ, мышление, чтение, наличие осмысленных диалогов, посещение мероприятий – все это помогает отбросить иррелевантное, смирить разрозненные хаотические желание. Иными словами, держать человеческое сознание в форме. Хорошо, если получается развиваться, но даже просто поддерживать упорядоченную рациональную модель поведения – уже большое дело .Но в нашем обществе механизмы, направленные на поддержание ментального уровня сбиты. Они расстроены. Одни говорят одно, другие – другое, и концы с концами не сходятся. Причем не только в СМИ, но и в образовательных программах. Отсутствует эпистема, когнитивная парадигма. Фрагментарные знания, доступ к которым облегчен, а понимание которых усложнено, только размывают и добавляют хаоса в сознание современного человека. Постепенно происходит отказ строить внутренний порядок, а затем падение ментального уровня. Импульсы, которые культурное сознание обычно блокирует, могут проявиться в полной мере. Происходит это незаметно: сначала кажется, что высокое уравнивается с низким, обязательное с необязательным, необходимый уровень культуры делается опциональным. Когда высокая культура – «Волшебная флейта», поэзия Серебряного века – уравнивается с культурой хамства, нарушается культурная иерархия. Мы получаем хаотическую ризоматическую модель вместо упорядоченной вертикали.
    Это не может не привести к подъему шизофрении в обществе. Понижение ментального уровня наблюдается, в первую очередь, у правителей. Как живет верх, так живет и низ – элита проецирует уровень своего хаоса на общества и дает зеленый свет вторжениям снизу.
    Самое страшное и печальное – речь идет об антинародной культуре. Это не возвращение к архаическим слоям общества, а, напротив, восприятие чуждой нам модели идиотизма. Наше общество движется в сторону ризоматического состояния, потере сложности и иерархичности, сопряженной с бытием в культуре. Бытие переходит из сферы культуры в сферу посткультуры.
    https://www.geopolitica.ru/directives/ekspertiza-dugina-no-2-himery-i-chudovishcha-vyhodyat-iz-teni

    Reply

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s